Когда в Беларусь приедет президент Индии?

Громкие декларации о стратегическом партнерстве Беларуси и Индии реальными действиями до сих пор подкрепить не удалось…

Как политическое, так и экономическое сотрудничество Беларуси с Индией не слишком впечатляет. Это выглядит несколько странно, поскольку никаких разногласий с Нью-Дели у официального Минска вроде бы нет.


Фото ТАСС

 

Почти идиллия

Как сообщил недавно посол Индии в Беларуси Манодж Кумар Бхарти, в текущем году должен состояться визит в эту страну главы белорусского внешнеполитического ведомства Владимира Макея.

Если рассматривать белорусско-индийские отношения в политической сфере с чисто формальной точки зрения, то, на первый взгляд, дела обстоят как нельзя лучше.

Индия признала независимость Беларуси практически сразу же — в декабре 1991 года. Минск и Дели активно сотрудничают в международных организациях — ООН, Движении неприсоединения, Межпарламентском союзе.

Несмотря на то, что Индию часто называют крупнейшей в мире демократией, она, в отличие от западных государств, никогда не критиковала белорусские власти за нарушения прав человека и без возражений приняла политическую систему, установившуюся в Беларуси в результате ноябрьского референдума 1996 года.

Как следствие, не возникало препятствий для регулярных контактов на высоком уровне. Индию неоднократно посещали белорусские министры иностранных дел, спикеры палат Национального собрания, премьер-министры. Наконец, дважды — в сентябре 1997 и в апреле 2007 года — там побывал и Александр Лукашенко.

Не обходилось, правда, и без курьезов. Так, в 2005 году председатель Совета республики Геннадий Новицкий в ходе встречи с индийской парламентской делегацией заявил, что Беларусь готова оказывать поддержку Индии в укреплении ее авторитета на международной арене…

В целом же характер двусторонних отношений можно признать почти идиллическим. Судя по всему, именно это и позволило Лукашенко в 2005 году на встрече с вице-спикером Народной палаты парламента Индии Чарнджитом Сингхом Атвалом заявить, что «Индия является для Беларуси не просто приоритетом из приоритетов, но и ориентиром во внешнеполитической стратегии нашего государства».


5 октября 2005 года. Александр Лукашенко встретился с вице-президентом Индии
Бхайроном Сингхом Шекхаватом

Вместе с тем, обращает на себя внимание некоторое несоответствие рангов белорусских и индийских визитеров. По не очень понятным причинам первые лица Индии в нашу страну не торопятся, хотя, например, еще в 2003 году сообщалось о достижении договоренности по поводу визита в Беларусь тогдашнего президента Индии Абдула Калама.

Вот и в мае 2013 года на встрече со спикером Народной палаты парламента Индии Мейрой Кумар белорусский лидер высказал надежду, что его индийский коллега впервые в истории осенью посетит Беларусь. Но снова что-то не сложилось.


17 апреля 2007 года. Александр Лукашенко провел переговоры
с премьер-министром Индии Манмоханом Сингхом

 

Торгуем в основном сырьем

В чем-то похожую ситуацию — все предпосылки налицо, но чего-то не хватает — мы наблюдаем и в экономическом сотрудничестве.

Так, если в 1995 году взаимный товарооборот составлял 16 млн. долларов, а в 2000-м — 55,4, то в 2009-м, несмотря на кризисные явления в мировой экономике, — уже 603,7 млн.

В то же время, для взаимодействия с третьей в мире (после США и Китая) страной по объему ВВП даже последний показатель не выглядит слишком внушительным.

Более того, в последующие годы и такого объема достигнуть уже не удавалось. В 2012 году он сократился до менее чем 500 млн. долларов при положительном для нашей страны сальдо (30 млн.), а в 2013-м — и вовсе до 350 млн., к тому же сальдо ушло в минус на 11 млн.

Прошлый год оказался чуть более успешным: за 11 месяцев наторговали на 386 млн. (сальдо +40 млн.), но до рекорда все равно далековато.

Ну и, может быть, главная проблема заключается в том, что львиная доля белорусского экспорта приходится отнюдь не на высокотехнологичные виды продукции, а на сырье — калийные и азотные удобрения. Не пользуются успехом даже наши грузовики и трактора.

Высокие пошлины и китайский фактор

В итоге громкие декларации о стратегическом партнерстве Беларуси и Индии реальными действиями до сих пор подкрепить не удалось.

Некоторые эксперты высказывали мнение, что Минск использует отношения с Дели прежде всего для создания виртуального образа успешности своей внешней политики, не слишком уповая на конкретные результаты сотрудничества.

С этим трудно согласиться. Безусловно, моральный фактор для белорусских властей всегда немаловажен, однако доминирующей во внешней политике, как правило, является все же материальная составляющая. По крайней мере, когда от них не требуют «поступаться принципами», что как раз и имеет место в отношениях с Индией.

Так что желание иметь более весомые экономические дивиденды от двусторонних связей наверняка было, чего, по-видимому, нельзя сказать о возможностях.

Стоит также отметить, что в экономике одним из препятствий является государственная политика Индии — ограничение импорта высокими таможенными пошлинами на товары, аналоги которых производятся в стране.

Преодолеть этот барьер можно было бы посредством создания зоны свободной торговли Индии с Евразийским экономическим союзом. Подобный вариант обсуждался, однако до тех пор, пока Россия будет находиться в тяжелом экономическом кризисе, эта инициатива вряд ли будет реализована.

Что же касается политики, то здесь, не исключено, белорусскую сторону сдерживает нежелание ставить под угрозу свои отношения с Пекином, противоречия которого с Дели носят достаточно принципиальный характер.

В таком случае ожидать кардинального изменения ситуации едва ли оправданно.

 




Оставьте комментарий (0)