Представитель МИД пояснил позицию Беларуси при принятии Договора о торговле оружием

Наиболее существенные предложения не нашли отражения в Договоре о торговле оружием, принятом 2 апреля на сессии Генеральной ассамблеи ООН. Об этом заявил 4 апреля на брифинге в Минске пресс-секретарь МИД Андрей Савиных

«Прежде всего, в тексте не отражен запрет на поставки вооружений неуполномоченным негосударственным субъектам, что является основной причиной незаконного распространения обычных вооружений в мире, — подчеркнул пресс-секретарь. — Отсутствуют положения о необходимости согласования странами-импортерами реэкспорта вооружений, что является одним из ключевых элементов, препятствующих попаданию оружия в руки несанкционированных конечных пользователей и, следовательно, в незаконный оборот».

Как заявил представитель МИД Беларуси, «отсутствие данных элементов в тексте проекта договора ставит под сомнение эффективность принятых международных стандартов». «Предлагаемые договором стандарты по целому ряду параметров уступают стандартам и критериям, которые уже применяются в системе экспортного контроля Беларуси», — считает он.

«В этой связи мы не смогли поддержать проект договора, однако, уважая позицию государств, выступавших за скорейшее одобрение данного проекта, мы не стали возражать против принятия конференцией решения о его одобрении», — пояснил пресс-секретарь позицию белорусской стороны, воздержавшейся в ходе голосования по договору.

«В настоящее время мы намерены провести всестороннюю экспертную оценку проекта Договора о торговле оружием. Решение о дальнейших шагах в отношении данного документа будет приниматься на основе обобщения первой практики его реализации», — заявил представитель МИД.

2 апреля на сессии Генассамблеи ООН за принятие проекта Договора о торговле оружием проголосовали 155 государств, 22 страны, включая Беларусь, Индию, Индонезию, Китай и Россию, воздержались. Три государства — Иран, КНДР и Сирия — проголосовали против.

Переговоры проходили в рамках заключительной конференции ООН по договору с 18 по 28 марта 2013 года в Нью-Йорке. Конференция не смогла принять консенсусного решения об одобрении проекта документа в связи с тем, что Иран, КНДР и Сирия выступили против принятия данного решения, отмечает БелаПАН.