Москва встраивает Беларусь в свой противоракетный щит

Москва подтвердила намерение использовать Беларусь для ответа на ЕвроПРО…

 

Россия и Беларусь совместно активно работают по вопросам противоракетной обороны. Об этом заявил, находясь 30 октября в Минске, глава МИД России Сергей Лавров. По мнению аналитиков, Москва действительно может всерьез задействовать союзника для подготовки ответа на ЕвроПРО.
 
По словам российского министра, над вопросами ПРО, в частности, трудится группа высокого уровня по ВПК, заседание которой не так давно состоялось в белорусской столице. Процесс взаимодействия «постоянно совершенствуется, обновляется», обновляются и совместные планы противодействия ПРО.
 
Заметим, Лавров не первым из высокопоставленных российских чиновников затронул в последнее время противоракетную проблематику. Незадолго до этого на ту же тему высказался и глава Минобороны России Анатолий Сердюков, отправленный, правда, 6 ноября в отставку.
 
Выступая в Москве перед представителями СМИ по итогам совместной коллегии военных ведомств Беларуси и России, Сердюков сообщил, что в ответ на развертывание позиций ПРО США в европейских странах Москва усилит сотрудничество с Организацией договора о коллективной безопасности (ОДКБ), и в первую очередь с Беларусью.
 
«В настоящее время на состояние общего оборонного пространства большое влияние оказывает международная ситуация. В первую очередь речь идет о развертывании американской системы ПРО в европейских государствах без учета наших интересов», — отметил российский министр. В связи с этим, подчеркнул он, приоритетами в стратегическом взаимодействии союзников являются слаженная оборонная политика, совместное использование военной инфраструктуры и координация строительства вооруженных сил.
 
Понятно, что столь явный акцент на вопросе размещения передовых позиций противоракетной обороны США в Европе не является личной инициативой ни Лаврова, ни Сердюкова. Сегодня оппонирование проекту ЕвроПРО является одной из главных составляющих внешнеполитической стратегии Владимира Путина.
 
В своем интервью двухмесячной давности Russia Today Путин выразил убеждение в том, что «если новым президентом Соединенных Штатов станет кандидат от Республиканской партии Митт Ромни, считающий Россию врагом номер один, то система противоракетной обороны США в Европе точно будет против нас».
 
Но дело не только и не столько персонально в этом человеке, отметил Путин, ведь американский проект ПРО рассчитан не на один год и даже не на одно десятилетие, и «возможность прихода к власти человека со взглядами господина Ромни очень высока». При таких обстоятельствах, считает Путин, руководство России должно думать о том, как обеспечить надлежащую безопасность своей страны.
 
Вкратце напомним предысторию. В сентябре 2009 года президент Обама одобрил проект создания европейского эшелона национальной противоракетной обороны. Основная ставка сделана на мобильную систему ПРО, разворачиваемую в Средиземном, Балтийском и Черном морях и на территории ряда европейских государств.
 
В полном объеме позиционный район американской ПРО в Европе предполагается создать к 2020 году в четыре этапа. Как полагают многие военные аналитики, третий и четвертый этапы программы создания ЕвроПРО представляют наиболее серьезную опасность для российских стратегических ядерных сил. Третий этап включает в себя размещение к 2018 году позиций ПРО в Румынии и Польше.
 
На четвертом этапе в 2020 году США собираются заменить все первые версии ракет SM-3 более совершенными SM-3 Block IIB. По мнению ряда российских военных аналитиков, в случае размещения таких противоракет на базах в Восточной Европе (в особенности на территории Польши) в зоне поражения оказываются дивизии твердотопливных «Тополей», развернутых в районах Выползово, Тейково, Йошкар-Олы, а также дивизии тяжелых жидкостных ракет УР-100НУТТХ в районе Козельска. Причем уязвимость этих МБР будет весьма высокой, так как появится возможность их поражения на наиболее удобном для перехвата активном или разгонном участке траектории полета.
 
Источники в Вашингтоне убеждены: окончательное решение по ЕвроПРО будет принято только после президентских выборов в США. Что касается позиции Москвы, то там, как заявил заместитель главы Министерства иностранных дел России Сергей Рябков, предпочитают ориентироваться на конкретные технические данные о создаваемой США ПРО.
 
По словам Сергея Рябкова, возможности договориться по ПРО еще имеются, но они не беспредельны. Когда начнется реализация третьей, а затем четвертой и последующих фаз в рамках пофазового адаптивного подхода по созданию США системы глобальной ПРО, ситуация может измениться. Америке придется столкнуться с принятием Россией набора так называемых компенсирующих мер. О них еще 23 ноября 2011 года заявил в своем телеобращении тогдашний президент России Дмитрий Медведев.
 
В числе первоочередных были названы:
 
- ввод в боевой состав радиолокационной станции системы предупреждения о ракетном нападении в Калининграде и усиление прикрытия объектов стратегических ядерных сил;
 
- оснащение новых стратегических баллистических ракет комплексами преодоления ПРО с расширенными возможностями и новыми высокоэффективными боевыми блоками;
 
- разработка и принятие мер, «обеспечивающих при необходимости разрушение информационных и управляющих средств системы ПРО».
 
Если перечисленных мер окажется недостаточно, чтобы остановить развертывание американской ПРО в Европе, то на западе и юге России будут размещены современные ударные системы вооружений, обеспечивающие огневое поражение европейского компонента ПРО США. Одним из таких шагов станет развертывание оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер» в Калининградском особом районе.
 
Помимо этого, в СМИ со ссылкой на анонимные военно-дипломатические источники появились сообщения о том, что руководством России рассматривается возможность размещения «Искандеров» не только в Калининградской области, но и в Беларуси. Причем некоторые авторитетные военные эксперты, не связанные должностными обязанностями, заявили не только желательности, но и о высокой вероятности появления российских «Искандеров» в западных регионах Беларуси.
 
В случае обострения ситуации туда может выдвинуться одна из российских бригад, оснащенных дальнобойным комплексами «Искандер-М», формирование которых в настоящее время заканчивается в России.
 
Другое дело, что для этого требуются договоренности не только между военными, но и между дипломатами. Что, очевидно, и является одной из основных причин недавнего приезда Сергея Лаврова в Минск.
 
А если учесть то обстоятельство, что ряд предприятий Беларуси участвует в производстве «Искандеров», то в плане подготовки ответа на ЕвроПРО, очевидно, следует рассматривать и состоявшийся 23 октября визит в Минск российского вице-премьера Дмитрия Рогозина, курирующего оборонно-промышленный комплекс.