Что светит «проекту Бородача» в оппозиционном вакууме?

За пределами Беларуси создать единое оппозиционное представительство еще сложнее, чем объединить оппозицию внутри страны…

 

Оргкомитет по созданию «Совета национального возрождения Беларуси» опубликовал меморандум с изложением своих целей и задач. Однако эксперты скептически оценивают как саму инициативу живущего в эмиграции отставного офицера Владимира Бородача, так и ее шансы объединить оппозицию, найти поддержку у Запада.

Владимир БородачВ апреле-мае в России, Украине, Польше и Литве прошли заседания оргкомитета по созданию «Совета национального возрождения Беларуси». В них участвовало 28 белорусских эмигрантов (бывшие сотрудники силовых структур, представители общественных организаций и политических партий) и несколько десятков активистов оппозиции, проживающих в Беларуси. Об этом БелаПАН сообщил бывший командир 5-й отдельной бригады спецназа полковник Владимир Бородач, который возглавляет оргкомитет.

В обнародованном 1 июня меморандуме оргкомитет излагает свое видение перемен в политической, экономической и социальной сфере Беларуси.

Кроме того, излагаются цели и задачи на ближайшее будущее. Среди них — создание «Совета национального возрождения Беларуси» как «общего организационного и координационного центра борьбы белорусского народа за свое национальное и государственное освобождение». Затем на основе этой структуры предполагается сформировать альтернативный центр власти — переходное временное правительство.

Еще одной ближайшей задачей является «развертывание легальной и нелегальной борьбы в Беларуси и за рубежом против действующего авторитарного политического режима А.Лукашенко».

В более отдаленной перспективе совет намерен восстановить Конституцию 1994 года, а также провести новые выборы центральной и местной власти на основе нового Основного закона.

Авторы меморандума рассчитывают на поддержку как граждан Беларуси, так и руководства России, Запада, США.

«Прежде всего мы обращаемся к политическому руководству России: определитесь наконец, с кем вы, с диктатором А.Лукашенко или с гражданами Республики Беларусь. От ответа на этот вопрос зависят будущие политические отношения между Беларусью и Россией. Если вы с белорусским народом, мы готовы учитывать это в наших будущих политических отношениях двух стран. Если вы не с белорусским народом, а с диктатором А.Лукашенко, тогда мы вынуждены будем исходить из того, что после неизбежной смены власти в Беларуси наша страна не будет стратегическим союзником России», — говорится в меморандуме.

Свой оптимизм авторы меморандума объясняют следующим образом: «Несмотря на годы репрессий, белорусскому режиму не удалось подавить стремление белорусского народа к свободе, независимости и демократии».

Юрий Дракохруст Политический аналитик Юрий Дракохруст полагает, что от инициативы полковника Бородача «пользы точно не будет, но и большого вреда тоже».

«Можно, конечно, попробовать представить, что вдруг вокруг Бородача сплотится вся белорусская оппозиция, а этот Совет и правительство внутри него получат какое-то международное признание. Но это все весьма и весьма маловероятно. Политический вес Бородача, как и окружающих его людей, невелик. Кроме того, 99% белорусов даже не знают, кто это такой», — сказал аналитик в интервью БелаПАН .

То, что Бородач сейчас находится в эмиграции, также не будет способствовать успеху проекта, полагает наш собеседник. «Эмигрантский статус всегда задает определенные ограничения. Призывы к решительным действиям, звучащие из эмиграции, воспринимаются с большими сомнениями, чем такие же призывы от живущего в стране человека», — отметил Дракохруст.

Аналитик добавил, что удачные примеры координации протестов из-за границы все же есть. В их числе — акции молчаливого протеста, которые в прошлом году координировались живущим в Польше Вячеславом Диановым.

В то же время собеседник отмечает, что упомянутые в меморандуме заявления о смене власти в Беларуси любым путем — это или провокация, или откровенная глупость.

«Серьезные вещи сначала делают, а потом уже о них говорят. А когда о них сначала болтают, то дальше разговора дело и не идет, — подчеркнул эксперт. — Несомненно, что белорусская государственная пропаганда использует это для своих целей».

Скептически оценивает Дракохруст и перспективы Бородача получить поддержку проекта у Запада. «У каких-то отдельных западных политиков и общественных деятелей эта инициатива, может, и найдет какую-то поддержку, но у западных правительств, безусловно, нет», — уверен собеседник БелаПАН.

Эксперт подчеркнул, что порядок содействия Запада в подобных вопросах — «прямой, а не обратный».

«Например, в Ливии или сейчас в Сирии мы видим, что поддержка представителям оппозиции от Запада была оказана, когда уже начались фактически восстания, — подчеркнул Дракохруст. — До того в течение десятилетий Каддафи и Асад творили, что хотели, но никому и в голову не приходило сказать: «А давайте мы вот признаем оппозиционное правительство».

Кроме того, серьезно задуматься западных политиков заставит и все та же фраза из меморандума о смене власти любой ценой. «Одно дело — поддерживать неких диссидентов, не прибегающих к насилию, и совсем другое — поддержать тех, кто применения насилия не исключает», — резюмировал Дракохруст.

Юрий Чаусов Со своей стороны, белорусский политолог Юрий Чаусов считает, что не нужно оценивать эту инициативу в категориях пользы, вреда или нужности, а следует размышлять, почему такие инициативы появляются и какие объективные факторы способствуют их возникновению за рубежом.

«А обусловлено это тем, что в результате репрессий значительная часть пассионарных активистов белорусской оппозиции и просто активных людей оказались вытолкнутыми за границу. При этом внутри страны политическая жизнь протекает в виде медийного освещения, — сказал Чаусов. — Соответственно, эти пассионарные люди за рубежом — и бывшие кандидаты в президенты, и журналисты, и силовики наподобие Бородача — ощущают, с одной стороны, собственную ненужность, а с другой — востребованность каких-то новых проектов».

Политолог считает симптоматичным, что инициатива Бородача возникла синхронно с достаточно спорными заявлениями министра иностранных дел Литвы Аудрониса Ажубалиса, который говорил о необходимости создания нового центра силы белорусской оппозиции за границей.

При этом Чаусов скептически относится к проекту Бородачу и сомневается, что тому удастся консолидировать хотя бы представителей белорусской эмиграции.

«За пределами Беларуси создать единое оппозиционное представительство еще сложнее, чем объединить оппозицию внутри страны, — отметил аналитик. — Известно, что любые эмигрантские политические диаспоры — это всегда конгломерат амбиций, инициатив и конкуренции».

Кроме того, говорит эксперт, стоит обратить внимание не на содержание меморандума, который по всем меркам очень сырой, а на то, как серьезно отнеслись к нему журналисты, политические комментаторы и фигуранты оппозиционной политики внутри страны.

«Это свидетельствует о стратегическом вакууме, который наблюдается сейчас внутри белорусской оппозиции, — сказал Чаусов. — Мы по-прежнему в той ситуации, которая была после президентских выборов, то есть непонятно, каким образом оппозиция собирается приходить к власти. Технология уличной борьбы логично завершилась на Площади-2010, когда выяснилось, что власти готовы к очень жестким мерам. И что сейчас делать, оппозиции не очень понятно».

Бородач в этом плане, подчеркивает эксперт, просто отвечает на существующий общественный запрос. Эта инициатива — скорее вызов политическим стратегам, чтобы выработать новую политическую стратегию, которая будет отвечать требованиям времени.

При этом Чаусов также сомневается, что у проекта Бородача есть шансы на признание и поддержку со стороны Запада.

«Вряд ли в Европе кто-то будет серьезно к подобным инициативам относиться. Тем более что поддержка именно такого оппозиционного центра за рубежом — это по любым меркам крайне недружественный шаг по отношению к Беларуси. Мне сложно представить, как совместить существование подобного центра и участие Беларуси в «Восточном партнерстве» или предложенном Брюсселем диалоге о модернизации. Невозможно одной рукой создавать альтернативное правительство, а другой — налаживать диалог с действующей властью», — отмечает Чаусов.

По мнению эксперта, тот же ЕС не будет рассматривать подобные инициативы всерьез. «Скорее, заявленный, но пока не реализованный диалог о модернизации свидетельствует, что так или иначе ЕС будет рассматривать в качестве реального варианта возвращение к тактике втягивания Беларуси в какие-то демократические механизмы, двусторонние проекты. Не исключено, что и с использованием России», — спрогнозировал политолог.