Москва — Минску: может, вы и умные, но вентиль-то у нас!

Сравнение мозгов вряд ли понравилось российской стороне…


Традиция предновогоднего напряжения в белорусско-российских отношениях не ушла в прошлое. Теперь вот не могут договориться по нефти. На Москва обиделась на растворительный бизнес и в 2013 году урежет нефтяные поставки союзнику. Встреча двух президентов в Москве вечером того же дня, похоже, не расставила точки над «і».

Во всяком случае, на момент написания этих строк известно лишь, что Лукашенко и Путин обсуждали нефтяной баланс на следующий год.

Александр Лукашенко и Владимир Путин

Диспозиция же сторон такова: Минск хотел бы получить 23 миллиона тонн, Россия готова дать 18,5 миллиона. Причем цифра включает и поставки железной дорогой, а это еще более жесткий вариант.

В нынешнем году белорусская сторона старалась поменьше нефти возить цистернами, так как это дороже, пояснила в комментарии для Naviny.by Татьяна Манёнок, эксперт в вопросах энергопоставок.


А ты не воруй!

По словам собеседницы, белорусские НПЗ после реконструкции готовы перерабатывать дополнительные объемы сырья, выпуская высококачественные нефтепродукты. Пополнение казны за счет их экспорта было бы особенно кстати в следующем году, на который приходится пик выплат по внешним долгам. Бюджет-2013 уже сверстан в расчете на то, что удастся получить именно 23 миллиона тонн дешевого черного золота от восточной соседки.

Но не тут-то было. Россия знает, на какие болезненные точки давить. Да, Беларусь, организовав бешеный экспорт растворителей и разбавителей, не облагаемых пошлинами в российский бюджет, действительно, формально ничего не нарушила. Просто нашла в правилах Таможенного союза прореху (которая уже заделывается).

«Почему нас этого лишают? Потому что мы где-то чуть-чуть Москва, видимо, решила во всяком случае поднапрячь белорусского партнера, подтолкнуть к большей уступчивости в других вопросах.

«Россия уже достаточно дорого заплатила за будущий Евразийский союз, дала Беларуси дешевый газ и беспошлинную нефть, — отмечает Татьяна Манёнок. — И решила, что пришло время получать некие дивиденды».

К слову, если Россия со своей стороны план поставок углеводородов выполняет, то Беларусь на российском рынке предусмотренные обязательствами объемы нефтепродуктов не реализует: мол, западникам продавать выгоднее. В общем, с точки зрения россиян, трактует интеграцию в духе «давай съедим твое, а потом каждый свое».

Но еще больше раздражает Москву то, что белорусское руководство сидит на привлекательных активах, как Кощей на сундуке, из-за чего буксуют совместные проекты типа слияния МАЗа и КамАЗа. Вот и давят россияне нефтяным балансом, чтобы сделать Лукашенко уступчивее в плане приватизации.

Впрочем, отмечает Татьяна Манёнок, в увеличении поставок нефти на белорусские НПЗ заинтересованы и российские фирмы, включенные в давальческие схемы. Так что будут лоббировать вопрос со своей стороны. В общем, точка в нефтяных переговорах не поставлена, возможны варианты.


Ни Кремлю, ни Минску не выгодны резкие движения

Всякий раз, когда трения между Минском и Москвой усиливаются, начинается новый тур спекуляций: а не подтолкнет ли это Лукашенко к большей гибкости в отношениях с ЕС, выпуску политзаключенных?

Эксперты Naviny.by резкого, скандального обострения отношений между Лукашенко и Кремлем пока не прогнозируют. Да, российское руководство старается, чтобы белорусскому союзнику служба медом не казалась. Но обваливать его экономику — себе дороже.

Обратите внимание: выдача остатка кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС в 2013 году Москвой фактически уже обещана, хотя Минск и не почесался выполнить в нынешнем году условие относительно приватизации активов на 2,5 миллиарда рублей. Вероятно, будет найден компромисс и по нефти.

Сегодня ни Москве, ни Минску не выгодны резкие движения, считает Андрей Егоров, директор Центра европейской трансформации.

В комментарии для Naviny.by аналитик обратил внимание на то, что «даже в случае прямых потерь в ситуации с растворителями Россия предпочитает договариваться с белорусами по-хорошему». Для Лукашенко тоже выгоднее решить вопрос без лишнего шума, который может создать проблемы с финансовыми и ресурсными субсидиями со стороны России, считает Егоров.

Кремль, очевидно, уверен, что белорусское начальство не дернется. Сейчас не та ситуация, чтобы, например, шантажировать Москву играми с Западом.

Более того, на этом направлении Минск наломал столько дров, что даже посол Суриков посоветовал «выравнивать отношения с США и Евросоюзом».

Впрочем, Андрей Егоров не склонен придавать этой риторике некий особый смысл. По его мнению, Москве объективно выгодно противостояние Беларуси и остальных государств «буферной зоны» с Западом, поскольку такая ситуация толкает их к более тесным отношениям с Россией.

«Реакция Москвы на «Восточное партнерство», поддержка «ненаклоняемой» позиции Беларуси Москва друг другу не доверяют, обе стороны опасаются подвохов (третий участник евразийского проекта, Казахстан, тоже себе на уме). Беларусь, по версии Москвы, тихонько поворовывает, пользуясь дырками в интеграционном законодательстве, и пытается увернуться от обязательств. Ну а Кремль, известное дело, так и норовит «наклонить», как выражается в минуты эмоциональных излияний белорусский официальный лидер.

Но вместе с тем заклятые союзники обречены держаться вместе. В этом плане показательно откровение Лукашенко после сентябрьской встречи с Путиным в Сочи: «Я уехал с настроением, что наконец-то мы поняли, что нам в этом мире друзей будет найти трудно».

Если совсем уж начистоту, то и сами они никакие не друзья. Однако два авторитарных режима действительно скованы одной цепью. И потому их лидеры вынуждены договариваться, хоть нередко и сквозь зубы.