Лукашенко «располовинил» Баумгертнера

Практически любые вопросы с точки зрения белорусского руководителя сподручнее всего решать при помощи силовиков, наручников, дачи «в морду»…

Гендиректор «Уралкалия» ответил еще и за свою нестандартную фамилию. На пресс-конференции для российских журналистов 11 октября в Минске глава Беларуси, излагая собственную версию калийной войны, сказал: «Но только не думайте, что это Лукашенко заманил сюда вашего не то Баум, не то Гертнера в Беларусь, посадил в камеру и как людоед издевается каждый день над ним».

Александр Лукашенко

Александр Лукашенко привычно отработал на целевую аудиторию. В подобные пресс-туры приглашаются в первую очередь представители провинциальных, левопатриотических и казенно-интеграционных СМИ (один из гостей заявил, что в зале «в основном советские люди»).

Да и если смотреть шире: ну кто у восточных соседей («бедная, нищая, униженная и ограбленная Россия», как выразилась журналистка с Кавказа) любит олигархов, их лощеных менеджеров?

«Мы славяне, православные люди»

В общем, играть на неприязни к толстосумам, дикому капитализму (а вот мы не рванули «бегом за Гайдаром»!), уничижительно склонять главного совладельца «Уралкалия» Сулеймана Керимова и расчленять фамилию его топ-менеджера, рассуждать о российских социальных контрастах и на этом фоне подавать на блюдечке белорусскую социальную модель, работающую благодаря сильной руке, — все это было делом беспроигрышным на протяжении пяти с половиной часов шоу в духе Фиделя (хотя уже и без былого драйва).

Также всю дорогу белорусский официальный лидер подыгрывал тамошним патриотам, адептам славянства. Звучали рефрены типа «мы, русские» (очередная головешка в муравейник белорусских националистов), «да мы славяне, православные люди» (с изящным вынесением за скобки, в частности, российских мусульман, которых, по средней оценке, миллионов 15-20, а также белорусских католиков, протестантов и прочих, кто не влезает в мифологему).

Грамотно был включен и мотив ностальгии по СССР (в частности, повторение мифа, что он, Лукашенко, оказался единственным депутатом, который голосовал в белорусском парламенте против развала Советского Союза).

Короче, каждое пропагандистское зерно падало в благодатную почву.

Правда, гости все-таки не до конца въезжают в специфику системы. Журналист из Тамбова искренне восхищался, что вечером по Минску можно гулять, не особо рискуя схлопотать по салазкам. И резюмировал: вам уже милицию пора распустить. Да, сейчас! А кто будет винтить оппозиционера Виноградова, устраивающего перформансы со свиными головами?

Наручники и в морду

И вообще, как выяснилось, практически любые вопросы с точки зрения белорусского руководителя сподручнее всего решать при помощи силовиков, наручников, дачи «в морду» (это смачно прозвучало несколько раз).

В частности, были обнародованы неожиданные и скандальные с точки зрения юриспруденции признания насчет мотивов ареста Баумгертнера: мол, приехав 26 августа на переговоры с Михаилом Мясниковичем, «сел, сопляк, перед премьером, нога за ногу», а потом «вышел, плюнул на Дом правительства и поехал, смеясь, в аэропорт».

Ну да, за такое поведение куда еще, как не в тюрьму КГБ? Более того, у Лукашенко есть гениально простая схема решения калийного конфликта: «Я бы Керимова и других владельцев закрыл бы в одну камеру, и они бы как миленькие продали бы все активы по самой высокой цене. Покупателя бы я им нашел». Белорусский президент заверил: «У меня бы через сутки эти активы были в руках надежных людей».

В этом вряд ли кто сомневается, однако в России пока что последнее слово за Кремлем. И потому через браваду пришлось несколько раз взывать к восстановлению картеля для совместной продажи калийных удобрений.

В целом даже в изложении Лукашенко промежуточные итоги калийного конфликта выглядят не так триумфально, как это подала белорусская пропаганда. Он приоткрыл секрет полишинеля: союзный совмин перенесен на неопределенное время именно потому, что «видите, Керимова обидели и других». Также «некий вице-премьер» (речь об Аркадии Дворковиче) пригрозил урезать поставки нефти.

Но главная проблема даже не в этом. Совмин когда-нибудь проведут и нефть под создание Евразийского союза, скорее всего, дадут. Тут вот какая закавыка: напиши ты хоть по сто томов уголовных дел на Баумгертнера и Керимова, этим продажи калия не поднимешь.

Столько лет долдонили про национальную безопасность, а тут хвать — в стратегической сфере полный провал: у Беларуси нет своего крепкого менеджмента в сфере калийных продаж, нет своей сети сбыта по миру. И вообще затурканные управленцы без президентской длани — как малые дети. Теперь глава государства вынужден лично заниматься продажей калия чайными ложками. Вот вам и белорусская модель.

Так кто разбалансировал экономику?

В общении с российской прессой Лукашенко, с одной стороны, вроде бы демонстрировал пиетет перед экономическими законами: «Ты их сегодня наклонил, завтра они в тебя выстрелят дуплетом». С другой стороны, козыряя тем, как плотно и умело он занимается хозяйствованием, белорусский официальный лидер увлекся — и, по сути, признался, что сам создает диспропорции в экономике и финансах.

В частности, россиянам было сказано: «Я вынужден балансировать и держать цены так, как у вас. Это экономика, и от этого никуда не денешься». Но какая же это экономика, когда цены определяются приказом? Чистый совок.

Далее глава государства раскрыл пружины диковинного роста зарплат белорусов на фоне стагнации: «Я говорю: после финансового кризиса 2011 года надо людям вернуть эту зарплату. Довозвращались до того, что сделали не 500 долларов, а примерно 720. Это при падении сбыта такая зарплата».

По сути, глава государства признал, что людям напечатали фантиков. Ну а обыватель же не дурак и старается быстренько конвертировать шальную получку. Смышленый «народец» усвоил уроки трех девальваций последних лет.

Теперь же объективно назрела очередная необходимость опускать рубль, власти держат курс искусственно, но поскольку резервы на исходе, то глава государства априори переводит стрелки. На пресс-конференции он повторил, что если случится девальвация, то спровоцируют ее именно сограждане, рванувшие в обменники.

Вот так, россиянам — один месседж: мол, тут народ как сыр в масле катается и даже разбалован государством; своему же электорату — другой: обвал весьма вероятен, но крайними будете вы.

Нужны быстрые деньги

Что в сухом остатке? Никаких реформ и поворотов к Западу от бессменного президента Беларуси ожидать не стоит. Антирыночник и антизападник он искренний. Хотя и заступился по ходу за пробующую встать на европейский путь Украину (здесь с Москвой табачок врозь, выгодную торговлю с южной соседкой Лукашенко под нож не пустит).

При этом белорусский руководитель нуждается в быстрых деньгах. Поэтому эфемерные выгоды сближения с ЕС (при том что сначала надо перемучиться преобразованиями) его не прельщают. Лукашенко рассчитывает получить от Путина аванс за вхождение в Евразийский союз и усиление российского военного присутствия в Беларуси.

На пресс-конференции он высмеял поляков за крики по поводу учений «Запад-2013» и разоблачил мотивы, по которым они хотят разместить у себя элементы противоракетной обороны: «Если система ПРО будет построена в Польше, то, естественно, будут какие-то экономические коврижки, пряники и подачки. Потому что американцы будут вынуждены подкармливать часть территории или Польшу в целом…».

Обрисовано со знанием дела. То же, один к одному, можно сказать и о мотивах, по которым Лукашенко дал добро на размещение российской авиабазы в Лиде. Причем это, возможно, только первая ласточка.

О бескорыстной союзнической верности Москве здесь говорить не приходится. Отвечая на неудобный вопрос, почему Минск отвертелся от признания Абхазии и Южной Осетии, глава государства дал понять: тогдашний коллега Дмитрий Медведев не согласился оплатить издержки такого шага. Так что союзничество продается белорусским руководством за конкретные деньги.

Да, и еще: принципиальная разница в том, что Польша никогда не станет американским штатом, а вот тихое превращение Беларуси в фактическую провинцию России (при том что красно-зеленый флаг могут оставить) — перспектива отнюдь не фантастическая.

На пресс-конференции не прозвучала горькая правда: хваленая белорусская модель давно бы загнулась без российских дотаций. Да и их уже не хватает. Остается по кускам сдавать собственность и территорию.

Но и на это Лукашенко не готов пойти. Потому требует за «Беларуськалий» нереальные 30 миллиардов, а БелАЗ не готов продавать ни за какие деньги. Короче, политизированная публика может запасаться попкорном. Впереди — новые жестокие бои на полях «братской интеграции».