Орден Лукашенко дали, про кредит не слышно

При всей бравурности интеграционной риторики речь сегодня идет об элементарной поддержке штанов «белорусской модели»…

При очередной встрече в Москве 3 марта Александр Лукашенко получил из рук Владимира Путина орден Александра Невского (которого был удостоен еще к своему 60-летию полгода назад).

Рискнем предположить, что, будь возможность выбирать, белорусский руководитель предпочел бы денежный подарок — те или иные субсидии для спасения отечественной экономики.


Фото пресс-службы президента Беларуси

Но на момент, когда пишутся эти строки, никаких вестей о такого рода подарке нет. Это означает, что вопрос решается непросто. Хотя аналитики прогнозируют, что в той или иной форме (а возможно, и в комбинированной — частично за счет размещения белорусских облигаций, частично — в виде прямого займа) Москва, как Москва) видят этот процесс абсолютно по-разному. И соответствующий туманный пункт минских соглашений, как полагают эксперты, — один из наименее реалистичных.

Некоторые из внутренних политических противников Лукашенко заявляют, что ему выгодно продолжение войны на Украине, поскольку-де дает пиаровские дивиденды.

Да, но пиаром сыт не будешь, а о серьезной монетизации Москва проиграет нынешнее противостояние с Западом, проект ЕАЭС закроется сам по себе.

В случае же сохранения или укрепления Россией своих позиций Артюгину представляется неизбежным «переход к новому уровню евразийской интеграции с приоритетом наднациональных органов управления». Точкой невозврата в таком случае станет единая валютная политика с принятием единой валюты или жесткой привязкой национальных валют к российскому рублю, считает аналитик.

Интеграция свелась к «поддержке штанов»

Итак, будущее ЕАЭС туманно, но при этом предельно ясно, что быстрые деньги Минск может получить только от Москвы.

Со своей стороны, Антон Болточко отмечает, что золотовалютные резервы России пока на достаточно высоком уровне, чтобы сумма в 2-2,5 млрд долларов, «которая примерно соответствует разрыву платежного баланса» Беларуси, не оказалась для Кремля критической.

Но в целом возможности Москвы подпитывать союзника явно уменьшаются, а соответственно, увядает и вся прелесть интеграции — как в рамках двойки, так и в формате ЕАЭС, где доминирует та же Россия.

Так что при всей бравурности интеграционной риторики речь сегодня идет об элементарной поддержке штанов «белорусской модели». Хотя бы до президентских выборов.