Политический туризм Лукашенко: приятное с бесполезным

Для прорыва в отношениях Беларуси с монархиями Персидского залива элементарно нет оснований…


Четвертое по счету посещение Александром Лукашенко Объединенных Арабских Эмиратов, скромно охарактеризованное как «рабочий визит», несколько неожиданно оказалось весьма продолжительным. Многочисленная белорусская делегация находилась там как минимум с 25 октября по 2 ноября.

Что, правда, отнюдь не гарантирует давно обещанного прорыва в отношениях с Абу-Даби. Да и с остальными монархиями Персидского залива дела обстоят не лучше.

Традиционно намечена красивая цифра — 500 млн. долларов

Согласно официальной информации, деловых контактов у белорусского лидера было немного. К тому же бросается в глаза почти полное отсутствие конкретики.

В частности, на встрече с наследным принцем эмирата Абу-Даби шейхом Мухаммедом бен Заидом аль-Нахайяном собеседники лишь дали поручения определить 3-4 ключевых проекта, реализация которых позволила бы вывести отношения между двумя странами на качественно новый уровень.

В прошлом году Беларусь и ОАЭ наторговали на 49 млн. долларов. Если вспомнить, что в 2006-м этот показатель составлял 26 млн. долларов, то следует признать наличие роста, хотя и не слишком значительного для такого периода. В то же время при столь небольших абсолютных цифрах трудно говорить об уже устоявшейся тенденции.

Несмотря на это, белорусской стороной было обещано дать указание правительству немедленно сформировать группу товаров, в которых нуждаются ОАЭ, чтобы обязательно в будущем году выйти на объем товарооборота в 500 миллионов долларов.

Но подобные цели давно ставятся практически на всех переговорах с зарубежными представителями. Вот только о достижении их пока говорить сложно.

Давние, но непростые партнеры

Трудно согласиться с мнением некоторых отечественных аналитиков, что Беларусь на арабском Востоке ищет замену утраченному сотрудничеству с Венесуэлой. Хотя бы потому, что контакты с монархиями Персидского залива начались задолго до дружбы официального Минска с Уго Чавесом.

Начиная с 2001 года, визиты состоялись в пять из них — по не вполне понятным причинам исключение составила Саудовская Аравия.

При этом главными соображениями всегда были именно экономические: попытки расширить торгово-экономическое взаимодействие, а также поиск новых источников инвестиций и кредитов, поскольку эти государства обладают огромными свободными финансовыми ресурсами.

Можно, наверное, согласиться с утверждением, что в странах Востока личные контакты имеют одно из ключевых значений для успешного сотрудничества. Но это лишь необходимое, а не достаточное условие.

При самых лучших персональных отношениях шейхи вряд согласятся вкладывать деньги туда, где отсутствуют надежные гарантии их возврата либо достаточно высокий уровень прибыли. В противном случае количество поездок на Ближний Восток уже давно переросло бы в качество…

Однако еще в марте 2008 года по итогам визитов на высшем уровне в страны Персидского залива было проведено специальное совещание. На нем Александр Лукашенко подверг резкой критике воплощение достигнутых договоренностей и потребовал наращивать темпы торгово-экономического сотрудничества с регионом.

Похоже, это не помогло, так как в 2012 году суммарный товарооборот с Кувейтом, ОАЭ, Оманом и Саудовской Аравией составил 145 млн. долларов с отрицательным для Беларуси сальдо свыше 67 млн. Годом позже из числа партнеров выбыл Кувейт, сальдо сократилось до -26 млн., а товарооборот — до 136.

«Вы знаете мои требования: никаких туристических поездок»

Судя по всему, причины неудач носят объективный характер. Из товаров белорусского производства на мировом рынке конкурируют на равных только нефтепродукты да калийные удобрения, то есть переработанные природные ресурсы, собственные или российские. Подавляющее же большинство остальной продукции пользуется спросом лишь в силу более или менее приемлемого соотношения цены и качества.

Но у богатейших арабских государств нет ни необходимости брать что подешевле, ни потребности в белорусском бензине. Поэтому покупать в широких масштабах им в Беларуси, по большому счету, нечего. Как следствие, нынешний товарооборот является, по-видимому, близким к оптимальному, и рассчитывать на его значительный прирост едва ли оправданно.

Что же касается инвестиций и кредитов, то экономическую ситуацию в нашей стране потенциальные партнеры наверняка представляют себе достаточно адекватно, а потому особо рисковать деньгами не хотят. Наглядным примером стало расторжение Оманом инвестиционного договора о застройке квартала в центре Минска.

Это, разумеется, не означает, что так же непременно поступят остальные, тем более что инвестору и заказчику предоставляется ряд существенных льгот и преференций. Так, в Минске заканчивается строительство многофункционального гостинично-спортивного комплекса стоимостью 100 млн. долларов за счет инвестиционного фонда Вооруженных сил Катара.

Не исключено, что аналогичные проекты будут появляться и впредь, но торговые центры, пятизвездочные гостиницы и прочие объекты такого рода вряд ли решат в глобальном плане проблемы белорусской экономики.

Точно так же есть большие сомнения, что этому поспособствует привлекшая широкое общественное внимание своим пестрым составом многочисленная свита, которая сопровождала первое лицо во время очередного посещения ОАЭ.

На фоне колоритных кадров из Эмиратов вспоминается заявление, прозвучавшее на упомянутом совещании 2008 года: «Вы знаете мои требования: никаких туристических поездок. Если совершаются визиты, а тем более визиты на высшем уровне, они должны приносить стране конкретные результаты».