Мертвый «совок» держит Беларусь за горло

За неуемное властолюбие нынешней правящей верхушки и совковые комплексы своих отцов с матерями расплатятся…

 

21 год назад в Вискулях был подписан приговор Советскому Союзу. Белорусы в массе своей восприняли коллапс империи индифферентно, но уже через несколько лет, замученные разрухой, затосковали по «светлому прошлому». На этой волне и пришел к власти Александр Лукашенко.

Сегодняшняя авторитарная Беларусь многим кажется осколком или мини-ремейком советского строя. Станислав Шушкевич, один из подписавших беловежское соглашение 8 декабря 1991 года, назвал свои недавно изданные мемуары броско, но пессимистично — «Моя жизнь, крушение и воскрешение СССР».

Политическая конкуренция убита, как при большевиках

Мертвый «совок» держит Беларусь за горлоДа, воскрешать Советский Союз в разных формах пытались, заклинаний прозвучало великое множество, и все же пациент сегодня скорее мертв, чем жив. Другое дело, что и мертвый «совок» еще цепко держит за горло Беларусь — некогда образцовую республику СССР.

Конечно, белорусы ныне больше ездят за границу, имеют почти свободный интернет, но внутри страны политическая конкуренция практически убита, как при большевиках.

Лукашенко сполна использовал «разгул демократии» начала 90-х: раскрутил себя как борца с чиновничьей мафией в бурлившем парламенте, стал героем раскрепостившихся СМИ, победил на относительно свободных выборах, — но затем методично ликвидировал постсоветские вольности, зажал гайки.

В этом году выборы в Палату представителей хоть и проходили при участии ряда оппозиционных кандидатов, на деле мало чем отличались от советской практики фактического назначения лояльных депутатов.

В последнее время, по мнению независимых экспертов, налицо откат к «совку» и в экономике.

Модернизация сталинскими методами

7 декабря Лукашенко подписал декрет № 9 с благопристойным названием «О дополнительных мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности». Негосударственные СМИ, однако, пестрят заголовками о введении рабства.

Речь идет о закреплении кадров на предприятиях отрасли через жесткие контракты, не позволяющие уволиться без милости начальства. Плюс куча всяких санкций. И все это — во имя модернизации деревообработки (так что меры касаются и связанных с такими проектами строителей). Очень напоминает сталинщину, когда колхозникам не давали паспортов, чтобы не сбегали из нищей деревни.

Минувшей осенью пошла волна фактической ренационализации. Государство вновь, причем бесцеремонно, волюнтаристскими методами, взяло в свои руки кондитерские фабрики «Коммунарка» и «Спартак», ликвидировав там наблюдательные советы и увеличив госдолю.

Сейчас в Совмин поступил проект президентского указа о владельческом надзоре в ОАО. Независимые экономисты считают, что де-факто возвращается институт золотой акции — особого права государства на управление предприятием.

Москва заманивает в Евразийский союз

Таким образом, «совок» в экономике крепчает. Минск даже решился продинамить Москву с приватизацией активов на 2,5 миллиарда долларов в год, что было условием выделения кредита ЕврАзЭС.

Приватизация страшит верхушку режима, так как способна исподволь размыть базу неограниченной власти. Огосударствленная же экономика — это и ресурсы, и люди в одном железном кулаке.

В Минске надеются, что саботаж обязательств по приватизации, равно как и другие художества типа хитрого экспорта растворителей и разбавителей, не настолько разозлят Москву, чтобы та прекратила дотировать режим.

И действительно, Владимиру Путину белорусский союзник позарез нужен для создания разрекламированного Евразийского союза. А до его запуска остается всего ничего — два года.

И вот вам свежий пример: Москва, закрыв глаза на шалости партнера, дала отмашку на выдачу четвертого транша кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС. О том, что эти 440 миллионов долларов поступят в Беларусь в ближайшее время, сообщил 7 декабря в Минске министр финансов России Антон Силуанов.

Постсоветские вожди под Кремль не хотят

Оппозиционеры предостерегают: Путин дает пряники, чтобы заманить Беларусь в СССР-2. Да, российский президент, как и белорусский, не раз публично сокрушался по поводу развала Советского Союза. Но для его ремейка у Москвы сегодня кишка тонка.

Проект Евразийского союза пока не выходит за рамки экономического объединения, считает аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов.

«Попытка создать централизованный политический союз наткнется на активное противодействие партнеров России, и прежде всего Казахстана», — спрогнозировал политолог в комментарии для Naviny.by.

К слову, примерно так же считает патриарх американской политики и политологии Збигнев Бжезински. Выступая в Конгрессе США, он заявил, что список желающих присоединиться к Евразийскому союзу вряд ли окажется длинным.

«Казахстан с Назарбаевым во главе? Очень сомнительно. Он и так очень хорошо маневрирует между Россией и Китаем и всем остальным миром, — отметил, в частности, Бжезински. — Каримов и Узбекистан? Еще меньше шансов — Узбекистан очень тверд в вопросах государственной независимости».

Жестко обрисовал матерый политолог украинскую правящую верхушку: «Янукович и его финансовые спонсоры больше заинтересованы в идентификации собственной территории почти так же, как банда. И они не хотят, чтобы другая банда занимала их территорию».

В этом контексте прозвучала и следующая ремарка: «Лукашенко до какой-то степени в похожей позиции, хотя он уязвимее».

Со своей стороны, белорусский политолог Андрей Ляхович убежден: «…Мысль, что российские олигархи — жулики и воры, а их приход в Беларусь — это одна из главных угроз для него, крепко сидит в мозгах Лукашенко».

Аналитик прогнозирует, что крупные белорусские предприятия не будут проданы российским компаниям, Минск сохранит жесткую позицию в переговорах с Кремлем.

«Команда Лукашенко полагает, что Россия пойдет на уступки, не имеет возможности для достаточно длительного ухудшения отношений с единственным союзником», — поясняет Ляхович.

Европейский противовес не востребован

Короче, в том, что бессменный белорусский президент будет всеми силами защищать от Москвы свое суверенное самодержавие, у аналитиков сомнений нет. Вопрос в степени уязвимости Лукашенко.

Иные наблюдатели полагают, что недавняя смена руководства КГБ — это, в числе прочего, и симптом того, что белорусский президент опасается Москвы. Мол, сейчас будут чистить все пророссийские кадры.

Впрочем, сценарий некоего дворцового переворота в Минске вряд ли на сегодня для Кремля актуален. «Москву полностью удовлетворяет белорусское руководство, и она не собирается его менять», — убежден Денис Мельянцов.

Лукашенко мог бы повысить свою устойчивость к российскому прессингу, разблокировав отношения с Евросоюзом. Но пока, отмечает Мельянцов, Минск даже не пытается улучшить отношения с ЕС.

Власти цепляются за проект предотвращения будущего

Поколение тех, кто ностальгировал по СССР в буквальном смысле, почти вымерло. Согласно сентябрьскому опросу НИСЭПИ, только 20,3% белорусов выбрали «возвращение на советский путь», отвечая на вопрос «Каков, на Ваш взгляд, исторический путь Беларуси?».

Аналитики НИСЭПИ также констатируют, что «геополитические качели откачнулись от России». По данным того же опроса, на гипотетическом референдуме, выбирая между объединением с восточной соседкой и вступлением в Евросоюз, первый вариант предпочли бы 36,2%, в то время как второй, европейский — 44,1%.

Впрочем, прогрессистам хлопать в ладоши рано. Многих соотечественников, считают эксперты, прельщает прежде всего европейская витрина. А вот к мучительной трансформации совковой экономики далеко не все готовы. И уж тем более не готова, хоть и стала трубить про модернизацию, власть.

Сегодня она использует доставшуюся от «совка» политическую инертность массы, ее боязнь бунтовать против государства, чтобы продолжать, по выражению политолога Александра Добровольского, проект предотвращения будущего. Но ресурсы под этот проект иссякают.

В Советский Союз Беларусь уже не возвратится, однако от развитых стран, мировой элиты отстает все больше. За неуемное властолюбие нынешней правящей верхушки и совковые комплексы своих отцов с матерями расплатятся следующие поколения белорусов.