Российская пропаганда разогревает массовое сознание белорусов

За годы независимости Беларусь так и не вышла из культурного пространства России...

 
За годы независимости Беларусь так и не вышла из культурного пространства России. Поэтому «маленькие победоносные войны» восточного соседа позитивно воспринимаются типичными представителями белорусского «большинства».
 
 
По данным Центризбиркома, явка избирателей на местных выборах в Беларуси с учетом досрочного голосования составила 77,27%, при этом досрочно проголосовал почти каждый третий избиратель — 32,04%.
 
Секретарь Центризбиркома Николай Лозовик, комментируя ход голосования, отметил активность избирателей. Он объяснил ее ответственным подходом белорусских граждан к вопросу формирования местной власти и реакцией на события в Украине.
 
В Украине, по мнению Лозовика, «в определенной степени установленные законом нормы формирования власти были проигнорированы, власть формировалась внезаконным способом, и в результате произошел серьезный конфликт, последствия которого, я думаю, будут сказываться еще не один год».
 
Вот этот «негативный пример» и «заставил серьезно задуматься наших избирателей». Итогом коллективных раздумий и стало повышение гражданской активности белорусов, считает Лозовик.
 
23 марта, отвечая на вопросы журналистов, Александр Лукашенко также отметил политическую активность избирателей. Сославшись на мэра Минска, он рассказал об очередях на избирательных участках в последний день предварительного голосования.
 
Тут следует напомнить, что на одно депутатское место претендовало 1,2 кандидата. Такая пассивность кандидатов обессмыслила активность избирателей. Даже если бы явка составила 100% в условиях полного соответствия белорусских выборов демократическим нормам, существенно повлиять на формирование органов местной власти избиратели не смогли бы.
 
 
Выборы как аккламация
 
Связывая активность и ответственность избирателей исключительно с высоким уровнем явки, глава государства и секретарь ЦИК тем самым подчеркивают различный смысл электоральных процедур в Беларуси и в западных странах. Внешнее сходство не должно вводить в заблуждение.
 
В Беларуси выборы не предполагают реальной конкуренции партий, представляющих гражданам различные политические стратегии и социальные программы. А где нет конкуренции, там не формируется и образ будущего. Поэтому белорусскому избирателю всегда предлагается голосовать за настоящее, за его сохранение, за тех, кто это настоящее способен поддерживать.
 
Выборы в Беларуси — это церемониальная «аккламация», ритуал демонстрации символической поддержки руководителей, которые уже держат в своих руках рычаги управления и средства контроля над обществом.
 
Но «цену» поддержки не следует преувеличивать, поскольку ее демонстрация не предусматривает ответственности избирателей за свой выбор. Как тут не вспомнить распад СССР, когда на протяжении 70 лет все голосовали «за», но никто в критический момент не вышел защищать «свою» власть и «свое» государство.
 
Между тем активность избирателей 23 марта оказалась пусть и незначительно, но ниже зафиксированной на предыдущих выборах депутатов местных Советов, когда «фактор Украины» отсутствовал. В 2010 году явка составила 79,5%, в 2007 году — 79,2%.
 
Но в целом белорусский электоральный стандарт, установленный после конституционного референдума 1996 года, ЦИК в очередной раз подтвердил. Особых сомнений по данному поводу, я полагаю, никто и не испытывал.
 
 
Возбуждение от чужой войны
 
18 марта, выступая в Кремле перед депутатами Государственной думы, членами Совета федерации, президент России Владимир Путин поблагодарил «всех за этот патриотический настрой. Всех, без исключения». Путин не льстил. По данным ВЦИОМ (8-9 марта), большинство его соотечественников (81%), по их собственному признанию, ощущают себя патриотами России.
 
Патриоты ответили своему президенту взаимностью. Уровень одобрения работы Путина за неполные три месяца увеличился на 15,1 процентного пункта (таблица 1). Что касается электорального рейтинга российского президента, то ВЦИОМ определяет его при ответе на закрытый вопрос (список политиков прилагается): «Если бы президентские выборы проводились в ближайшее воскресенье, то за кого из кандидатов Вы бы проголосовали?». 15-16 марта он составил 57,5%.
 
Такому уровню электоральной поддержки позавидовал бы любой европейский политик. Александра Лукашенко я выношу за скобки. Нормой для него является 80%, и государственные социологические службы ее регулярно подтверждают.
 
Таблица 1. Одобрение работы Владимира Путина
(в процентах от числа опрошенных)
январь 2014
февраль 2014
1-2 марта
8-9 марта
15-16 марта
60,6
64,3
67,8
71,6
75,7
 
Победа в «крымской войне» в условиях сверхэнергичной пропагандистской кампании, развернутой государственными СМИ, перевела российское общество в состояние политического возбуждения (политической мобилизации). Консолидация общества вокруг фигуры «национального лидера», выразившаяся во взрывном росте одобрения работы Путина — лишь одно из свидетельств политической мобилизации.
 
Не исключено, что возбуждение россиян передалось и белорусам. Соответствующей социологией я не располагаю, но данные НИСЭПИ, полученные в 2008 году во время «маленькой победоносной войны России в Грузии», вселяют в меня определенную уверенность.
 
В сентябре 2008 года (активная фаза «победоносной войны» пришлась на август) доля белорусов, выступающих за объединение с Россией, увеличилась на 7 процентных пунктов (таблица 2). Но закрепиться на достигнутом рубеже сторонникам объединения с Россией не удалось, что и зафиксировал декабрьский опрос. У белорусского обывателя хватает своих повседневных забот. Находиться в возбужденном состоянии по поводу военных действий России на Кавказе длительное время он не в состоянии.
 
Таблица 2. Если бы сегодня проходил референдум об объединении Беларуси и России, как бы Вы проголосовали?
(в процентах от числа опрошенных)
вариант ответа
03'08 06'08 09'08 12'08
за объединение
36
39
46
36
против объединения
42
42
36
39
не принял бы участия в голосовании
11
10
10
15
затруднились ответить/не ответили
11
9
8
10
 
Вывод, сделанный в предыдущем абзаце, подтверждает и динамика социальных индексов (таблица 3).
 
Все три социальных индекса рассчитываются как разница положительных и отрицательных ответов на вопросы: «Как изменилось Ваше материальное положение за последние три месяца?» (ИМП), «Как, на Ваш взгляд, изменится социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы?» (ИО) и «На Ваш взгляд, в целом положение вещей в нашей стране развивается в правильном направлении или в неправильном?» (ИПК).
 
«Маленькая победоносная война России в Грузии», естественно, не могла отразиться на материальном положении белорусов, да еще за период, войне предшествующий. Поэтому индекс материального положения в сентябре относительно июня не изменился. Но связанные с победоносной волной позитивные переживания на 6 единиц повысили индекс ожиданий. Главным же бенефициаром стал индекс правильности курса. Он вырос на 12 единиц.
 
Дальнейшая динамика социальных индексов формировалось уже под влиянием мирового финансового кризиса. В полном соответствии с законами социальной психологии негативные новости отразились в первую очередь на индексе ожиданий. За три месяца он снизился на 40 (!) единиц: с 16 до -24.
 

Таблица 3. Динамика индекса материального положения, индекса ожиданий, и индекса правильности курса

социальные индексы
03'08 06'08 09'08 12'08
индекс материального положения (ИМП)
–9
6
5
21
индекс ожиданий (ИО)
4
10
16
24
индекс правильности курса (ИПК)
16
11
23
11
 
Аналогичным образом изменялись в 2008 году и рейтинги Александра Лукашенко. Электоральный рейтинг в сентябре относительно июня увеличился на 3,6 пункта и снизился в декабре на 2,3 пункта: 38,9%, 42,5% и 40,2% соответственно. Сходным образом в эти же сроки изменялся и рейтинг доверия: 47,3%, 51,9% и 48,4%.
 
 
Украинский фактор
 
Уровень политической мобилизации российского общества сегодня существенно превосходит уровень августа 2008 года. На наших глазах в режиме «здесь и сейчас» разворачиваются события принципиально иного масштаба, последствия которых предсказать невозможно. Но это в среднесрочной и долгосрочной перспективе.
 
В краткосрочной же перспективе с большой долей вероятности можно утверждать, что под влиянием российской пропаганды оказалась часть белорусского общества, та его часть, которую принято называть «большинством». Поэтому влияние фактора Украины на электоральную активность белорусов 23 марта я бы полностью не исключал.
 
Разумеется, об уровне явки, объявленной ЦИК, речь не идет. Степень ее достоверности примерно такая же, как у рейтинга доверия Александра Лукашенко, анонсированного Информационно-аналитическим центром при Администрации президента Беларуси в марте (79%).
 
Выдавая желаемое за действительное, белорусским профессионалам из государственных социологических служб следовало бы посматривать на результаты своих российских коллег. Даже на гребне мобилизационной волны Путин не имеет того уровня поддержки, который якобы имеет Лукашенко в условиях политической апатии белорусского общества
 


Об авторе

Сергей Николюк — аналитик, эксперт НИСЭПИ. В отличие от молодого поколения профессиональных политологов весьма скептически относится к западному гуманитарному наследию, будучи уверенным, что оно создано для описания иного типа общества. Отсюда склонность к цитированию российских авторов, в первую очередь социологов «Левада-центра».