Конституционный суд — пятое колесо в телеге государства

Власть реформирует лишь процедуру, упорно не желая наделять Конституционный суд толикой самостоятельности…

 

Палата представителей в первом чтении одобрила законопроект «О конституционном судопроизводстве». Несмотря на то, что реформы в этой сфере назрели давно, власть ограничивается процедурными правками и не выпускает Конституционный суд из-под политического контроля.

Независимые эксперты убеждены в том, что правовой статус и политическая роль важнейшего судебного органа в стране должны коренным образом измениться.

 

Чтоб служба медом не казалась

В тексте будущего закона детально урегулированы процессуальные вопросы, а также сведены воедино ставшие за последние годы множественными полномочия Конституционного суда.

Бывший судья Конституционного суда профессор Михаил Пастухов отмечает: «В этом плане законопроект необходим для полноценной работы Конституционного суда».

Но все ли из предоставленных полномочий ему нужны? Так, Конституционный суд, кроме прочего, должен заниматься предварительным контролем всех законов до подписания их президентом. А по предложению последнего и вовсе сверять с конституцией не вступившие в силу для Беларуси международные договоры.

Этим полномочием, а скорее — обязанностью, Конституционный суд был наделен еще в 2008 году декретом президента № 14. По словам Михаила Пастухова, за минувшие пять лет ни один закон таким образом отменен не был. Суд просто нагрузили лишней и весьма рутинной работой.

А тот факт, что проверке подлежат уже принятые парламентом законы, которым остается лишь получить подпись президента, и вовсе выхолащивает «предварительность» контроля.

Эксперт убежден: «Это странное полномочие не согласуется с практикой предварительного контроля в других странах, таких как Польша и Франция». По сути, Конституционный суд становится пятым колесом в телеге законотворчества, вычитывая готовые законы для подписания главой государства.

Полномочия с примесью политики

Действительно уникальным по мировым меркам станет право Конституционного суда «излагать позицию о документах, принятых иностранными государствами и международными организациями и затрагивающих интересы Республики Беларусь в части их соответствия общепризнанным принципам и нормам международного права».

Михаил Пастухов отмечает: «Очевидно, что Конституционный суд не может вторгаться в сферу законодательства других государств». Собеседник БелаПАН не смог найти ни одного примера подобных полномочий в европейской практике конституционного судопроизводства.

В Беларуси такой вопрос уже рассматривался Конституционным судом в 2011 году: тогда на основании его решения государственным служащим запретили пользоваться «картой поляка».

По словам руководителя Центра правовой трансформации Елены Тонкачевой, это добавление политики в закон. Эксперт считает такое полномочие «абсурдным хотя бы и потому, что оно не является обязательным и не влечет за собой никаких правовых последствий».

Налицо простое закрепление в законе того, чем Конституционному суду уже приходилось заниматься: подготовкой правовой почвы для политических решений власти.

Гражданам не достучаться

Новый закон легче оценить не с позиции того, что сделано, а исходя из того, что осталось нетронутым.

Елена Тонкачева подчеркивает, что первым шагом к действительному реформированию Конституционного суда должно стать наделение его правом рассматривать индивидуальные жалобы граждан.

Эксперт поясняет: «В настоящий момент граждане фактически не могут пользоваться конституционным правосудием». Нынешний механизм обращений граждан позволяет суду отвечать простыми отписками.

Михаил Пастухов считает, что также необходимо дать право обращаться в Конституционный суд генеральному прокурору, другим судам напрямую (минуя свои вышестоящие инстанции), отдельным депутатам парламента, республиканским общественным объединениям и политическим партиям.

Собеседник БелаПАН также уверен: «Назрел вопрос о введении в Беларуси должности уполномоченного по правам человека с правом обращаться в Конституционный суд».

Эксперт предлагает также наделить Конституционный суд правом толковать положения конституции: «Граждане должны представлять содержание своих прав и свобод, их ограничения, которые у нас порой чрезмерны».

Наконец, необходимо изменить порядок формирования Конституционного суда, считает Михаил Пастухов. По словам эксперта, «у нас Конституционный суд фактически находится при главе государства».

И действительно, президент назначает половину судей, а снимать с должности может вообще весь состав Конституционного суда. Михаил Пастухов же считает парламентский способ формирования самым демократичным.

«Робкий профессионализм»

Елена Тонкачева отмечает серьезные проблемы в правоприменительной практике Конституционного суда: «За последние годы он ни разу не отреагировал на нарушения политических прав и свобод в законодательстве о СМИ, общественных объединениях и выборах».

Эксперт убеждена: «В этих вопросах Конституционный суд по какой-то ему известной причине самоустраняется от реагирования».

Вообще, позицию судей Конституционного суда по важнейшим вопросам соблюдения прав человека в Беларуси можно охарактеризовать как «робкий профессионализм».

В 2004 году они напомнили властям, что смертную казнь можно отменять и без референдума, в 2000 и 2013 годах дважды высказались, что неплохо было бы и законодательно закрепить данное конституцией право на альтернативную службу, а в 2011-м посоветовали наконец ввести институт омбудсмена.

Но идти дальше этих скромных попыток напомнить о себе как о защитнике прав человека Конституционный суд боится. Видимо, еще свеж в памяти опыт 1996 года, когда смелые решения просто игнорировались властью, а особо строптивых судей, вроде Михаила Пастухова, досрочно отправляли в отставку (незаконно, как позже подтвердил Комитет по правам человека ООН).

Между тем потенциал для проведения оздоровительных мер по знаковым вопросам есть даже у нынешних судей: хоть и лояльных, но профессиональных юристов. Однако власть реформирует лишь процедуру, упорно не желая наделять Конституционный суд толикой самостоятельности.