Единый документ не гарантирует единство оппозиции на выборах

В существующих условиях рассчитывать на положительный результат участия в выборах демсилам бессмысленно...

В последний день января лидеры «коалиции шести» намеревались подписать документ, касающийся единой позиции относительно участия в парламентской избирательной кампании 2012 года. Однако вышел скандал. Документ подписан не был, а дискуссия между представителями двух входящих в коалицию структур — Александром Федутой из «Говори правду!» и сопредседателем БХД Виталием Рымашевским — вышла за рамки приличий и чуть не закончилась мордобоем. 

конфликт Федуты и Рымашевского. Фото БелаПАН

Христианские демократы возмутились тому, что им предлагали подписаться не под тем документом, который согласовывался в течение двух недель, а под его новым вариантом, с которым БХД знакомо не было. Некляевцы, в свою очередь, утверждают, что в первоначальном варианте не было никакой конкретики, а новый текст соглашения предполагал, как минимум, один не подлежащий сомнению пункт — снятие всех демкандидатов за неделю до досрочного голосования, если к этому времени не будут освобождены все политзаключенные.

Процесс согласования единых позиций в рамках «коалиции шести» и сопутствующие ему события определенно намекают на то, что такой документ, если он все же будет одобрен входящими в коалицию структурами и подписан их лидерами, не гарантирует единства действий на самих выборах.

Как отметил по горячим следам вторничного скандала лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, «коалиция шести» — «самая слабая из всех существовавших оппозиционных коалиций»: «Там всегда существовал регламент, работа, политическая воля, доверие — в «шестерке» есть дефицит всех этих качеств».

Кроме того, велика вероятность, что собственные интересы участников коалиции все же будут доминировать над общими.

Например, со своим форматом участия в выборах еще до того, как общий документ должен был быть подписан, определились движение «За свободу» и Партия БНФ.

Так, Партия БНФ будет участвовать в выборах, но намерена снять своих кандидатов, если к началу досрочного голосования в стране останутся политзаключенные и если представители партии не будут включены в участковые избирательные комиссии.

В принципе, этот вариант вписывается в тот вариант коалиционного соглашения, который продвигают движение «За свободу» и «Говори правду!». Однако не все участники «шестерки» столь же категоричны. Например, в «Справедливом мире» полагают, что снятие кандидатов — вопрос дискуссионный.

А вот у экспертов мнение относительного того, идти ли демократическим кандидатам до конца или сниматься, вполне сформировалось — в существующих условиях рассчитывать на положительный результат участия в выборах, если таковы считать депутатские мандаты, бессмысленно.

Напомним, что последние изменения в избирательное законодательство вносились накануне местных выборов 2010 года, на которых и прошли обкатку почти полностью. Исключение составило только положение об избирательных финансовых фондах кандидатов, не распространявшееся на местные выборы.

Эти поправки в законодательство принимались властями в условиях налаживания отношений с Западом. Однако положительные моменты (например, гарантированная треть мест в избирательных комиссиях для представителей политических партий и общественных организаций) на деле были выхолощены. Так, квоты в комиссиях заполнялись людьми из провластных партий и псевдообщественных организаций.

Таким образом, две избирательные кампании 2010 года показали, что поправки в законодательство не могут обеспечить прогрессивных изменений в практике и тактике действий избирательных комиссий, в которых по обыкновению мощно был задействован административный ресурс.

Как напоминает политолог и юрист Юрий Чаусов, до 2008 года все избирательные кампании в независимой Беларуси проходили на фоне ухудшения общественно-политической ситуации: власти использовали новые методы репрессий, новые формы давления на кандидатов и членов их команд, новые ограничения.

«Сейчас, поскольку внешний фактор необходимости заигрывания с Западом уже не имеет прежнего значения, власти, вероятно, вернутся к прежнему формату проведения избирательной кампании: не улучшения законодательства и либерализации, а ухудшения и делиберализации», — считает эксперт.

Кстати, власти уже действуют в этом духе. Осенью были приняты поправки в закон о массовых мероприятиях, которые наверняка усложнят агитацию кандидатам в депутаты. Внесены также репрессивные поправки в законодательство, касающееся деятельности партий и общественных организаций. В частности, установлена уголовная ответственность за использование иностранной помощи.

Чаусов также не исключает, что на парламентских выборах власти станут активно применять практику арестов и задержаний демократических активистов, противодействовать поступлению к избирателям агитационной продукции оппозиционных кандидатов.

По мнению эксперта, это вынуждает оппозицию корректировать свои планы участия в выборах. По сути, партиям и другим структурам приходится возвращаться к тому, что было до 2008 года: угрожать властям бойкотом, используя избирательную кампанию для улучшения своих позиций.

Конечно, власти постараются скомпрометировать любую позицию, которой будут придерживаться оппозиционные структуры, будь то некий формат участия или неучастия в выборах.

Не исключены и обещания вроде тех, что прозвучали из уст Лукашенко в недавнем интервью китайским журналистам и касались модернизации политической системы страны. 

Чаусов считает ажиотаж вокруг якобы задуманной властями политической модернизации преувеличенным. «О реальной политической реформе, если бы она готовилась, Лукашенко бы не говорил», — убежден эксперт.

Что же касается практики проведения грядущих выборов, то об этом уже весьма красноречиво высказалась глава Центральной комиссии по выборам Лидия Ермошина. Говоря об одном из ключевых для оппозиции требований — включении ее представителей в избирательные комиссии, Ермошина заявила, что Центризбирком не будет давать таких рекомендаций местным исполнительным органам.

«Мы не можем рекомендовать. Более того, не буду я этого делать. Потому что те лица, которые работали в избирательных комиссиях от оппозиции на президентских выборах, не помогали, а ухудшали состояние дел. Они делали обстановку в комиссиях абсолютно конфликтной, невозможной для работы остальных членов комиссии», — сказала глава ЦИК.

Чаусов отмечает, что выборы являются сложным политико-правовым процессом. Причем правовой компонент не всегда играет главную роль. Эксперт приводит пример: в каждом американском штате свои законы, обычаи, правила, инструкции относительно порядка голосования.

«То есть, найти один стандарт невозможно. Тем не менее, общая демократическая система там работает. На выборах могут быть манипуляции, но не происходят фальсификации. И поэтому есть доверие к выборам и конкуренция между кандидатами. Это определено не столько законодательством, сколько политическим режимом», — подчеркнул собеседник.

Вывод же таков: оппозиции вряд ли стоит возлагать большие надежды на изменение избирательного законодательства. Изменить политический режим (а только тогда в стране можно ждать свободных выборов), внося изменения в законы, невозможно.

Поэтому, полагают эксперты, на предстоящих в сентябре парламентских выборах оппозиции придется добиваться каких-то локальных побед. Соответствующий опыт есть. Хотя выборы 2008 года и не принесли оппонентам власти мест в Палате представителей, однако контекст этой кампании привел к освобождению политзаключенных, появлению в киосках независимых газет, регистрации движения «За свободу».