Даст ли Лукашенко отмашку печатать пустые деньги под выборы?

Чтобы умаслить электорат, сейчас нет ресурса: ВВП не растет, Москва зажалась…

Рейтинг Александра Лукашенко падает вместе с экономическими показателями страны и уровнем жизни белорусов. Между тем уже на носу президентская кампания. Как будет выкручиваться многолетний руководитель Беларуси, привыкший получать на выборах официально в районе 80% голосов?

За полгода электоральный рейтинг Лукашенко снизился на 11 пунктов — до 34,2% в марте. Это следует из результатов свежего национального опроса НИСЭПИ.

Фото photo.bymedia.net

Рейтинг президента проседает вместе с экономикой

Причины, по которым прагматичные белорусы стали хуже относиться к главе державы, в общем-то, на ладони, тут и к бабке не ходи.

В результате декабрьско-январской гибридной девальвации курс белорусского рубля по отношению к доллару снизился примерно на 40%, средний заработок белорусов просел в эквиваленте до 400 долларов (при том что президент некогда обещал к 2015 году по тысяче).

Инфляция только за январь — февраль составила 4,1% по официальной версии, хотя покупателю кажется, что ценник взлетел куда круче. Да и ассортимент нынче не тот, заграничного товара (от бытовой техники до чаев-кофеев-соков) куда меньше, поскольку для экономии валюты, выравнивания внешнеторгового баланса импорт резко ужали.

Рейтинг в 34,2% — это для Лукашенко еще далековато от Москва была щедрее. Ныне же, как будто издеваясь, там Москва зажмется, то руководитель государства может не устоять перед соблазном слегка подпечатать денег. Хотя предвыборных пряников наверняка будет меньше, чем в лучшие для режима времена. Все-таки боязно уронить экономику в духе 2011 года.

Сценарий выборов будет скупым

А вот сам сценарий выборов наверняка будет без изысков, в духе авторитарного минимализма. Сугубо декоративная, для блезира конкурентность; для массовки этого шоу одного актера — узкий коридор, очерченный красными флажками репрессалий.

При этом, как полагает Егоров, власти вряд ли станут смягчать условия кампании специально для ЕС, поскольку надеются на «прагматичную» позицию международного сообщества.

Со своей стороны, Усов подчеркивает, что «на сегодняшний день у Лукашенко нет политических противников, а значит, не будет надобности бросать дополнительные ресурсы, чтобы ослабить или нейтрализовать оппозицию». Тем более что часть ее, по мнению политолога, «в свою очередь, готова пойти на союз с властью».

Иными словами, возможно, и особой брутальности на этих выборах, в отличие от 2010 года, не понадобится. Во всяком случае, на сегодня никто из оппозиционных лидеров не рискует поднимать лозунг Площади как механизма смены режима — прежде всего по причине украинского синдрома.

Именно контраст между мирной Беларусью и окровавленной послемайданной Украиной станет, по прогнозам аналитиков, фишкой агитационной кампании Лукашенко.

Или прозябание, или муки перемен

Эксперты также убеждены, что «европейский» результат голосования для действующего президента неприемлем, а значит, и нынче в ноябре любой ценой будет выжиматься «красивая» цифра, близкая к традиционным 80%. Иначе ведь народ заговорит, что «Батька уже не тот».

«Конечно, после накачивания экономики пустыми деньгами Беларусь ожидает очередной кризис, но нужно понимать, что для Александра Лукашенко “элегантная победа” любой ценой важнее, чем то, что будет после этой победы», — говорит Усов.

Проблема в том, что полномасштабные реформы, даже сугубо экономические, маловероятны и после выборов. Они просто несовместимы с выстроенной в Беларуси политической моделью.

А значит, белорусов ждет долгое прозябание. Осторожно добавлю: если в массовом сознании не произойдет серьезных, грозных для правящей верхушки сдвигов, которые заставят ее начать перемены через не хочу.

И последнее: эти перемены будут в любом случае дискомфортными. Просто лучшего Батьки белорусы не дождутся. Предстоит мучительно менять всю систему.