Путин не дождался поддержки по Украине от Назарбаева и Лукашенко

И это — серьезное поражение Кремля…

Владимир Путин не получил от партнеров по таможенной тройке поддержки своей политики на украинском направлении. Это стало ясно после экстренного саммита 5 марта в Ново-Огареве.

Формально лидеры России, Беларуси и Казахстана обсуждали договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), но, конечно, в воздухе висел украинский вопрос.

Кремль в изоляции

Это заседание Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств прошло на шесть дней раньше планового срока, причем накануне Нурсултан Назарбаев не скрывал, что это его инициатива, поскольку «обстановка на Украине непосредственно затрагивает взаимоотношения стран в рамках СНГ и косвенно касается государств Таможенного союза».

Если же без дипломатии, то, как убеждены многие наблюдатели, поведение Москвы в Крыму, закамуфлированное под защиту русскоязычных, абсолютно не понравилось лидеру Казахстана, где целые области — преимущественно русскоязычные.

У Беларуси, отмечают аналитики, также нет Москва не получила даже косвенной поддержки, говорит аналитик. «И это — серьезное поражение Путина», — заключает собеседник Naviny.by.

Владимир Путин

«Обвяжем ЕЭП ленточкой с бантиком»

Дискуссию же вокруг ЕАЭС Юрий Дракохруст называет «обычными терками, которые были и на прежних саммитах». Причем если раньше стороны реагировали на доводы друг друга, то нынешнее общение, по крайней мере в официальной интерпретации, больше напоминает, по выражению аналитика, «диалог глухих».

Действительно, Путин вроде как попытался сделать запевку на украинскую тему («Экстраординарная ситуация, сложившаяся на Украине, вызывает серьезное беспокойство… Возможны негативные последствия и для рынка Таможенного союза»), но партнеры или не подхватили пас, или наговорили такого, что нельзя было давать в отчете на публику.

С другой стороны, как ни взывал Александр Лукашенко к необходимости убрать все изъятия, касающиеся товаров (читай: русские, ну снимите же, наконец, свои пошлины на экспорт нефтепродуктов!), российский коллега, судя по отчетам, отделался холодной фразой: мол, следует зафиксировать конкретные обязательства по устранению изъятий и ограничений, сохраняющихся в Таможенном союзе и ЕЭП (читай: а пожертвуйте-ка хоть чем-то и вы!).

И это выглядит даже регрессом, потому что на предыдущих саммитах Путин более четко артикулировал, что готов пойти на жертвы, в частности, отменить экспортные нефтепошлины, что особенно важно для пополнения белорусского бюджета (цена вопроса — от трех до четырех миллиардов долларов в год).

В то же время российский президент Москва может надорваться. Ведь он притягателен ровно в той степени, в какой Россия готова проплачивать партнерам участие в интеграции. Ресурсы Кремля и так истощались, призрак же новой крымской войны и вовсе грозит послать российскую экономику в нокдаун.

А когда у России кончатся пряники, всю ее постсоветскую интеграцию, и так анемичную, ожидает полный ступор.

Фото kremlin.ru