Евразийский союз рискует стать большим разочарованием для Беларуси

Кроме самого договора о создании ЕАЭС, в Астане были подписаны важные для Беларуси двусторонние договоренности с Россией...

В Астане лидеры Беларуси, Казахстана и России подписали, как они сами признались, «эпохальный» документ — договор о создании Евразийского экономического союза. Впрочем, эксперты не разделяют оптимизма президентов: Евразийский союз имеет все шансы не оправдать те надежды, которые на него возлагает официальный Минск.


Фото пресс-службы президента Беларуси

Кроме самого договора о создании ЕАЭС, в Астане были подписаны важные для Беларуси двусторонние договоренности с Россией: об объемах поставок нефти и новом порядке перечисления экспортных пошлин на нефтепродукты. По сути, это воплощение в жизнь тех Москва готовится к тому, чтобы в принципе лишить Беларусь всех бонусов от переработки дешевой российской нефти.

По словам Чалого, в России «активизировались планы по налоговому маневру — переносу нагрузки с экспортных пошлин на налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) — и фактически речь идет о том, чтобы это сделать в опережающем порядке».

Механизм работает следующим образом. Экспортные пошлины на нефть понижаются до минимального уровня. Но чтобы компенсировать потери для российского бюджета, правительство повышает налог на добычу для нефтяных компаний. Этот шаг позволяет России вписаться в формат Евразийского союза, отменив для Беларуси необходимость перечисления экспортных пошлин (тогда уже в виду их незначительного размера) и одновременно не потерять многомиллиардные поступления в казну.

Сергей Чалый убежден, что Россия «увязывает послабление нам по экспортным пошлинам с поднятием НДПИ, что нивелирует для нас выгоды такого рода». Дело в том, что пошлины станут мизерными, а стоимость нефти — вырастет. Это ухудшит условия для продажи белорусских нефтепродуктов и лишит Беларусь ожидаемых доходов.

Соглашение о стабильном нефтяном балансе на годы вперед Чалый считает продолжением логики проведения налогового маневра.

«Идея этого маневра состоит в том, чтобы стимулировать экспорт сырой нефти, а как следствие, уменьшится ее переработка внутри страны. В этом смысле Россия заинтересована в том, чтобы наши НПЗ были загружены по максимуму и были по максимуму обременены необходимостью обратных поставок на российский рынок», — добавил экономист.

Ну и кто на коне?

Антон Болточко считает, что в целом переговоры о создании ЕАЭС для Беларуси завершились успешно: «Беларусь смогла в сложном переговорном процессе минимизировать риски и взять часть выгод и для себя».

«С одной стороны, Лукашенко вчера говорил, что Беларусь получила не тот договор, который хотела, с другой стороны, он сказал, что в договоре каким-то образом будет оформлено следующее условие: если не будут достигнуты нужные Беларуси договоренности, то Беларусь без каких-либо последствий может разорвать это сотрудничество с Россией и Казахстаном. Если это действительно заложено в договоре, то происходит еще и минимизация рисков», — подчеркнул экономист.

В пользу вывода об успешности переговоров для Беларуси, по мнению Болточко, говорит и тот факт, что достигнута договоренность о частичном неперечислении злополучных нефтяных пошлин в российский бюджет, «учитывая, что еще месяц назад говорилось, что никаких льгот для Беларуси не будет».

«Это успех переговорного процесса, возможно, не такой, как можно было бы получить в случае выполнения каждой стороной ранее принятых на себя обязательств по вопросам изъятий и ограничений. Но все равно это победа Беларуси — деньги получены», — считает экономист.

Сергей Чалый не разделяет этого оптимизма: «Нормальным результатом было бы получение наконец того союза, который работал бы без изъятий и ограничений. Все эти вопросы должны были быть решены еще в момент создания Таможенного союза».

«Но они не решались, постоянно откладывались, нам постоянно обещали, что их решат в ЕЭП, затем в ЕАЭС, и они по-прежнему не решены. Но нам уже ничего не могут пообещать дальше: за Евразийским экономическим союзом следует только новый Советский Союз — политическое объединение. Мы не получили то, на что могли рассчитывать много лет назад, причем наша позиция была абсолютно логична и убедительна», — считает экономист.

«Спорные вопросы, по-прежнему остались предметом двусторонних договоренностей, что является самым большим негативом для нас. Все конфликты с Россией всегда возникали там, где должны были быть двусторонние, а не многосторонние договоренности», — отметил Чалый.

Что в сухом остатке? Беларусь идет на уступки, открывая свой рынок для российских конкурентов. Ей обещают за это поставлять дешевую беспошлинную нефть. Выполнение обещания многократно переносят, а затем и вовсе оставляют этот вопрос на двустороннем уровне.

По сути, это ставит самый чувствительный для Беларуси вопрос в зависимость от способности властей двух стран договориться. А это новый рычаг для давления, к примеру, по вопросам дальнейшей, уже политической интеграции или, как минимум, приватизации белорусских предприятий.

Параллельно планируется налоговый маневр, который и вовсе поставит под вопрос самую главную выгоду от Евразийского союза для белорусских властей.

Все более отчетливо евразийская интеграция начинает выглядеть как мышеловка для белорусской независимости. Только теперь Минску не хотят давать даже кусочек сыра.