Закончится ли украинская война в Минске?

Порошенко едет на переговоры за миром, но для него мира у Путина нет…

 

26 августа в Минске во Дворце независимости пройдут переговоры президентов Украины, России, Беларуси и Казахстана и трех еврокомиссаров – по торговле, энергетике и внешней политике. Центральная тема – конфликт в Украине. В то время как политики говорят, что возлагают на этот саммит большие надежды, эксперты настроены куда более пессимистично.



Украинский лидер Петр Порошенко заявил, что едет в Минск договариваться о мире. А на встрече с Ангелой Меркель и вовсе назвал предстоящие переговоры «уникальным случаем, когда такая представительская делегация со стороны ЕС вместе с Украиной принимает участие в переговорах такого уровня и такого ранга». Меркель же выразила надежду, что участникам переговоров удастся найти решение, которое устроит все стороны конфликта на востоке страны. «Я буду прилагать все усилия, чтобы поддержать мирные переговоры, которые пройдут в Минске. И мы хотим продвинуться хотя бы на шаг вперед», — заявила глава немецкий канцлер.

Глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон, которая тоже примет участие в минском саммите, назвала его «возможностью, которую нельзя упустить».

Российские официальные лица чуть более сдержаны в оценках предстоящей встречи. Так, министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что минская встреча позволит определить, на каком этапе находятся усилия по урегулированию украинского конфликта, и высказал надежду, что представители ЕС приедут в Минск подготовленными, чтобы «воздействовать на украинскую сторону в плане осознания ею ответственности за свою страну и в плане понимания того, что это не борьба за Украину против России, а борьба за Украину как за государство, в котором всем комфортно жить». Лавров пообещал, что Россия не будет ставить ультиматумов в ходе переговоров: «Мы прекрасно понимаем, что культура международного общения предполагает способность слышать партнера, распознать в его подходах его законный интерес и затем учесть этот законный интерес таким образом, чтобы он составлял баланс с твоим собственным интересом».

Ни глава российского МИД, ни пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не исключают возможность двусторонней встречи Владимира Путина и Петра Порошенко. Если она действительно состоится в Минске, то это будет их вторые переговоры с глазу на глаз (первые, как известно, прошли в Нормандии 6 июня).

Если обобщить все, что анонсировали участники будущих переговоров, то повестка дня Минского саммита будет включать как минимум три пункта: газовые вопросы, отношения Украины с Таможенным союзом после подписания Киевом соглашения об ассоциации с ЕС и собственно урегулирование конфликта на Донбассе.

Переговоры заведомо безрезультатны

Вопреки сдержанному оптимизму политиков, все белорусские, украинские и российские эксперты, которых опросили Naviny.by, весьма скептичны в оценке потенциала минских переговоров.

Украинский политолог Виталий Портников считает, что нет большого смысла обсуждать повестку дня переговоров, когда прогресс на них недостижим в принципе.

«Представители ЕС и руководители стран Таможенного союза проводят психотерапевтическую работу по отношению к Владимиру Путину. Они стараются удержать российского президента от более жестких действий по отношению к Украине, от развязывания настоящей горячей войны. Насколько я понимаю, президент Беларуси и Казахстана понимают опасность, исходящую от Путина не меньше, чем Украина и ЕС», — говорит украинский эксперт.

По его мнению, самому российскому президенту эта встреча нужна для того, чтобы «продемонстрировать своим согражданам по телевидению, что он является повелителем Европы, что на встречу с ним в Минск приезжают президенты Украины, стран ТС, высокие чиновники Евросоюза».

«Ни на какие компромиссы Путин не пойдет, а если он на что-то и согласится, это его согласие будет через 24 часа опровергнуто российскими действиями», — убежден Портников.

Его пессимизм разделяет российский политолог Станислав Белковский: «Ни по одному из перечисленных вопросов прорыва не будет. Владимир Путин не видит на этой встрече равных себе собеседников. Он готов обсуждать вопросы судьбы Украины, но, в основном, с лидерами США, Евросоюза или, как минимум, с господином Баррозу». А в Минск президент России едет вовсе не для того, чтобы договариваться, а лишь потому, что «не хочет создавать никаких формальных поводов для обвинений в его адрес, что он уклоняется от участия в переговорах».

«Вы видите, что накануне переговоров он всячески нагнетает обстановку в Украине. Можно констатировать, что увеличена поддержка сепаратистов, только что проехал один гуманитарный конвой, уже Лавров заявляет сегодня, за день до переговоров, о следующем гуманитарном конвое. То есть, Путин делает все, чтобы раздразнить противоположную сторону, а не создать благоприятный психологический климат в преддверие переговоров», — отмечает Белковский. Он полагает, что последние шаги по эскалации напряженности со стороны Москвы — это попытка спровоцировать Порошенко на отказ от участия в минском саммите, в таком случае хозяин Кремля «мог бы заявить, что это Украина отказывается от диалога, а Россия вся преисполнена конструктива».

Этим же объясняет новое вторжение колонны российской бронетехники на территорию Украины и профессор политологии Национального университета Киево-Могилянской академии Алексей Горань. «Путин делает все для того, чтобы организовать провокации и сорвать минские переговоры, потому что на этих переговорах он не будет выглядеть должным образом. Он понимает, что с имиджевой точки зрения переговоры с Петром Порошенко будут воспроизведены. Поэтому он и хочет сорвать мероприятие. Вторая причина: Путин максимально повышает ставки накануне встречи в Минске, желая провести ее с позиции силы»,считает Горань.

Однако глава Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов говорит, что уже «сам по себе факт многосторонних переговоров по украинском кризису — прогресс. Равно как и возможность прямой встречи президентов России и Украины». Примечательным считает он тот факт, что впервые в качестве стороны переговоров выступает Таможенный союз. «До сих пор Евросоюз, например, его откровенно игнорировал. Да и Россия, когда доходило до по-настоящему серьезных вопросов, не вспоминала про собственную интеграционную инициативу. Но сейчас оказалось, что Беларусь — едва ли не единственное место, где подобный контакт можно организовать. А присутствие двух стран, лояльных России, но не разделяющих ее украинскую политику, дает пространство для маневра», — подчеркивает политолог.

«Чего можно ожидать? О немедленном успехе стоит забыть. Боевые действия после минской встречи не прекратятся. Положение на фронте — существенный фактор, влияющий на переговорные позиции. И остановить войну стороны захотят только тогда, когда наметится хотя бы схема политической сделки», убежден Лукьянов.

Белорусские же эксперты, несмотря на весь скептицизм их российских и украинских коллег, все же прошлись по повестке дня завтрашних переговоров.

Газовые споры

Пожалуй, самый давний российско-украинский, перманентный конфликт только дополнительно обострился в связи с войной. Теперь для обсуждения этой проблемы в Минск приедет сам еврокомиссар по энергетике ЕС Гюнтер Эттингер.

«Вопрос газа обширный: это и накопившийся долг, и цена, и вопрос транзита», напоминает экономист Сергей Чалый. По его мнению, вопросы долга и ценообразования вряд ли будут затронуты на Минском саммите, «они сейчас лежат в Стокгольмском арбитраже, это вопрос года — полутора лет, пока будет там решаться».

«Украина настаивает на изменении формулы транзита. В настоящий момент европейский потребитель имеет дело с Россией напрямую и весь транзитный газ на территории Украины принадлежит России, потому что точки поставки российского газа формально находятся на границе Украины и ЕС или даже дальше», поясняет эксперт. По его мнению, такая ситуация удобна и для ЕС, и для России, но она «не дает Украине возможности использовать, в широком смысле слова, реверс. И в таких условиях Киеву трудно заниматься реформой своей газотранспортной системы, привлечь туда иностранных инвесторов. Боюсь, что здесь желание Украины не будет с восторгом встречено европейской стороной — им удобнее сегодняшний формат».

Украина между ЕС и ЕАЭС

После подписания Украиной соглашения о зоне свободной торговли с ЕС обострились претензии к ней со стороны России: мол, теперь дешевые европейские товары хлынут на российский рынок, используя аналогичную зону свободной торговли СНГ. «РФ настаивает, что подписание договора об ассоциации Украины с ЕС угрожает российской национальной безопасности, и в связи с этим надо вводить ответные меры, а фактически – выбрасывать Украину из режима свободной торговли СНГ», отмечает Чалый.

Два месяца назад на заседании Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Россия попыталась уговорить Беларусь и Казахстан ввести совместные ограничительные меры против украинских товаров, но Минск и Астана ее не поддержали. Теперь их пригласили на правах участников переговоров обсудить этот вопрос с Петром Порошенко. Брюссель же направил комиссара ЕС по торговле Карела де Гюхта.

Сергей Чалый не видит оснований для участия в этих переговоров представителей ни ЕС, ни Беларуси, ни Казахстана. «Убедить Беларусь и Казахстан в необходимости поддержать Россию можно было бы спокойно и на заседании ЕЭК, считает экономист. — А вопрос соотношения зон свободной торговли Украины с ЕС и с СНГ может решаться на уровне технических консультаций специалистов из России и Украины, если у сторон есть такое желание. Это стандартные процедуры для всех стран, кто в такое положение попадал, тут не надо выламывать руки, как это делает Россия».

По его словам, максимум, чего стороны могут достичь на переговорах в Минске по этому вопросу, договоренности о переходе «к фазе таких технических консультаций, тем более что их сейчас нет».

Мир на Донбассе

Безусловно, ключевой вопрос минской встречи – прекращение войны, которую ведет украинская власть с пророссийскими сепаратистами на востоке страны.

Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов не ожидает успеха и на этом переговорном направлении: «Невозможно достигнуть никаких долгосрочных договоренностей, если стороны не находятся в ситуации, когда они могут достигнуть компромисса. Ни одна из сторон не готова идти на уступки, и наоборот, каждая из сторон умышленно затягивает решение этого конфликта. Украина продвигается достаточно успешно в своей антитеррористической операции. И чем дальше они додавливают сепаратистов, тем сильнее у них переговорная позиция. Главный приоритет у них сейчас – закончить операцию, а потом уже можно и договариваться.Что касается России, то ее переговорная позиция ослабевает как раз в связи с успехами украинской регулярной армии, но в более отдаленной перспективе время работает на Россию. Скоро зима, вопрос поставок энергоносителей в Украину станет в полный рост. Тут уже как раз Россия будет говорить с позиции силы, ей тоже в этом смысле выгодно затягивать переговоры».

Скорее всего, прогнозирует аналитик BISS, минский саммит – лишь начало длительного переговорного процесса, никаких судьбоносных решений на нем принято не будет, «хотя возможны какие-то заявления о временном прекращении огня, гуманитарной помощи, но не более того».