Олег Гайдукевич: из милиционеров в оппозиционеры

Интервью подполковника милиции, отказавшегося от карьеры ради политики…

Новость как гром среди ясного неба. На взлете служебной карьеры начальник Фрунзенского РУВД Минска Олег Гайдукевич поменял подполковничьи погоны на… партбилет и должность заместителя председателя оппозиционной Либерально-демократической партии, которую некогда создал и поныне возглавляет его отец. А ведь некоторые люди в погонах прочили Гайдукевичу-младшему в будущем даже пост министра внутренних дел!

В день, когда теперь уже бывший начальник РУВД сдавал дела, корреспондент интернет-газеты Naviny.by попытался выяснить у самого Гайдукевича причины столь резкой перемены в жизни.

Сергей гайдукевич

— Олег Сергеевич, по «горячим следам», сразу после вашего избрания на должность заместителя руководителя партии, Вы сообщили журналистам, что шаг уйти в политику был осознанным. Создается впечатление, что вы что-то недоговариваете и все не так просто. Например, было бы логичней уходить в политику к выборам. Ложка дорога к обеду, а вы, что называется, пролетели мимо избирательной кампании. Так что же случилось? Вам ведь полных всего 35 лет?

— Да.

— И двадцатилетней выслуги для полноценной милицейской пенсии, надо понимать, нет?

— Нет.

Предположу, что оставалось совсем немного до рубежа, который позволил бы вам получать пенсию с 45 лет…

— До полной выслуги мне оставалось два с половиной года, и я бы действительно мог получать пенсию с 45 лет.

— Неужели все так достало, что вы вдруг с головой кинулись в политику? Ведь перспектива Вашей милицейской карьеры была очень даже заманчивой. Вы возглавили УВД самого большого района Минска в 32 года. Некоторые ваши предшественники с этой площадки дослужились до министра внутренних дел. А подполковник взял да на полпути все и бросил…

— Я был уверен, что этот вопрос вы мне обязательно зададите. Действительно, у меня нет выслуги, обязательной для получения полноценной пенсии, на которую сотрудники органов внутренних дел могут выходить в 45 лет. Хочу заметить, что в 29 лет я стал начальником Партизанского РОВД. За всю историю ГУВД я был самым молодым начальником райотдела милиции. Потом было назначение (и это — признание моих организаторских способностей) на должность начальника Фрунзенского РУВД. Количество жителей района официально уже составляет 420 тысяч. В моем подчинении находилось 800 сотрудников. Этот масштаб я осознаю.

Почему же принял такое решение? Потому что всегда хотел заниматься политикой. Всегда. Я считаю неправильным, когда люди, едва окончив институты, подаются в политику и начинают свою политическую деятельность с хождения на митинги с флажками. К политике надо быть готовым морально, внутренне, обладать определенными деловыми качествами, жизненным опытом. Кроме того, должны созреть политическая обстановка и ситуация.

Про пенсию скажу, что она меня никогда не интересовала, не волновался я и по поводу выслуги. Меня интересует перспектива реализации моих талантов, способностей и возможностей в этом государстве. Мог ли я стать начальником ГУВД и заместителем министра? Мог. Но я, может, хочу стать больше чем начальник ГУВД и больше чем замминистра! Я считаю, что политическая деятельность дает человеку возможность реализоваться гораздо в большей степени, чем в органах внутренних дел. При этом не жалею ни об одном дне службы в милиции.

— То есть, ушли мирно, без обид, сами? Или вас «ушли»?

— У нас привыкли, что если человек уходит с государственной службы в политику, то значит, что он — обиженный, выгнанный, который сразу же начнет делать разоблачительные заявления, рассказывать о том, какой он был гонимый… А почему же молчал, когда был при должности, почему не критиковал?

Так вот: теперь в политику пришел человек, который этого делать не будет. Меня никто не обижал, меня никто не унижал, я служил честно и добросовестно в органах внутренних дел. Я начал свой путь в милиции с должности простого оперуполномоченного ОБЭП, был начальником ОБЭП Партизанского, а затем — Фрунзенского РОВД. В ГУВД Мингорисполкома служил в отделе по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений. Я всегда занимался практической работой. А в интернете, например, про райотделы почему-то всегда пишут о задержании какого-то оппозиционера, которого посадили за сквернословие. И больше ничего. Почему не пишут, что 60 сотрудников уголовного розыска ежедневно раскрывают по 10-15 преступлений?!.

— Я вас перебью. Это проблема не журналистов, это — проблема системы МВД, которая сегодня не в состоянии либо не хочет грамотно себя пиарить. Хотя лично я даже не представляю, каким образом это возможно делать, понимая, что ложка дегтя способна бочку меда испортить. А таких ложек было столько, что и меда в бочке не осталось…

— Согласен. Но я лично всегда шел на контакт с журналистами, я уважаю эту профессию, это тяжелейшая профессия. Со многими вашими коллегами у меня сложились дружеские отношения еще с тех пор, когда я был простым опером. Более того, я не понимаю, почему некоторые чиновники боятся давать интервью!

— Потому что боятся.

— Я никогда не боялся, всегда рассказывал, комментировал и общался со всеми, кто ко мне обращался, в том числе и с журналистами «Народной воли»…

— Каждый в ответе за себя. Олег Сергеевич, а когда вы рапорт на увольнение написали?

— Рапорт я написал на прошлой неделе, и в пятницу (31 августа. — Naviny.by) он был подписан, я ушел по соглашению сторон. Никаких нарушений контракта, никаких подводных течений. Меня не выгоняли, я в спокойной обстановке сдаю дела. Я ушел красиво, меня никто не пинал. Мой уход в политику — осознанное решение 35-летнего человека.

— Так вы же перебежчик, Олег Сергеевич!

— Почему?

— Ваш уход, например, в «Белую Русь» был бы вполне понятен. Вы, что называется, верой и правдой почти 18 лет служили, защищали — в представлении значительной части населения — нынешний этот режим. А потом в одночасье поменяли погоны на партбилет и должность в партии, которая позиционирует себя как оппозиционную к действующей власти.

— Я осознаю это. Либерально-демократическая партия — это действительно оппозиционная партия. В белорусском обществе бытует представление, что оппозиционер — это человек, которого постоянно бьют дубиной, который обижен, несчастен и который страдает в тюрьме или на площади. Но разная бывает оппозиция. ЛДП — это самая грамотная, самая сильная и самая правильная оппозиция. И я не служил режиму — я служил народу и государству. Ни на одной должности я не служил режиму.

— Вы сейчас прямо как рекламный ролик своей партии озвучили. Но у меня еще не исчерпаны вопросы милицейской тематики. Что в системе МВД сегодня не так? Почему люди даже не уходят, а бегут из правоохранительных органов? Вы ведь далеко не единственный человек, который принял решение покинуть систему досрочно. Не у всех, правда, есть запасная площадка…

— Система МВД — это сложнейший организм… Сейчас готовится реформирование милиции. Не знаю, чем это закончится, подождем, но идея была правильная. МВД надо освободить от несвойственных ему функций. Основная проблема, я считаю, — это загрузка очень многими задачами и направлениями, которые безболезненно можно перевести в другие ведомства. Основной задачей органов внутренних дел должна быть непосредственная работа по предупреждению и раскрытию преступлений и защита граждан.

А почему люди бегут из милиции?.. Есть разные причины, у каждого — своя. Кто-то не справился, не выдержал нагрузки, кого-то зарплата не устраивает… Есть разные сотрудники милиции, как, к слову, есть разные люди и в любой другой сфере. Вот сегодня в интернете прочитал про милиционера, который избил человека и пойдет за это в тюрьму. Есть и такие. Я лично не раз принимал жесткие кадровые решения, выгонял из милиции, если видел, что человек не способен работать. В то же время хочу сказать: поливать грязью милицию у меня никогда не повернется язык.

— Пара вопросов на политическую тему. Раз Вы пришли в оппозицию — так что, получается, против нынешней власти?

— Я — конструктивный оппозиционер и хочу, чтобы ЛДП пришла к власти. И мы это сделаем! Цель любого политика — прийти к власти. Но мы не хотим никаких революций и потрясений в стране. Мы — за конструктивное взаимодействие с властью, сторонники эволюционных изменений в экономике и политике.

— Значительная часть оппозиции резко критикует сложившуюся практику выборов в стране. А Вас в ней что не устраивает?

— Я лично — за выборы по партийным спискам. Считаю, что нынешняя избирательная система себя изжила, выборы должны проходить только по партийным спискам. Тогда люди будут знать своих кандидатов в депутаты.

— В программных документах вашей партии есть много чего против существующего режима. Например, ЛДП выступает против «тенденции превращения президента в монарха с неограниченной властью»…

— Я полностью разделяю все программные положения партии. Подписываюсь под каждым словом, которое сказали лидер партии и Высший совет. У нас — команда, по-другому и быть не может.