25 лет БНФ: Пазьняк и его соратники сделали свое дело

Да, они были романтиками и ошибались, но боролись искренне и яростно, чего не дано некоторым нынешним оппозиционным имитаторам…

 

25 лет назад и в БССР, этой дремучей Вандее перестройки, коммунистическая номенклатура проспала дерзкий шаг «деструктивных сил». 19 октября 1988 года «кучка националистов» во главе с археологом Зеноном Пазьняком объявила на собрании в минском Доме кино (нынешнем Красном костеле) о создании оргкомитета Белорусского народного фронта за перестройку «Адраджэньне».

Ныне юбилей БНФ празднуется в трех разных местах столицы. Поднявший знамя национальной идеи Фронт за четверть столетия несколько раз раскалывался, и сегодня группировки его идейных наследников не ладят между собой. Былого влияния нет, стали легендой времена, когда под бело-красно-белыми полотнищами собирались десятки тысяч тех, кого нынешний официальный лидер уже независимой Беларуси презрительно называет «свядомыми».

Александр Лукашенко в 1994 году стал президентом, намного опередив Пазьняка, разгромил оппозицию и принялся твердить, что белорусы и русские — один народ. Даже на недавней пресс-конференции для российских журналистов прозвучало: «мы, русские».

Так что, БНФ проиграл?

Постсоветские страны оказались в разных эпохах

Тогда, 25 лет назад, создатели «Адраджэньня» четко держали в голове матрицу народных фронтов Прибалтики. Лозунги горбачевской перестройки стали в советских республиках удобной крышей для продвижения идеи суверенитета, становления антиимперских и антикоммунистических по сути движений.

Деградировавший советский режим опостылел тогда многим. Еще одна неожиданность для КПБ и спецслужб: вскоре после создания оргкомитета БНФ, 30 октября 1988 года, тысячи минчан выходят на шествие в Куропаты. Незадолго до того Пазьняк раскрыл страшную тайну урочища у кольцевой дороги, где сталинские палачи расстреляли десятки тысяч людей.

Тогда же состоялся первый в здешних краях разгон массового шествия с применением «черемухи». Впрочем, действовали силовики неумело и не слишком решительно. В эпоху Лукашенко репрессивный аппарат отточит умение, и в 2010-м Площадь разгонят за семь с половиной минут.

Итак, что в сухом остатке 25 лет спустя? Да, Советский Союз лопнул, все его бывшие республики получили независимость, однако — оказались в разных исторических эпохах.

Страны Балтии уже в Евросоюзе, защищены от ремейка СССР натовским колпаком, там исправно работают демократические процедуры, сменяя президентов и правительства. Беларусь отгорожена от Европы, здесь без малого два десятилетия правит жесткий авторитарист, готовый, по убеждению старой гвардии БНФ, в любой момент сдать страну Кремлю.

Почему прибалтийская матрица не сработала в Беларуси? Действительно ли стали фатальными ошибки БНФ, основателей которого кто-то винит в излишнем романтизме, а кто-то — в догматизме и негибкости?

Почему не сработала прибалтийская матрица

Да, без ошибок не обошлось. Но решающим оказался другой фактор. «В Беларуси иное общество, иной уровень национального сознания», — подчеркнул в комментарии для Naviny.by минский историк и политолог Валерий Карбалевич. По его словам, большинство народа и правившая элита были против распада СССР.

Влияние же БНФ на умы многих белорусов в конце 80-х — начале 90-х годов (фронтовцы составили немногочисленную, но боевую оппозицию в Верховном совете ХІІ созыва) собеседник связывает с тем, что тогда это движение стало выразителем не только национальной, но и антитоталитарной идеологии. Фронт отражал общедемократические устремления продвинутой части социума, и «все, кто был против коммунистической системы, объединялись вокруг БНФ», отмечает политолог.

Потом политизированная часть белорусов разделилась на разные течения, пошло создание партий. В результате потенциал БНФ с его акцентом на национальную идею объективно сузился, говорит Карбалевич.

Вторым моментом, по его мнению, было то, что распад СССР вызвал опустошительный социально-экономический кризис, и часть обывателей направила свое раздражение на националистов: вот, мол, добились своего, сделали белорусский язык государственным, но при этом ввергли простых людей в нищету.

На волне острой ностальгии по «светлому прошлому» и прорвался к власти Лукашенко. Обладая острым политическим чутьем, он быстро сменил образ демократа на образ реставратора, отмечает аналитик.

1994 год: реставратор победил романтиков

Потом Лукашенко придумает для Москвы миф, как русские здесь сидели на чемоданах и только он, молодой президент-интегратор, спас «славянское братство». Но когда Москва возьмет за жабры и потребует входить в Россию шестью областями, главе государства доведется оседлать антиимперскую риторику, бывшую некогда монополией БНФ.

Кстати, люди из старой гвардии БНФ (в частности Сергей Наумчик) свидетельствуют, что одно время в начале 90-х депутат Лукашенко всячески обхаживал их, надеясь получить должность в популярном тогда движении, а может и стать во главе. Памятен также случай, когда после провала путча в августе 1991 года Лукашенко ассистировал при вносе бело-красно-белого флага в Овальный зал Дома правительства.

Но в целом среда одухотворенных высоколобых интеллектуалов не приняла приземленного директора совхоза с грубоватыми замашками. Возможно, в нападках президента на «свядомых» до сих пор прорывается та ущемленность.

Впрочем, рассуждать, что было бы, войди тогда Лукашенко в верхушку БНФ, — голая спекуляция. Депутат со Шкловщины стал органичным выразителем совкового начала в головах миллионов соотечественников. Идеалисты из БНФ не смогли перешибить плетью обух.

«Белорусы были самой советизированной нацией в СССР», — отметил в комментарии для Naviny.by независимый социолог Александр Соснов. Он был одним из возмутителей спокойствия в Верховном Совете ХІІ созыва, хотя во фракцию БНФ не входил, считая экономическую программу фронтовцев слишком социалистической. В 1994 году, по мнению Соснова, логично победил тот кандидат, который банально «пообещал всех покормить».

Народному фронту в той исторической ситуации победить было невозможно, считает собеседник. «Пазьняк сделал максимум того, что можно было сделать в тех условиях», — говорит Соснов. И после паузы добавляет: «А может быть, и больше».

Беларусь надо выстрадать

Через несколько лет после поражения на выборах 1994 года Пазьняк, опасаясь за свою жизнь, эмигрировал. Его оставшихся здесь верных соратников недруги стали высмеивать как кучку маргиналов, которых вождь-эмигрант вдохновляет факсами из-за океана.

В свою очередь, националисты называют Лукашенко марионеткой Кремля, а его режим — оккупационным. Это явный перехлест. На самом деле, как считает Карбалевич, Минск проводит достаточно независимую внешнюю политику.

Действительно, вспомним: как ни давила Москва, Лукашенко не признал Абхазию и Южную Осетию. Недавно признался, что причина банально-меркантильная: тогдашний коллега Дмитрий Медведев оказался не готовым проплатить такую политическую услугу.

Или возьмите арест гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера. Сделай подобное любая другая страна, Москва бы стояла на ушах, требуя без всяких условий освободить своего гражданина, а главный санитарный врач Онищенко забанил бы все продукты очередного врага. Здесь же — утерлись.

Лукашенко не готов поступиться ни граном своей власти, которая во многом базируется на госсобственности, и потому неуступчив по части продажи активов российскому капиталу. Он прекрасно понимает, что интеграционные проекты Кремля могут стать роковой ловушкой и отбивается от единой валюты, наднациональных органов. На днях, выступая перед студентами в Могилеве, белорусский президент упирал на суверенитет и национальную идею.

Но вместе с тем Лукашенко — в капкане анахроничной, дотационной экономической модели. И потому, огрызаясь на Москву, вынужден параллельно лебезить перед ней, вести рискованную игру в евразийскую интеграцию. Впрочем, как отмечает Карбалевич, она идет вяло и пока не представляется фатальной угрозой независимости.

Социолог Соснов со своей стороны подчеркивает, что идея независимости постепенно укрепляется в массовом сознании. За последние десять лет значительно меньше стало тех, кто полагает, что Россия поглотит Беларусь. Если раньше независимость была важной только для идеалистов из БНФ, то сегодня ее важность отмечают и те, кто «думает желудком», говорит эксперт.

Будущее смутно, но сегодня можно сказать: по большому счету, в историческом плане БНФ не проиграл. Имена людей, что стояли у его истоков, займут почетное место в будущих учебниках истории. Да, эти люди были наивны и порой ошибались, но боролись искренне и яростно, чего не дано некоторым нынешним оппозиционным имитаторам.

Просто чудес не бывает. Белорусы медленнее других испивают чашу «совка». Нации еще предстоит пройти тяжелый, мучительный путь, выстрадать свою Беларусь.