Белорусский вопрос оказался в тени украинских событий

1 апреля прошло заседание рабочей группы ассамблеи «Евронест» по Беларуси, на котором обсуждались перспективы белорусско-европейского взаимодействия...

После значительного перерыва вновь дало о себе знать парламентское измерение Восточного партнерства (ВП) — ассамблея «Евронест». 1 апреля в ее рамках прошло заседание рабочей группы по Беларуси, на котором обсуждались здешняя ситуация и перспективы белорусско-европейского взаимодействия. Правда, говорить о способности этой структуры стимулировать какие-либо заметные сдвиги в отношениях Беларуси с объединенной Европой пока не приходится.

Рыхлая площадка

Не вызывает сомнений, что даже если проведение этой встречи и не было вызвано последними событиями в Украине и вокруг нее, то они все равно оказали на проходившие дискуссии чрезвычайно сильное влияние.

Как представляется, вообще мог возникнуть вопрос о дальнейшем существовании данной программы, поскольку абсолютно не исключено, что российская вооруженная агрессия против одного из участников ВП будет повторена против любого из остальных.

К сожалению, оснований рассчитывать на то, что ассамблее удастся не то что предотвратить подобное развитие событий, но хотя бы единодушно высказать свой протест, немного.

Об этом свидетельствуют, в частности, итоги состоявшегося накануне заседания ее бюро. В повестку дня было включено предложение украинцев созвать внеочередное заседание ассамблеи. Однако руководитель армянской делегации, сославшись на предстоящие в скором времени выборы в Европарламент, предложил вернуться к этому вопросу осенью. На том и порешили.

Ясно, что Еревану как сателлиту Москвы никак не хотелось присутствовать на мероприятии, где его стратегический союзник наверняка был бы подвергнут самой жесткой критике, и армянская сторона надеется, что к осени ситуация каким-нибудь образом рассосется.

Впрочем, если бы украинская инициатива вдруг была поддержана и, более того, была принята осуждающая Россию резолюция, ни к каким последствиям это все равно бы не привело. Ведь «Евронест» никакой реальной властью не обладает, обязательных решений не принимает, а может лишь давать тем или иным событиям моральные оценки.

Беларусь отошла на второй план

В таких вот далеко не самых вдохновляющих внешних обстоятельствах и проходило заседание рабочей группы по Беларуси. Напомним, что в силу несоответствия условий проведения парламентских выборов в Беларуси общепринятым международным стандартам Европарламент не признает Национальное собрание легитимным. Как следствие, в Брюссель его представителей не позвали.

Зато приглашение принять участие в дискуссии получили группа лидеров белорусской оппозиции и — несколько неожиданно — глава внешнеполитического ведомства Владимир Макей. Последний, как и следовало ожидать, приглашение проигнорировал. Однако взамен себя прислал некоего неназванного белорусского дипломата, которого, однако, на заседание не пустили.

Трудно сказать, была ли в результате этого демарша упущена какая-то возможность для наведения мостов между демократическими силами, властями и Западом. Скорее, нет, так как, похоже, представители оппозиции в очередной раз не нашли общего языка по поводу возможной политики Евросоюза в отношении официального Минска.

Так, одни утверждали: нельзя допустить, чтобы околоукраинские события поломали определенную на Вильнюсском саммите ВП повестку дня для Беларуси, включающую визовые вопросы, охрану границ, модернизацию и т.д. По их мнению, изоляция Беларуси увеличит здесь российское влияние и тем самым сыграет на руку Кремлю.

Другие же, напротив, призывали Брюссель занять значительно более жесткую позицию, так как режим, мол, понимает только язык силы.

В общем, известный давний спор. Между тем вопрос, что же в принципе ЕС мог бы сделать конкретно для Беларуси, становится все более актуальным.

Увы, мало-мальски адекватного ответа на него по-прежнему нет. К тому же в условиях, когда все внимание приковано к Украине, Беларусь, и без того не бывшая для ЕС вызывавшим наибольший интерес объектом, отошла на еще более далекий план.

Очевидно, что в создавшейся обстановке сверхзадача заключается в противодействии как осуществленной, так и ожидаемой российской агрессии повсеместно и всеми возможными средствами. Но поскольку сами белорусы в этом, по-видимому, участвовать не будут, то давать Европе рекомендации, что и как делать для достижения этой цели, несколько неэтично.

Что же касается непосредственно Беларуси, то на данный момент можно высказать фактически только одну, хотя и весьма настоятельную просьбу: не признавать ее оккупации, если таковая случится.

Кстати, в последнее время доводилось слышать утверждения, что, дескать, в отличие от признания независимости вновь провозглашенных государств (например, Абхазии и Южной Осетии), такого рода действий в отношении «приобретенных» территорий не требуется. Возможно, формально это и так, однако позиция Соединенных Штатов, на протяжении полувека не признававших аннексию Советским Союзом Латвии, Литвы и Эстонии, наверняка оказывала сильную поддержку их стремлению добиться независимости.