Лукашенко сделал реверанс перед украинцами и уступил диктаторские лавры Путину

Главный месседж президента соотечественникам: цените сильную руку, если не хотите украинского бардака…

Александр Лукашенко, президент с почти 20-летним стажем, без лишних церемоний пересекся в глуши Полесья с и.о. президента Украины — тезкой Турчиновым. Минск таким образом частично отыграл имиджевые потери после того, как в ООН Беларусь проголосовала (многие обозреватели убеждены: под давлением Москвы) против резолюции о территориальной целостности Украины.

Встреча, которая состоялась 29 марта в резиденции «Лясковичи» (Гомельская область), была нужна обеим сторонам.

Минску она дает шанс на дальнейшее, хотя бы условное, балансирование в украинском вопросе, так как ссориться с Киевом, даже будучи первым союзником России, у Лукашенко нет никаких резонов.

Александр Туричнов и Александр Лукашенко

Границы балансирования определяет Москва

При этом минский обозреватель Андрей Федоров почти не сомневается, что состоявшийся на Полесье контакт белорусская сторона согласовала с Москвой. Более того, на переговорах, возможно, «была попытка донести до Киева российскую позицию, некие предложения», сказал аналитик в комментарии для Naviny.by.

Новая же украинская власть слаба и ищет хотя бы относительного нейтралитета со стороны северного соседа. Тем более что в последние дни популярны алармистские версии: Москва-де может ударить по Украине с белорусской территории (сюда перебазированы как минимум ее самолеты). По итогам переговоров — у кого что болит! — Турчинов подчеркнул: чрезвычайно важно, что «никогда третья сторона с территории Беларуси не будет угрожать Украине».

Шел разговор и о дорожной карте дальнейшего экономического сотрудничества. Именно выгодная торговля с Украиной — одно из самых сильных обстоятельств, по которым белорусское руководство не рвется рукоплескать крымской войне. Киев тоже не хочет рвать прагматичные связи и потому, надо полагать, не склонен надолго становиться в позу после злополучного голосования в ООН.

«В Киеве понимают, что это голосование, кроме моральной поддержки, ничего не дает», — отмечает Андрей Федоров.

Вместе с тем, оно показало, сколь зависима ныне Беларусь от Кремля. «И границы балансирования Лукашенко в украинском вопросе будут определяться в Москве», — убежден собеседник Naviny.by.

Белорусские танки на Киев не пойдут

В принципе, Лукашенко попытался успокоить украинцев еще накануне, в интервью программе «Шустер live». Он заверил, что Беларусь всего лишь усиливает охрану границы, «но никогда в жизни я себе не позволю с танками въехать в Киев, это глупость полная».

По его словам, не планирует вторжения на материковую Украину и Владимир Путин.

Трудно сказать, насколько убедительными оказались заверения от имени Путина, но вот для внутреннего пиара белорусский руководитель использовал эту телебеседу с популярным ведущим по полной программе. Главный месседж президента соотечественникам: цените сильную руку, если не хотите украинского бардака!

В частности, Лукашенко признал, что тамошний Майдан спровоцировала сама власть, и прежде всего развалом экономики, тотальной коррупцией.

Таким образом, вырисовываются контуры предвыборной программы Лукашенко 2015 года: стабильность (кто думал, что украинский сюжет так выгодно подсветит затасканный лозунг!) и борьба с коррупцией.

Белорусская оппозиция — в ежовых рукавицах

По словам Лукашенко, отечественные оппозиционеры «не такие отмороженные», чтобы действовать на манер украинских боевиков: «Наверное, таких бандитов, которые взяли бы оружие и начали стрелять, нет».

«…Они хорошо понимают, за что они ответят, что они в ответ получат от власти», — такие красноречивые опции отметил белорусский президент, анализируя причины смирного поведения своих политических противников.

Впрочем, не только Лукашенко по понятным соображениям не хочет белорусского варианта Майдана. Перемены через уличные бои — с кровью, жертвами, хаосом безвластия — очевидно несимпатичны и массе белорусов. На фоне катастрофических украинских событий последних месяцев неприятие революционного пути перемен в белорусском обществе, судя по всему, усилилось.

Надо учитывать и зомбирование белорусов российскими телеканалами. Эйфорические настроения в духе «ура, Крым наш!», предубеждение против «взявших власть в Киеве бандеровцев», как показывает наблюдение, достаточно широко распространились и в белорусском социуме.

Участники традиционного Дня Воли 25 марта в Минске говорят, что на этот раз была ощутимой недоброжелательная реакция части прохожих как на желто-голубые украинские, так и на белорусские исторические бело-красно-белые стяги.

К слову, российский посол Александр Суриков в минувший четверг с тревогой отметил «появление портретов Бандеры, Шухевича и других» на шествии в День Воли: мол, «молодые люди начинают забывать, от чего пострадали их дедушки и бабушки во время войны».

Скорее всего, соответствующие кадры (а на баннере «Молодого фронта» были еще изображения Станислава Булак-Балаховича, Михала Витушки, Винцента Годлевского) по полной использует и государственная пропаганда, смешав боб с горохом и подав всю белорусскую оппозицию как «духовных наследников коллаборантов, полицаев».

Причем этот ход может оказаться эффективным. Здесь надо учитывать специфику национальной памяти белорусов, в частности о Второй мировой. О тех или иных неоднозначных исторических фигурах лучше дискутировать на научных конференциях, в СМИ, но если оппозиция хочет завоевывать симпатии массы, стоит хорошенько взвешивать, с какими портретами и лозунгами выходить на улицу.

Будет ли Площадь-2015?

Другой вопрос, что звать теперь народ на улицу — а тем более на гипотетическую Площадь -2015 — в принципе неблагодарное дело.

Проблема перемен в Беларуси упирается в банальное, грубое обстоятельство — «фактор смертельного страха», сказал в комментарии для Naviny.by политолог Виктор Мартинович.

По его словам, «все сильно перепуганы» после того, как «прошлые президентские выборы закончились спецоперацией» — имеется в виду разгон Площади 19 декабря 2010 года и последовавшая затем полоса репрессий: тюремных посадок лидеров, разгрома организаций. Поэтому, считает Мартинович, в 2015 году, скорее всего, «не будет сорока тысяч на Площади».

В итоге белорусская оппозиция, миролюбию которой (немудрено: столько били) тихо радуется президент, оказалась в концептуальном вакууме. Ведь победить на выборах, когда голоса, по ее глубокому убеждению, не считаются, невозможно. А звать к уличной борьбе — и особо никто не откликнется (страх!), и сами лидеры вместе с горсткой пассионариев попадут под раздачу так, что мало не покажется.

Вряд ли кто-то завтра предложит чудодейственный рецепт победы демократических сил в условиях жесткого авторитарного режима, усиленного еще и термоядерной персоналистской составляющей. Иные комментаторы даже бросают реплики: да тут все равно — один кандидат против Лукашенко или девять (как было в 2010-м).

Я убежден: отнюдь не все равно! Единый кандидат автоматом собирает до 25% голосов — весь протестный электорат. А дальше уже можно и бороться. К этому «автомату» бы еще и харизму, и незамыленность образа, и бьющие в десятку лозунги, и действительную (а не имитационную, как было в 2006 году, когда единым стал Александр Милинкевич) поддержку консолидированной оппозиции.

Но пока структурированная оппозиция традиционно тянет одеяло в разные стороны, мерится амбициями разошедшихся по коалициям и просто по углам вождей.

Да, сегодня она в ситуации, когда против лома нет приема. Но завтра может сбежаться ряд факторов, экономических и внешнеполитических, образующих окно возможностей. Вопрос в том, кто поймает момент.

Тем временем на выборах-2015 как черт из табакерки может выскочить и кремлевский кандидат, отметил в комментарии для Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

Шутки юмора: президенты мерятся диктаторством

Белорусский руководитель кожей чувствует ненадежность отношений с Россией, показавшей в Крыму имперскую хватку. И, пожалуй, не только украинцам адресован пассаж из интервью Шустеру, когда Лукашенко возмущается сдачей полуострова без боя: «Я в страшном сне представляю себе, что это могло произойти с Беларусью. Если бы даже военные наши поступили так, по-украински, сидели, как мыши под веником, на своих базах, я первым, я в одиночку бы пошел воевать».

Похоже, бессменный белорусский президент дает понять и Москве: меня голыми руками не возьмешь.

При этом в интервью Шустеру Лукашенко — в связи с тем, что ярлык «последнего диктатора Европы» в свете крымского блицкрига, пожалуй, нуждается в пересмотре, — не преминул подколоть Путина: «Я ему сказал: сейчас ты уже меня переплюнул, и слава богу, что от меня отцепятся, может, на тебя все повесят. Он смеется, я смеюсь».

Нет бы помериться демократичностью! Когда же два руководителя мерятся степенью диктаторства — юмор, конечно, на любителя.