Некляев. Площадь. 2015

Для успеха некоего вида цветной революции нужен, кроме отваги и умения лидеров оппозиции, еще и…

Владимир Некляев даже не знал, что уже двое суток ходит свободным человеком. Утром 25 июля в Ленинском суде Минска, куда лидер кампании «Говори правду» пришел по повестке, его огорошили известием: суд состоялся 23-го. Короче, свободен!

Где-то наверху, надо думать, сделали вывод из недавнего аналогичного суда над пассионарной Ириной Халип (ее тоже освободили от наказания по истечении срока) — и решили не баловать негосударственную прессу зрелищным сюжетом за казенный кошт.

Владимир Некляев

Таким образом, Некляев, один из самых заметных соперников Александра Лукашенко на выборах-2010, отмотал свои два года с отсрочкой. Два нарушения, к которым при большом желании можно было придраться, прощены.

Где белоруский Навальный?

Цепляться по мелочам к знаковым фигурам контрэлиты властям сейчас не с руки. Только что побывал в Брюсселе недавно выведенный из визового городам, будут как вроде бы аполитично-бытовые — типа качества и доступности медобслуживания (хотя и это бомба), так и те, что против шерсти персонально главе государства: ограничение сроков президентства, возвращение нормальных выборов и разделения властей.

Обозреватели по умолчанию используют опцию, что провести референдум власть не даст. Вопрос в том, насколько удастся разогреть массы за счет такой затеи (фактически это метода властей: картинно апеллировать к чаяниям и мудрости народа) перед выборами-2015.

Бойкот не пляшет

Кроме перечисленной четверки, наверняка пойдут на местные выборы и левые во главе со «Справедливым миром» Сергея Калякина (ну как посткоммунисты отрекутся от сакрального «Вся власть советам!»?).

Более же радикальное крыло оппозиции, исповедовавшее в последнее время бойкот (в частности, христианские демократы, Объединенная гражданская партия, ряд структур, вытесненных в эмиграцию — внешнюю или внутреннюю), на сегодня стратегически зависает. Европа, к которой иные лидеры так взывали и которую так стыдили за отход от принципов, явно не намерена ужесточать санкции против режима. Власть последовательно урезает возможности легального городок ночью был тихо зачищен ОМОНом, а оппозиционеры довольствовались рассуждениями об эфемерной «победе в умах».

Каков же наиболее вероятный вариант политических перемен в Беларуси? Если не Площадь, то внутриэлитные изменения, считает Дракохруст. Это может быть как «смена караула», так и смена парадигмы власти, «вроде того, как Франко в 60-х годах вместо привычных фалангистов призвал технократов-реформаторов из Opus Dei».

Теоретически существует вариант передачи власти сыну Виктору, добавляет аналитик.

Возможна и комбинация сценариев, считает собеседник Naviny.by. «На самом деле киевский Майдан, грузинская революция роз и киргизские революции были внешним выражением, инструментом тех самых внутриэлитных переворотов», — говорит эксперт. Ющенко был премьером у Кучмы, Саакашвили — министром юстиции у Шеварднадзе, Бакиев — премьером у Акаева, напоминает Юрий Дракохруст.

Единый кулак плюс трещина в элитах

Вообще это как бы аксиома для политологов: для успеха некоего вида цветной революции нужен, кроме отваги и умения лидеров оппозиции, еще и раскол в элитах. Таким образом, мы упираемся в две кажущиеся сегодня невозможными вещи — объединение оппозиции и раскол в окружении Лукашенко, в вертикали, включая ее силовой компонент.

Хотя второе скорее зависит от первого. Владимир Некляев, Андрей Санников (другой вопрос, кто их зарегистрирует) или иной соперник бессменного президента («Да хоть моя жена», — эта шутка политолога Сергея Николюка стала уже хрестоматийной) в амплуа единого кандидата автоматом собирает 25-30% электората — его стабильно протестную часть.

А вот тогда, ребята, можно уже играть всерьез. Может, стоит попробовать хоть разок?