Из договора о ЕАЭС Беларусь выжмет максимум

29 мая в Астане состоится встреча президентов Беларуси, Казахстана и России, на которой планируется подписать договор…

29 мая в Астане состоится встреча президентов Беларуси, Казахстана и России, на которой планируется подписать договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Эксперты отмечают, что даже если будет согласован важный для Беларуси вопрос по пошлинам на нефтепродукты, возникают другие проблемы.

По словам первого вице-премьера Владимира Семашко, Беларусь готова подписать договор о создании ЕАЭС.

«Проект договора прошел все согласования, и ожидается его подписание 29 мая главами государств, — сказал Семашко 21 мая во время Белорусского промышленного форума в Минске. — Вчера в правительстве мы еще раз обсудили этот документ и нашли решения по всем вопросам. Белорусская сторона принципиально готова к подписанию договора».

При этом, подчеркнул вице-премьер, Беларусь продолжает исходить из того, что в рамках союза не должно быть никаких изъятий и ограничений, а также иных препятствий экономического характера.

Вопросы, касающиеся создания ЕАЭС, обсуждались президентами Беларуси, Казахстана и России 29 апреля на заседании Высшего евразийского совета в Минске. Белорусская сторона настаивала на исключении с 2015 года изъятий, касающихся торговли нефтепродуктами.

В этом случае с будущего года Беларусь освободилась бы от уплаты в российский бюджет вывозных пошлин на экспортируемые нефтепродукты (около 3,5 млрд. долларов в год). Однако по итогам саммита было заявлено, что в 2015 году такие изъятия сохранятся, а единый рынок нефти, нефтепродуктов и газа в рамках ЕАЭС будет создан с 2025 года.

Такое решение не устраивает белорусскую сторону. 8 мая в Москве состоялась неформальная встреча Александра Лукашенко с Владимиром Путиным. На следующий день Лукашенко заявил журналистам: Россия готова пойти на уступки, достигнута договоренность о поэтапной отмене перечислений в российский бюджет экспортных пошлин на нефтепродукты.

«Мы постепенно будем их снимать. В будущем году примерно половина остается в Беларуси, а с 2016 года, я полагаю, мы решим и вторую часть. Примерно полтора миллиарда долларов в будущем году останется в бюджете Беларуси», — сказал белорусский президент.

Лукашенко также сообщил, что Россия предоставит Беларуси кредит на 2 млрд. долларов.

Накануне вылета в Астану Александр Лукашенко провел специальное совещание по вопросу договора о ЕАЭС, где заявил, что тот вариант, который будет подписан тремя президентами — «это не тот договор, на который рассчитывала Беларусь, и не тот, о котором изначально заявляли наши партнеры, прежде всего Российская Федерация».

Однако еще ранее, комментируя достигнутые на встрече с Путиным 8 мая договоренности, белорусский официальный лидер сказал, что Беларусь не планирует блокировать подписание договора о ЕАЭС.

Аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Андрей Елисеев отмечает, что в случае такого развития событий Беларусь на ближайшие несколько лет будет иметь еще большую нефтяную ренту и увеличение российских субсидий.

«Однако в более долгой перспективе краски сгущаются, — сказал Елисеев в интервью БелаПАН. — Россия постепенно уменьшает экспортную пошлину на нефть и нефтепродукты, но увеличивает налог на добычу полезных ископаемых, то есть нефть будет становиться дороже, поэтому будет Беларусь платить больше денег за нефть».

Таким образом, отмечает Елисеев, маржа будет постепенно уменьшаться, но в любом случае налицо выигрыш для Беларуси.

«Если Россия просто так не будет взимать экспортные пошлины на нефтепродукты, произведенные из ее беспошлинно поставляемой нефти, то, конечно, это получается большой плюс из ниоткуда», — говорит Елисеев.

При этом он подчеркивает: неизвестно, давала ли Беларусь какие-то гарантии и обещания в обмен на такой шаг со стороны России. Например, предполагает эксперт, белорусская сторона могла пообещать продать российскому капиталу часть акций Мозырского и Новополоцкого НПЗ.

Елисеев отмечает, что пока сложно судить о том, какие кулуарные договоренности могут существовать между сторонами.

«Но сейчас получается, что, просто имея такие дополнительные субсидии, Беларусь опять отложит на время проведение структурных реформ», — говорит он.

Эксперт подчеркивает: на данный момент не видно сигнала, что белорусские власти в ближайшие два года, как минимум до президентских выборов, будут что-то менять в экономической системе.

«Все остается по-прежнему, — сказал Елисеев. — С точки зрения национальных интересов это не лучший вариант. Получается, что опять все оттягивается, и эта неэффективная экономическая система продолжает работать, белорусскими властями ничего существенного не предпринимается для изменений».

Елисеев не разделяет мнение о том, что Минск на переговорах проигрывает Москве, как и противоположное мнение.

«Стороны должны идти на компромиссы, — сказал эксперт. — Если слова Лукашенко действительно отражают реальную договоренность, то мне кажется, это подтверждает, что стороны готовы достигать согласия и идти на какие-то уступки, терпеть какую-то невыгоду для себя, но добиваться успехов в другой сфере».

Однако, подчеркивает Елисеев, если допустить, что Беларусь пообещала продать долю акций в своих НПЗ, то «уже получается, что для долгосрочных национальных интересов все может быть не так хорошо».

«Одно дело — это интересы на краткую и среднюю перспективы правящей элиты, другое — долгосрочные национальные интересы, — сказал аналитик. — Но если по перечислению экспортных пошлин Россия не пойдет в отказ, то Лукашенко, по крайней мере, обеспечил себе политическую и экономическую поддержку до ближайших выборов как минимум».

Эксперт Татьяна Манёнок также отмечает, что пока абсолютно непонятны условия построения единого рынка энергоресурсов в рамках ЕАЭС.

«Предполагалось, что, поскольку создается Евразийский экономический союз, то эти рынки должны были заработать уже со следующего года, — сказала собеседница. — Но мы сегодня уже слышим от чиновников о том, что будут предусмотрены переходные периоды по строительству единых рынков, в том числе и по тому, что интересует прежде всего белорусскую сторону — единый рынок нефти и газа».

Манёнок подчеркивает, что один из наиболее принципиальных вопросов для белорусской стороны — это вопрос распределения нефтяной ренты в рамках переработки нефти на белорусских НПЗ.

«Понятно, что на саммите 29 апреля президенты «тройки» не договорились об условиях формирования этого принципиального для Беларуси вопроса, поскольку было объявлено, что строительство этих общих рынков растягивается до 2025 года. За десять лет может случиться что угодно», — отметила Манёнок.

По мнению эксперта, более выгодные условия формирования этого рынка Беларусь будет обсуждать в рамках двусторонних отношений.

«Что касается механизма разделения пошлины на нефтепродукты, поскольку это очень сложный механизм, в рамках «тройки» не удалось решить эту проблему, чтобы как-то синхронизировать этот вопрос», — сказала Манёнок.

Она отдает должное белорусским переговорщикам, которые «попытались выторговать максимум из возможного при подготовке договора о создании ЕАЭС, поскольку мы прекрасно понимаем, что для России, отягощенной финансовыми проблемами, очень сложно идти навстречу партнеру».

«Что касается поставок нефти, я так понимаю, что квотирование сохранится, а белорусская сторона будет выторговывать какие-то моменты по объемным показателям. И думаю, что Россия пойдет навстречу, невзирая на то, что есть обязательства по обеспечению восточного направления (Китай)», — сказала собеседница.

При этом Манёнок обращает внимание на то, что еще одной серьезной проблемой при создании ЕАЭС может стать нежелание Беларуси конкурировать.

«У нас есть только желание защититься от конкуренции, — сказала собеседница. — Я пока вижу сигналы, что белорусские власти пытаются защититься от конкурентов, а не создавать свободные рынки».

«Проблемы дальнейшей состыковки, гармонизации законодательства для более открытых рынков и конкуренции еще впереди», — уверена эксперт.