Советские люди строили коммунизм. А что строят белорусы?

Построить нормальную идеологию, в центре которой — конкретный человек и его личные интересы, нынешняя система власти не может…

После того как Беларусь получила независимость, власти все пытаются выработать национальную идею, но пока безуспешно. Апелляция к советскому прошлому терпит крах, а ориентация на этнокультурный национализм для нынешнего руководства неприемлема. Аналитик полагает, что белорусов может объединить идея законности.

У Беларуси нет национальной идеи, признался в интервью российскому телеканалу «Дождь» Александр Лукашенко.

«Это очень серьезный вопрос. И если вы думаете, что ее нашли, то заблуждаетесь», — заявил белорусский лидер.

Эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич называет две основных причины, по которым нынешняя власть не смогла выработать национальную идею.

Во-первых, по словам политолога, не произошло самоидентификации белорусского общества как некоего самостоятельного, отдельного, независимого социума. То есть, белорусы не воспринимают себя как этнокультурный социум, который основывает свое существование на общих ценностях языка, истории, культуры.

Во-вторых, попытка найти объединяющую идею для страны упирается в расколотое белорусское общество. Среди белорусов нет консенсуса касательно геополитического выбора страны, отношения к нынешней власти, ее государственным символам и так далее.

«У других наций есть, скорее, раскол политический, а у белорусов он мировоззренческий. Он касается фундаментальных ценностей», — говорит политолог.

С приходом к власти Александр Лукашенко в поисках национальной идеи апеллировал к советскому прошлому. Победа в Великой Отечественной войне возводилась в культ.

«Но идеи, связанные с социоцентризмом, с миром, где общественные задачи выше личных, умерли или агонизируют», — говорит эксперт Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) Сергей Николюк.

По его словам, уже в 70-80-е годы прошлого века идея коммунизма у подавляющего большинства кроме смеха ничего не вызывала.

«В нее верили только идиоты, потому что она уже умерла. Любая попытка создать ее аналог бесполезна. Тут не имеет значения, какие интеллектуальные силы для этого привлечь», — убежден эксперт.

По его словам, белорусская авторитарная власть сейчас пытается действовать в старом ключе и пробует найти некую общую идею служения.

«Лукашенко и масса других людей советского типа ностальгируют по отсутствию объединяющей идеи служения и пытаются что-то найти в рамках старой парадигмы. Но это не получается и не получится, потому что время таких идей прошло. Культура, основанная на социоцентризме, сегодня неконкурентоспособна», — полагает Николюк.

Брать на вооружение этнокультурный национализм нынешняя власть не хочет по нескольким причинам, считает Карбалевич.

Во-первых, такие ценности чужды самому Лукашенко. Во-вторых, эти ценности отсутствуют в массовом сознании белорусов.

«В сознании белорусского общества нет необходимости развивать и переводить систему образования и государственную систему на белорусский язык. В сознании большинства населения история Беларуси начинается хорошо если с Великой Октябрьской революции, а скорее с Великой Отечественной войны. Чуть более древней истории в массовом сознании белорусов нет», — говорит политолог.

В-третьих, этнокультурный национализм исповедуют политические противники Лукашенко.

«Взять курс на этнокультурный национализм значит взять на вооружение идеи своих политических противников, что для Лукашенко чрезвычайно затруднительно», — считает эксперт.

В-четвертых, этнокультурный национализм в свете украинских событий может вызвать неприятие со стороны России. Лукашенко не будет ссориться с Кремлем из-за этого, поскольку зависимость Беларуси от восточных соседей с каждым годом увеличивается.

«Конечно, можно придумать какую-то национальную идею, но она останется на уровне идеологического конструкта, который не воспринимается обществом. Лукашенко это понимает, поэтому не стремится что-то навязывать», — считает Карбалевич.

По его словам, белорусскую власть до сих пор устраивал статус-кво, когда главным институтом, который объединяет социум в единое целое, является государство во главе с президентом.

«Для власти этого было вполне достаточно, поскольку никто не посягал на белорусский суверенитет. После украинских событий ощущение такой угрозы есть. Но у властей нет понимания и рецептов, что делать в такой ситуации», — говорит политолог.

По этой причине, полагает он, в обозримом будущем власть сохранит статус-кво.

В том же интервью «Дождю» белорусский лидер сообщил: «…Лет десять назад была поставлена задача: мы нация, а какая же у нас национальная идея? Вот мы были советскими, понятно, какими и как. А какая сейчас? Обсуждали всем обществом с моим участием. И то, что было предложено, я сказал — нет».

Построить нормальную идеологию, в центре которой — конкретный человек и его личные интересы, нынешняя система власти не может в принципе, полагает Николюк.

«Наша культура отвергает такие единицы, как личности, поэтому она сейчас ищет некую общую идею для серой массы. Проблема же в том, что время такой культуры прошло. Поэтому у нынешней системы нет будущего. Нам власть никогда не рассказывает, что же мы, собственно, строим. Советские люди строили коммунизм. А мы что строим, какова картина будущего?» — говорит социолог.

Он считает, что белорусов могла бы объединить идея законности, верховенства права.

«Закон является важнейшим фактором объединения людей, но только когда он универсален. Чтобы объединить белорусов, для начала должна заработать Конституция. Там ведь провозглашены базовые ценности», — убежден Николюк.

Но поскольку закон не работает как универсальный, говорит эксперт, то одним из важнейших институтов нашего общества является институт блата, который не позволяет белорусам создать общность.