Это — война. Лукашенко против Европы

Белорусское начальство сделало ставку на то, что у европейских политиков «нет яиц»…

Униженная Минском Европа решила показать боевой дух. Вечером 28 февраля Брюссель объявил об отзыве из Беларуси всех послов стран Евросоюза — «в знак солидарности», как подчеркнула глава дипломатии ЕС баронесса Эштон.

Ранее в тот же день белорусская сторона устами МИДа предложила послам Польши и ЕС «выехать в свои столицы для консультаций». То есть де-факто указала на дверь. Это стало местью за расширение Брюсселем накануне наркотиков

Минск сознательно, продуманно пошел на обострение конфликта, подчеркивают независимые обозреватели.

Брюссель ведь явно редуцировал свое решение от 27 февраля, ужал пополнение блэк-листа до 21 персоны из 135 кандидатов. Европа не могла не реагировать на продолжение политических репрессий в Беларуси, но и дразнить быка явно не жаждала. Получила, однако, наотмашь.

Кураж белорусского начальства можно объяснить нынешним условно-медовым месяцем в отношениях с Москвой. Ренессанс наркотик с востока явно бодрит кровь.

Может ли повториться сценарий 2008 года, когда, объявив дипломатическую войну США, руководство Беларуси выбросило из страны почти весь штат американского посольства? Посла Америки в Минске нет, к слову, и поныне.

Евгений Прейгерман, директор по исследованиям Либерального клуба, заявил в комментарии для Naviny.by: «При товарообороте с ЕС в 24,4 млрд. долларов по результатам 2011 года и, что особенно важно, положительном сальдо Беларуси в более чем семь миллиардов повторение сценария, опробованного на США, выглядит маловероятным».

Впрочем, добавляет аналитик, «жесткий стиль белорусского официального лидера, который часто играет ва-банк, требует в краткосрочной перспективе дальнейшей эскалации конфликта».

Снова пахнет канализацией

У Минска есть опыт выигрыша в дипломатическом конфликте с ЕС в 1998 году. Тогда в итоге «канализационного скандала» с выселением миссий из элитных Дроздов послы ЕС тоже уехали из Беларуси, но через полгода вернулись как миленькие в другие строения, подальше от резиденции белорусского президента. То есть смирились с переселением.

Стала уже хрестоматийной припечатка Александра Лукашенко: мол, у европейских лидеров Москва? Вряд ли из Кремля звонили и науськивали вышвырнуть послов, иронизирует Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра «Стратегия». Скорее, белорусский лидер ощущает психологическую поддержку: за нами — Москва!

Стрелять себе в ногу Минск не будет

Что дальше? У белорусского руководства нет пороха на экономическую войну с Европой. «Минск не станет стрелять себе в ногу прекращением экспорта нефтепродуктов в страны Евросоюза», — убежден аналитик-международник Андрей Федоров. Выбрасывать вслед за послами западные фирмы тоже вряд ли станут. С зарубежными инвестициями и так завал.

Остается срывать злость на «пятой колонне». Будут лететь последние перья с оппозиции, третьего сектора, независимых СМИ. Оттянется на всю катушку официальная пропаганда, потчуя публику трэш-фильмами о происках внутренних и внешних врагов.

К слову, сейчас яростный спор оппозиционных остроконечников и тупоконечников (помните Свифта?) — «ограниченно участвовать» в как-бы-выборах в Палату представителей по осени или же гордо ставить это бутафорское действо в игнор — резко теряет актуальность.

Сторонники бойкота хотели насолить властям снижением международной легитимности парламента, но сейчас этот вопрос будет еще меньше волновать белорусское руководство, отметил в комментарии для Naviny.by политолог Валерий Карбалевич.

Впрочем, добавляет он, «так же провисают» и сторонники использования электоральной кампании для коммуникации с населением. Власти теперь будут безжалостнее резать оппозиционных кандидатов на ранних стадиях. «Выборы в Палату пройдут еще более недемократично, чем в 2008 году», — прогнозирует наш собеседник.

В целом пространство внутриполитической жизни, и так напоминавшее лунный пейзаж, станет еще более мертвенным. А уж если появятся новые политзаключенные — перспективы восстановления отношений с Европой помрачнеют до беспросветности.

В принципе Кремлю на руку, что Лукашенко сжигает мосты на Запад. Легче будет брать завтра в Беларуси то, на что положен глаз. Куда он денется с подводной лодки?

Перезагрузка после ледникового периода?

Труднее понять логику самовластного белорусского руководителя (если вынести за скобки явную примесь эмоциональных мотивов: обида на западников давно сидит занозой).

«Вряд ли Лукашенко так уж уверен в безопасности с востока, чтобы забыть о политике геополитического балансирования», — полагает Андрей Федоров. Собеседник Naviny.by уверен, что к гибкости в отношениях с Западом Минск способно подтолкнуть в первую очередь осложнение отношений с Москвой.

Евгений Прейгерман тоже не считает, что Лукашенко сжигает мосты. И даже допускает, что посредством такого скандала с точки зрения белорусского начальства можно парадоксальным образом организовать своего рода перезагрузку отношений с Европой.

Через какое-то время (полгода-год), по версии аналитика, может быть найдена формула, скорее всего негласная, которая позволит успокоить страсти. Стороны закулисно договорятся об условиях освобождения политзаключенных. Минск будет вести переговоры лишь с одной установкой: как можно быстрее вернуть отношения в рабочее русло, не потеряв, однако, лица.

«При этом Лукашенко демонстрирует силу — а это для него психологически очень важно; сохраняет картинку несгибаемости перед белорусскими элитами и народом и в очередной раз указывает ЕС, что простой жизни с ним все равно не будет», — резюмирует собеседник Naviny.by.

Аналитики сходятся во мнении, что Брюссель вряд ли способен на полномасштабные экономические санкции. Впрочем, и Лукашенко не готов к роли камикадзе. По крайней мере, «радикального мгновенного расплевывания с ЕС не будет», полагает Андрей Федоров. Он прогнозирует войну заявлений, отмечая: «Трудно поверить, что Минск готов идти до конца».

В общем, до разрыва дипотношений, скорее всего, не дойдет. После вынужденного разъезда дипломатов по родным пенатам вероятна некая относительная стабилизация ситуации на низком уровне. Так что зыбкая почва для замирения остается. В любом случае вопрос освобождения политзаключенных обойти не удастся. Это уже красная черта для Брюсселя.

Итак, к уступкам Западу белорусское начальство могут подтолкнуть новый наезд Кремля (если таковой случится) и угроза социальных волнений из-за нового проседания экономики (которую глава шведской дипломатии Карл Бильдт мстительно назвал гнилой). Понадобятся западные денежки — и мы заимеем шанс убедиться, что «бабло побеждает зло».

Еще одна не до конца ясная опция, от которой зависит развитие сюжета, — степень решительности Евросоюза.

А пока нас ждут, скорее всего, война заявлений и ледниковый период как по линии Минск — Запад, так и внутри Беларуси. Готовьте шубы, валенки и нервы.