Кто займет место между властью и оппозицией?

Играть в третью силу на белорусском политическом поле малоперспективно…

От организаторов конгресса за независимость Беларуси, анонсированного на декабрь, уже прозвучали заявления, что в стране появляется ни много ни мало третья сила. Впрочем, попытки позиционироваться на белорусском общественно-политическом поле, объявив себя силой, которой надоели игры и власти, и оппозиции, предпринимались уже не единожды.

Координатором оргкомитета по проведению конгресса за независимость Беларуси является первый заместитель председателя общественного объединения «Таварыства беларускай мовы імя Францішка Скарыны» (ТБМ) Елена Анисим. В оргкомитет вошли известные персоны гражданского общества — Михаил Пастухов, Владимир Колос, Владимир Орлов, Олег Трусов и другие.

Актуальность конгресса его инициаторы связывают с процессом ратификации договора о создании Евразийского экономического союза, который должен вступить в силу с начала 2015 года. «Мы считаем, что реализация этого соглашения угрожает суверенитету Беларуси», — подчеркивает Анисим.

Параллельно с заявлениями о намерении провести конгресс прозвучали и слова Анисим о ее возможном выдвижении кандидатом в президенты на выборах 2015 года.

Это явно насторожило организаторов еще одного конгресса — демократических сил. Ведь его инициаторы как раз и ставят целью выдвижение единого кандидата в президенты от оппозиции, и конкуренты в этом деле им вряд ли нужны.

В итоге, отмечает Анисим, политические партии отнеслись к идее проведения конгресса за независимость «не то что нейтрально, а негативно, только сойм Партии БНФ выдвинул своего представителя в оргкомитет».

Оргкомитет конгресса за независимость попытался уверить, что выдвижение кандидата в президенты на этом мероприятии обсуждать не планируется. Но сомнения у политических оппозиционных структур явно остались.

«Мы идею проведения конгресса за независимость приветствуем, — сообщил первый заместитель председателя движения «За Свободу» Юрий Губаревич. — Должны быть разные формы, демонстрирующие, что общество обеспокоено ситуацией, в которой находится сегодня белорусское государство. Потеря независимости — одна из реальных угроз, она связана с событиями этого года, в том числе возросшей агрессивностью России, ее конфликтом с Украиной».

Но имеются вопросы скорее к форме проведения мероприятия, отметил политик.

«Насколько нам известно, вопрос защиты независимости используется скорее в качестве вывески, а на самом деле основной целью конгресса является решение внутриполитических оппозиционных вопросов, выдвижение еще одного кандидата на предстоящие президентские выборы. Это само по себе дискредитирует проведение конгресса за независимость», — считает Губаревич.

По его словам, у каждого мероприятия должна быть своя площадка.

«Если силы, стоящие за организацией конгресса за независимость, хотят избрать кандидата в президенты, хотят сделать это всерьез и вместе с другими политическими силами Беларуси, то они могут принять участие в проведении конгресса демократических сил», — подчеркнул собеседник.

При этом зампред движения «За Свободу» обратил внимание на то, что по его информации «на сегодня» в рамках конгресса за независимость все же планируется в числе прочего и выдвижение кандидата в президенты.

Впрочем, нет ничего удивительно в появлении накануне президентских выборов структур и сил, желающих разыграть собственную карту, дистанцировавшись не только от власти, но и от традиционной оппозиции.

Попытки создания третьей силы в Беларуси предпринимались уже давно, еще с 2000-х годов, отмечает политолог Валерий Карбалевич.

Так, на выборах 2001 года ставший оппонентом властей экс-министр сельского хозяйства и продовольствия Василий Леонов, формируя команду в поддержку Владимира Гончарика как единого кандидата, претендовал на то, чтобы быть третьей силой между традиционной оппозицией и властью.

Пытался выступать в качестве такой силы в 2006 году и кандидат в президенты Александр Козулин. Подобным образом постоянно пытается позиционировать себя и лидер Либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич. К выборам 2015 года, как считает ряд экспертов, игру в третью силу затеял и социал-демократ Валерий Фролов.

Однако, отмечает Карбалевич, ни один из подобных проектов не увенчался созданием какой-то заметной структуры, которая существовала и действовала бы долгое время.

«Фактически и сегодня оппозицию представляют те белорусские партии, которые возникли в начале и середине 1990-х годов. Все попытки создания чего-то нового были недолговременными», — констатирует собеседник.

Чтобы понять, почему терпит неудачу игра в третью силу, следует обратить внимание на специфику восприятия белорусским обществом политического пространства страны.

«Белорусское общество, белорусское массовое сознание двуполярно: на одной стороне власть во главе с Лукашенко, на другой — все, кто против этой власти. Какие-то нюансы в рамках второй силы (будь то оппозиция, партии, гражданское общество) для массового сознания несущественны», — подчеркнул политолог.

На подобное видение политического поля влияет и массовая пропаганда, которая всех, кто против Лукашенко, объявляет оппозицией.

Карбалевич считает, что из новой попытки презентации третьей силы так же вряд ли что получится. Тем более, отметил он, что тех, кто себя сейчас пытается позиционировать в ее качестве, сложно назвать новыми игроками на общественно-политическом поле Беларуси.

«Идет простое реструктурирование в рамках уже существующего оппозиционного гетто. В нем постоянно происходят какие-то перегруппировки, объединения и разъединения. Но по большому счету, все это мало влияет на политические процессы и политическое поле Беларуси», — резюмировал политолог.