«Спецприемник трещит»: Дмитрий Дашкевич вышел на свободу после 25-суточного ареста

На Окрестина сейчас «треть проституток, треть оппозиции и треть – пьяницы, бомжи»…

Вечером 19 мая из центра изоляции правонарушителей в Минске освободился Дмитрий Дашкевич — бывший политзаключенный, сопредседатель международного общественного объединения «Молодой фронт» (Чехия). Дома его встретила жена Анастасия Дашкевич, находящаяся на девятом месяце беременности.


Фото из фейсбука Бориса Горецкого

Сразу после освобождения Дашкевич рассказал БелаПАН о деталях своего освобождения: «Около семи сказали собираться с вещами. Я думал, накинут еще суток 20. Повезли в Первомайский РУВД, инспектор провел со мной профилактические беседы и выписал предупреждение о том, что, если будет еще одно нарушение, возбудят уголовное дело. Просидел я там несколько часов и меня привезли на перекресток Якуба Коласа и Чернышевского, там высадили».

По словам политика, давления со стороны администрации ЦИП в ходе ареста не было. «Только приходилось добиваться свежего воздуха, потому что окна не открываются, все зашито. По шесть человек в камере, воняет, курят. Мне всё доказывали, что окна открывать нельзя, пока не начали пачками писать в санэпидемстанции, в прокуратуру. Тогда меня уже перевели в камеру на два человека. Так более или менее досидел вторую половину 25-суточного ареста», — рассказал лидер «Молодого фронта».

 

Спецприемник трещит

Дашкевич подтвердил сведения, которые сообщались активистами, уже вышедшими из ЦИП, о том, что там сидит значительное число людей, задержанных превентивно перед чемпионатом мира по хоккею.

«Спецприемник трещит. Особо критичные дни были у этих «любителей хоккея» 5-6-го числа. С этого времени начали возить в Жодино, потому что мест уже в спецприемнике не было», — рассказал Дмитрий Дашкевич.

По словам Дашкевича, среди превентивно задержанных «треть проституток, треть оппозиции и треть – пьяницы, бомжи».

По примерным оценкам собеседника БелаПАН, речь идет о 150 задержанных только в ЦИП на улице Окрестина. «Сколько человек возят на Жодино, никто не знает», — добавил он.

Перед президентскими выборы прогнозирует ужесточение репрессий

Об угрозе возбуждения уголовного дела Дашкевич сказал: «Я не собираюсь совсем отказываться от общественной деятельности. Но я уже и сейчас ей так активно не занимаюсь: семья, работа – понятно, что немного другие приоритеты».

«Эти 25 суток свидетельствуют о том, что чем ни занимайся, что ни делай, это мало что меняет. Задерживают людей, которые уже несколько лет ничем не занимаются. Что тут говорить? Любое выступление, любой комментарий в СМИ, любая статья рассматриваются как чуть ли не посягательство чуть ли не на Карла Маркса, 38 [адрес Администрации президента — ред.]», — отметил политик.

Дашкевич прогнозирует ужесточение репрессий перед президентскими выборами: «Глядя на эту неадекватность, я думаю, что в 2015 году могут и года 2-3 сразу выписывать перед выборами только за то, что ты есть на этом свете».

Дашкевич был задержан сотрудниками милиции вечером 24 апреля. На следующий день судья суда Первомайского района столицы Юрий Горбатовский признал его виновным по двум статьям Кодекса об административных правонарушениях (несоблюдение требований превентивного надзора и сопротивление сотрудникам милиции) и по совокупности назначил в качестве наказания арест на 25 суток.

Аресты Дашкевича и других общественных активистов правозащитники назвали превентивными — таким образом, по их мнению, власти стремились избежать возможных акций протеста во время чемпионата мира по хоккею. По данным правозащитников, накануне и во время чемпионата в Минске было задержано более 30 общественных активистов.

Дашкевич находится под превентивным надзором милиции после освобождения в августе 2013 года из гродненской тюрьмы № 1, где он отбывал наказание за «особо злостное хулиганство», якобы совершенное накануне последних выборов президента. Превентивный надзор должен был закончиться 28 февраля, однако незадолго до этой даты его продлили на три месяца на том основании, что Дашкевич забыл вовремя явиться в инспекцию для того, чтобы отметиться. Решение о продлении надзора принимал тот же судья Горбатовский.