Европейские послы готовятся к возвращению в Беларусь

Если 23 апреля решение о расширении санкций принято не будет, то официальный Минск вряд ли станет возражать против возращения послов стран ЕС…

Фото photo.bymedia.netВопрос возвращения послов стран Евросоюза в Минск сегодня стоит одним из первых в белорусском списке Брюсселя. Фактическое прекращение дипломатического конфликта помогло бы сторонам активизировать попытки завязать более-менее связный диалог о диалоге. Однако просто сесть на самолет или в автомобиль и вернуться в Беларусь европейские дипломаты не могут. У конфликта с Минском слишком много нюансов, которые не позволяют разрешить его по классическим схемам.

Во-первых, послы стран ЕС были отозваны на родину из Беларуси в знак солидарности с главой представительства ЕС в Минске Майрой Мора и послом Польши Лешеком Шерепкой, которых белорусские власти недвусмысленно попросили покинуть территорию синеокой республики.

Соответственно, вернуться в Беларусь послы стран ЕС должны также солидарно и не ранее, чем свои кабинеты в минских представительствах вновь займут Мора и Шерепка.

А вот это уже во-вторых, так как Мора и Шерепка без одобрения официального Минска билеты в Беларусь заказывать не станут. Таковы правила игры. Изгнанным дипломатам нужно если не письменное приглашение, чего, скорее всего, не будет, то хотя бы явный и однозначно трактуемый сигнал.

Таким сигналом могло бы стать возвращение белорусского посла Виктора Гайсенка в Варшаву и представителя Беларуси в Евросоюзе Андрея Евдоченко в Брюссель. Гайсенок и Евдоченко, напомним, были отозваны в Минск для консультаций одновременно с просьбой покинуть Беларусь в адрес Мора и Шерепки.

Как отметил 19 апреля на брифинге пресс-секретарь МИД Беларуси Андрей Савиных, вопрос возвращения белорусских дипломатов «находится в стадии рассмотрения».

Можно предположить, что положительное решение по этому вопросу могут принять хоть сегодня, но официальный Минск держит паузу по тактическим соображениям. Ему нужен повод.

Как известно, 23 апреля на заседании Совета министров иностранных дел ЕС в Люксембурге белорусский вопрос будет рассмотрен в очередной раз. Предполагается, что возможность расширения санкций против белорусского режима может быть обсуждена.

Если санкции вновь будут расширены, то ни о каком возвращении белорусских послов, а соответственно, и европейских в Беларусь речи быть не может, а конфликт разгорится с новой силой.

Однако, по информации Naviny.by, предварительные обсуждения этого вопроса говорят о том, что 23 апреля новые европейские санкции против Беларуси введены не будут. Брюссель таким образом зачтет Минску освобождение двух политзаключенных — Санникова и Бондаренко, и попробует использовать это для деэскалации конфликта.

Как заявил на днях еврокомиссар по вопросам расширения Штефан Фюле, освобождение Санникова и Бондаренко «создает более благоприятные условия» для возвращения европейских послов в Минск. «Мы хотели бы, чтобы они вернулись обратно в ближайшее время», — сказал еврокомиссар.

О том, что нет причины ждать для возвращения европейских послов в Беларусь 18 апреля заявил и министр иностранных дел Словакии Мирослав Лайчак.

«Пришло время возвращаться послам, так как нам надо, чтобы послы выполняли свою работу. Они не должны быть частью политического спора между Евросоюзом и Беларусью, — сказал глава МИД Словакии. — Нет причины ждать. Я считаю, что это произойдет в ближайшие дни».

Возможный сценарий развития событий в случае непринятия решения о новых санкциях еще 6 апреля обрисовал и официальный Минск устами главы Администрации президента Владимир Макей: «Мы намерены подождать очередного решения Совета ЕС, которое состоится в конце апреля, где будет обсуждаться белорусский вопрос. Мы готовы к тому, чтобы начать нормальный, спокойный диалог. Взаимопонимание, думаю, будет достигнуто очень быстро. И решение ЕС (если будет принято в духе диалога) станет отличным фоном для возврата послов ЕС в Беларусь».

По словам Макея, Беларусь «готова к такому варианту развития событий».

Кстати, недавние угрозы со стороны официального белорусского лидера чуть ли не персонально принимать решения по каждому возвращающемуся в Минск европейскому послу, в самой Европе восприняли не как реальную угрозу, а как, скорее, браваду или ажитацию.