Беларусь — США. Оттепель с оговорками

Насколько далеко по этому пути готов продвинуться официальный Минск?


Как и на европейском направлении, в белорусско-американских отношениях происходят определенные позитивные сдвиги. Остается выяснить, насколько далеко по этому пути готов продвинуться официальный Минск.


Встреча в Минске заместителя помощника госсекретаря США Эрика Рубина
и главы МИД Беларуси Владимира Макея.



У Минска интерес приземленный

Как наркотиков.

В то же время регулярно проводимые совместно с Россией военные учения имеют откровенно антинатовскую направленность, что явно не способствует смягчению напряженности в регионе.

Отдельные аналитики высказывают мнение, что нынешние перемены в американской политике относительно Беларуси вызваны стремлением обеспечить ее нейтралитет в российско-украинском противостоянии и тем самым поддержать Киев.

Дескать, именно ради этого Белый дом и согласился на нормализацию, хотя официальный Минск не выполнил главного условия — освободить политических заключенных.

Наверное, можно согласиться, что украинский фактор действительно сыграл определенную роль. Вместе с тем, вряд ли Госдепартамент настолько наивен, что рассматривает Беларусь в качестве серьезного элемента стратегии сдерживания России.

Скорее, с учетом того, что в последние годы белорусский режим уже не применял к своим оппонентам сверхжестких мер, Вашингтон решил попробовать вернуться к более мягкой политике.

Но при этом американцы не склонны забывать негативный опыт. По крайней мере, во время последнего визита Эрик Рубин подтвердил, что санкции останутся в силе до тех пор, пока не будут выполнены условия для их отмены.

Пока нарушений этого обещания не видно, то есть ценности по-прежнему превалируют над интересами.

С другой стороны, пока белорусское руководство не демонстрирует готовности поступиться своими принципами, и это ставит достаточно жесткие рамки развитию двусторонних отношений.