Евразийский союз может заморозить нас в «совке»

Президенты, играющие в евразийскую интеграцию, не доверяют друг другу, но едины в негласном убеждении, что для сохранения личной власти сподручнее азиатчина…

Онлайновые ресурсы запестрели 10 октября броскими заголовками типа: в Минске похоронили ЕврАзЭС. И если кончина прежнего альянса — медицинский факт (подписан договор о прекращении деятельности ЕврАзЭС), то жизнеспособность и особенно перспективы развития создаваемого Евразийского экономического союза (ЕАЭС) вызывают у экспертов большие сомнения.


Фото пресс-службы президента Беларуси

При этом на трехслойном (СНГ, ЕврАзЭС, ЕАЭС) саммите в белорусской столице через край била бравурная риторика партнеров по евразийской интеграции.

Хозяин мероприятия Александр Лукашенко заявил, что на карте мира сформировался новый мощный экономический центр (это о сыром союзе довольно отсталых экономик, который только еще будет запущен с 1 января будущего года).

В свою очередь, Владимир Путин выразил уверенность, что новая ступень интеграции поможет странам-участницам «эффективнее решить задачи модернизации экономик». Российский президент подчеркнул, что «создаваемый общий евразийский рынок начнет функционировать по универсальным, прозрачным и понятным правилам, основанным на нормах и принципах ВТО».

Ратификация с кукишем в кармане

Эксперты же опасаются, что альянс авторитарных режимов скорее приведет к консервации отставания постсоветских стран.

Да и насчет универсальных прозрачных правил Путин явно перегнул. Изъятия и ограничения будут отравлять партнерам жизнь и сталкивать их лбами как минимум до 2025 года. Беларуси, к слову, до вступления в ВТО вообще как до луны.

Сегодня же евразийская интеграция строится скорее «по понятиям». Что наглядно продемонстрировала свежая коллизия с российским большим налоговым маневром, из-за которого белорусская сторона артистически подвесила было перед минским саммитом ратификацию договора о ЕАЭС.

Формально налоговый маневр отношения к договору не имеет. Но «по понятиям» белорусское руководство решило, что Москва «кинула», урезала вожделенные выгоды нефтяного офшора.

Лукашенко четко знает болевые точки Кремля. Прокати Палата представителей договор — это было бы для Путина пощечиной перед уже объявленным визитом в Минск. И вообще, конфликтовать с Беларусью именно теперь Москве, которая и так в клинче со всем Западом из-за Украины, было абсолютно не с руки.

В итоге белорусская сторона вырвала право зачислить в свой бюджет все нефтепошлины в 2015 году (это, что для Лукашенко особенно важно, год президентских выборов).

На сегодня конфликт исчерпан, интрига снята, и саммит в Минске прошел рутинно, явно проиграв на информационном поле состоявшемуся накануне вечером футболу Беларусь — Украина: негосударственные ресурсы смаковали 10 октября не слова Путина на мероприятии, а известный антипутинский репертуар украинских ультрас.

Тем не менее, Беларусь вступила в ЕАЭС с фигой в кармане: парламент принял закон о ратификации договора в пакете с заявлением, которое выглядит миной замедленного действия.

Валерий Карбалевич«Это заявление торпедирует весь проект», — считает эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич. В комментарии Naviny.by он подчеркнул: «Суть заявления, если говорить простыми словами, такова: мы будем выполнять соглашение лишь до тех пор, пока Россия будет платить нам столько, сколько мы захотим».

Пока Москва предпочла сделать вид, что демарша не заметила. Но когда отзвучат фанфары, могут возникнуть вопросы — и у Кремля, и у других участников проекта.

И уже сам факт подобного заявления, по словам аналитика, «показывает, насколько проблемным является этот союз, насколько фантомны все документы, которые в его рамках подписываются».

Хватит ли у Москвы ресурса на проплату?

В целом же перспективы Евразийского союза, по мнению экспертов, в решающей степени зависят от того, насколько Москва окажется в состоянии проплачивать партнерам реализацию своего не столько экономического, сколько геополитического проекта.

К слову, и принятая в ЕАЭС на минском саммите Армения, и Кыргызстан, который, следуя дорожной карте, может попасть в альянс уже в декабре, — страны, мягко говоря, небогатые. Для белорусского руководства Ереван и Бишкек под новой интеграционной крышей — скорее, лишние рты, конкуренты в получении российских субсидий.

А их может явно на всех не хватить, если и дальше под действием западных санкций и падения цен на нефть будет проседать российская экономика.

Да и вообще, поскольку в рамках ВТО Москве придется устанавливать рыночные цены на нефть и газ, энергетические льготы для Беларуси постепенно будут сходить на нет. Соответственно, стимулы играть в евразийскую интеграцию станут ослабевать.

К тому же само расширение ЕАЭС, прогнозируют эксперты, будет делать эту структуру все более аморфной, все больше напоминающей СНГ. Или, грубо говоря, большой колхоз.

Андрей Федоров«Чем больше участников, тем труднее будет находить общий язык», — отметил в комментарии для Naviny.by белорусский обозреватель-международник Андрей Федоров.

Он прогнозирует два сценария. Если Россия более-менее удачно выпутается из нынешней конфронтации с Западом, то ее имперские амбиции под крышей Евразийского союза усилятся и, соответственно, возрастет угроза белорусскому суверенитету, говорит аналитик.

Если же Россия начнет слабеть, отмечает Федоров, то проект ЕАЭС постепенно увянет, что увеличивает шансы Беларуси сохранить независимость.

Дух азиатчины

Добавлю, что даже во втором, условно оптимистическом для белорусов сценарии оптимизма с гулькин нос. Потому что даже если не состоится ремейк СССР, то продолжение ментального «совка» в альянсе авторитарных постсоветских режимов заморозит Беларусь, увеличит ее отставание от передовых стран.

Президенты, играющие в евразийскую интеграцию, во многом не доверяют друг другу, но едины в негласном убеждении, что для сохранения личной власти сподручнее азиатчина (речь тут, сами понимаете, не о географии, а о примате несвободы, подавления человека).

Вот почему красивые слова о рывке, модернизации, интеграции интеграций звучат фальшиво, мертво.

Евразийский союз построен сугубо на желании партнеров что-то урвать, выгадать (одним грезится собирание земель, другим — дешевые газ, нефть и т.п.). Этот союз лишен ценностей, а потому — и сильного будущего.