Оппозиции советуют заговорить на языке Лукашенко

Обращаясь к социальным мифам и западной культуре, оппозиция не только не улучшила свой статус, но еще больше маргинализировалась…

 

Белорусская оппозиция маргинализируется, а это значит, что она не сможет помешать планам Александра Лукашенко по более активному участию страны в пророссийских интеграционных проектах. Правда, уверены сторонники Лукашенко, независимости Беларуси эти процессы не угрожают.

О маргинализации белорусской оппозиции пишет редактор издания The Post-Soviet Post (Центр российских, восточноевропейских и евразийских исследований Стэнфордского университета) Наталья Кулинка.

После того, как Александр Лукашенко впервые победил на президентских выборах в 1994 году, пресса, в основном, объясняла его триумф тем, что данный кандидат говорил на понятном для людей языке. Подобным образом можно объяснить его нахождение у власти четвертый срок подряд.

Анализируя белорусскую ситуацию, Наталья Кулинка опирается на введенное антропологом Алексеем Юрчаком понятие «воображаемый Запад»: не имея достоверных знаний о западной жизни, советским людям приходилось составлять представление о ней по ширпотребу — доступным им потребительским товарам. Подобным образом, многие современные белорусы отождествляют себя с «воображаемым Западом», даже когда этот образ не соотносится с политической реальностью.

Под влиянием западной культуры и без взаимодействия с внутриполитическим контекстом, считает Наталья Кулинка, оппозиционный дискурс стал казаться искусственным и не затрагивающим местные проблемы. Западное влияние на него проявляется даже в том, какие слова использовали некоторые альтернативные кандидаты, обращаясь к электорату на президентских выборах 2010 года.

Оппозиционный дискурс также реагирует на распространенные в Беларуси социальные мифы. Вот лишь некоторые примеры из негосударственной белорусской прессы, которые приводит Наталья Кулинка.

Фотографии кандидата в президенты от Партии БНФ Григория Костусева демонстрировали его любовь к родной деревне; он угощал журналистов яблоками и грибами.

Кандидат от Объединенной гражданской партии Ярослав Романчук (традиционность сексуальной ориентации которого вызвала сомнения у некоторых избирателей) изображался читающим «Камасутру» вместе с молодой женщиной-интервьюером.

Государственная «Советская Белоруссия», напротив, не показывала Александра Лукашенко за сугубо бытовыми делами. Политик представал перед читателем в прекрасно сидящем костюме в компании лидеров других государств. Такой образ соответствовал мощному социальному мифу — о том, что в Беларуси нет альтернативной политической фигуры, способной управлять государством.

Если оппозиция и использовала PR-технологии, то они не сработали, считает исследовательница.

«В реальности, основным ожиданием электората от оппозиционных кандидатов была демонстрация ими возможности сменить Александра Лукашенко, — пишет Наталья Кулинка. — Но дискурс не смог ответить на это ожидание. Обращаясь к социальным мифам и западной культуре, оппозиционный дискурс в Беларуси не только не улучшил статус оппозиционных кандидатов, он обострил ситуацию и еще больше маргинализировал их».

«Белорусская оппозиция продолжает
маргинализироваться по сей день», — считает исследовательница.

Что означает слабость белорусской оппозиции в международном контексте?

По мнению ряда экспертов, интеграционные процессы на постсоветском пространстве, участницей которых является Беларусь, делают ее более зависимой от восточной соседки. Например, на страницах аналитического портала EaP Community  доктор геополитики Жан-Сильвестр Монгренье пишет: «Кажется, экономическая и политическая система Беларуси все больше привязывается к России через Организацию Договора о коллективной безопасности, Евразийское экономическое сообщество и, более того, за счет логики патримониального авторитаризма».

(Патримониальным авторитаризмом нередко называют политические системы, в которых власть удерживается с целью создания, получения и распределения прибыли).

По мнению исследователя, в среднесрочной и долгосрочной перспективе Беларусь будет дрейфовать в сторону интеграции постсоветского пространства с российским центром — в сторону того, что кремлевский лидер Владимир Путин определяет как Евразийский Союз. Российскому руководству, таким образом, выгодно продвигать в Беларуси собственные интересы, а не прессовать Лукашенко.

Евросоюзу и НАТО придется в итоге иметь дело с «постсоветским союзом», в результате чего идеал единой свободной Европы поблекнет, считает эксперт.

Правда, белорусские сторонники евразийской интеграции не склонны видеть в ней непосредственную угрозу независимости. Политолог и историк Вадим Гигин в комментарии к своему же блогу пишет: «Ни о каком вступлении в Россию не может быть и речи. Так вопрос не ставится ни в Москве, ни в Минске. Эти глупые фантазии необходимо оставить».

Конечно, большинство лидеров демократической оппозиции с провластным политологом не согласятся. Но, нравится им интеграция или нет, препятствовать ей они не смогут. Как отметила Наталья Кулинка, «чтобы вызвать реальные перемены, возможным противникам Александра Лукашенко нужно говорить с людьми на языке, который те могут понять, и обсуждать то, что их действительно беспокоит».