Лукашенко предупредил, что будет, если в Беларусь «придет Путин»

Судьба белорусской независимости завязана де-факто на одну персону. Ее властолюбие общеизвестно, но…

Александр Лукашенко дал главе КГБ указание «подходить как к диверсантам» к тем людям, которые раздувают тему мифического притеснения русскоязычных в Беларуси.

Телекамера показала крупным планом: опущенные глаза, поджатые губы — лицо российского посла Александра Сурикова, которого президент Беларуси попросил не обижаться за откровенность.


Фото пресс-службы президента Беларуси

22 апреля в присутствии зарубежных дипломатов, парламентариев, высоких чиновников белорусский официальный лидер выступил в Овальном зале Дома правительства с ежегодным Москва делает ставку на укрепление Москва держит на игле

Да, Лукашенко абсолютно резонно говорит, что лучшей гарантией от общественных потрясений является здоровая, крепкая экономика: «Будут работать мало-мальски предприятия, нам не страшен никакой враг, никакие танки, никакие самолеты».

Но в том-то и проблема, что белорусская экономика сегодня держится на плаву в первую очередь благодаря мощной российской подпитке. Стоит Владимиру Путину всерьез разозлиться, закрутить краник — и Беларусь у его ног.

Правда, Путин этого не делает, потому что здесь все сложнее, Москва ведь тоже нуждается в союзнике, а подпитка энергоресурсами, финансами — это «интеграционный ресурс» Кремля, отмечает Прейгерман.

Другое дело, что такая однобокая интеграция с сырьевым государством не решает проблем экономического прогресса Беларуси. И потом, «в долгосрочной перспективе возможность маневра для Лукашенко сужается», подчеркивает собеседник Naviny.by.

Таким образом, катастрофическая зависимость от российской ресурсной подпитки объективно ограничивает, причем все более жестко, самостоятельность Лукашенко при всей его эффектной риторике на тему защиты независимости.

Для укрепления ее гарантий нужно раскрепостить общество как экономически, так и политически. Однако в этом плане нынешний президент не может переступить через себя.

А значит, судьба белорусской независимости завязана де-факто на одну персону. Ее властолюбие общеизвестно, но жизненный ресурс не бесконечен. И потому будущее придавленной авторитаризмом, однобоко ориентированной на восток Беларуси — под угрозой.