Белорусская медиасфера останется под колпаком власти

Идеологи пытаются продвинуть в байнет официоз, превращают празднование Победы в трэш и весьма усеченно понимают диалог с оппозицией…

Разрекламированный чиновниками портал «СМИ Беларуси» независимых медиаэкспертов не впечатлил. В таком виде, как сегодня, он вряд ли совершит революцию в байнете, где независимые ресурсы популярнее государственных.

Власти, взявшие под жесткий контроль основные печатные и электронные СМИ, давно мечтают расширить влияние в Сети.


Фото Vyacheslav Akishin 

Но этот виртуальный проект-долгострой, презентованный 5 мая в Минске на XIХ международной выставке «СМИ в Беларуси», выглядит официозным, не блистает качеством контента. Особенно если вести речь о публикациях местной государственной прессы, на продвижение которой в интернете портал и нацелен.

Вообще, в последние год-полтора государственные идеологи столкнулись с веером новых вызовов. Но решать свои задачи — обеспечивать пропагандистскую поддержку власти — они намерены преимущественно старым инструментарием.

Дамоклов меч репрессий и самоцензура

Заметьте: хотя портал называется «СМИ Беларуси», представлены на нем только государственные издания. Вот вам и равные условия для развития всех форм собственности, вроде как гарантированные конституцией.

Дело в том, что власти рассматривают медиасферу сугубо в идеологическом ключе, как площадку для воздействия на сознание электората в своих интересах. И ослаблять контроль над ней, ясное дело, не намерены.

Напротив, приближение очередных президентских выборов, как считают в Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ), ссылаясь на печальный опыт предыдущих электоральных кампаний, грозит независимым СМИ новыми репрессиями.

На той же выставке министр информации Лилия Ананич выразила надежду, что власти «надолго подвели черту» под дискуссиями о законодательстве в области СМИ. В том смысле, что с точки зрения властей оно очень даже адекватное.

Да, но много ли было дискуссий? И главное, каков результат? Предложения БАЖ, направленные на либерализацию законодательства, не единожды отметались парламентом (мол, закон и так хорош, зачем трогать). Зато в декабре прошлого года в пожарном режиме были приняты изменения в закон о СМИ, позволяющие Мининформу легко блокировать сайты, информация на которых способна-де «нанести вред национальным интересам».

Короче, славненько подискутировали. Власть «подвела черту» так, что независимое веб-сообщество и охнуть не успело.

Что же касается «вреда национальным интересам», то определять его может чиновник без всякого суда. При желании так можно трактовать любую разоблачительную информацию или жесткую критику властей.

А тут еще, как подтвердила Ананич, на подходе и указ об ужесточении ответственности владельцев сайтов за комментарии на них. Значит, все-таки будут и впредь корректировать нормативную базу в медиасфере? И опять, получается, без дискуссии?

Да, сегодня, когда Минск играет с Европой, чересчур давить на прессу властям не с руки. Но если предвыборная ситуация покажется им тревожной, шаткой, карающая длань не дрогнет. Репрессивный инструментарий наготове.

Впрочем, не обязательно прибегать к крайним мерам, можно просто хорошенько попугать. Когда 29 апреля, выступая с ежегодным посланием, Александр Лукашенко жестко высказался о неприятных для высокого начальства публикациях популярного портала TUT.by, прошерстил его основателя Юрия Зиссера, наверняка поежились многие редакторы.

Так включаются механизмы самоцензуры.

Идеологи между двух огней

Правда, иные эксперты предполагают, что механизм упрощенной блокировки сайтов направлен не только против внутренней оппозиции (в широком смысле слова), но и против вероятной информационной агрессии «русского мира». Например, если Москва вдруг надумает качнуть лодку Лукашенко в контексте ноябрьских президентских выборов.

Вообще, в ситуации «после Крыма» белорусским идеологам приходится перестраивать работу, лавируя между двух огней.

В частности, налицо попытка минимизировать присутствие в оформлении празднования Дня Победы так называемых гвардейских, или георгиевских, лент, которые у многих стали ассоциироваться с аннексией Крыма и сепаратистами на Донбассе.

Но при этом главе государства пришлось оправдываться перед Москвой в том же выступлении 29 апреля: «Да мы ничего не запрещали. Молодцы наши комсомольцы. Они внесли интересный вариант, притом не настаивая, что это будет исключительно единственный. Мне очень понравился. Цвета наших символов и яблоневый цветок. Молодость и мир».

Речь идет о креативе Белорусского республиканского союза молодежи — красно-зеленой бутоньерке, которая, если отбросить дипломатию, все же используется здешней вертикалью как мягкая альтернатива черно-оранжевой ленте.

При этом стиль празднования сакральной даты в исполнении идеологов и провластных организаций становится все более гламурным, бутафорским, а порой скатывается до уровня трэша. Иначе не назовешь некоторые театрализованные эпизоды прошедшей 5 мая на столичном железнодорожном вокзале торжественной встречи молодежного агитпоезда «Цветы Великой Победы»: голливудские улыбки «медсестер», якобы спасающих раненого бойца, имитация кровавого следа при помощи кетчупа и т. п.

И потом, красно-зеленых ленточек явно мало, чтобы отгородиться от пропагандистского влияния «русского мира». А вот уменьшать объем вещания российских телеканалов на Беларусь ее руководство явно не рискует. Еще и потому, что казенный контент местного производства слабоват, а усиливать негосударственный сегмент медиасферы власти опасаются, чтобы не создать дискомфорт самим себе.

Диалог с оппозицией без ее реального участия в политике

Впрочем, в последнее время белорусские государственные телеканалы стали весьма дозированно расширять рамки плюрализма, приглашая в эфир и критично настроенных по отношению к нынешней власти независимых экспертов.

Более того, президент, выступая с посланием, велел чиновникам, депутатам вести диалог и даже дружить с оппозицией.

Однако пока речь не идет даже о воссоздании структуры вроде Общественно-консультативного совета при Администрации президента, проведшего несколько заседаний в 2009–10 годах, во время короткой оттепели внутри страны и в отношениях с Западом. Хотя и та структура была достаточно декоративной.

А о возобновлении формата круглого стола властей и оппозиции на манер того, что действовал у нас в конце прошлого тысячелетия под эгидой Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ, пока мечтает, кажется, лишь такой неисправимый оптимист, как председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько.

Тем более нет речи о создании элементарных условий для честной, полнокровной политической борьбы. «Белорусская политическая система доказала свою эффективность», — заявил Лукашенко 29 апреля в Овальном зале Дома правительства.

Это означает, что реформировать политическую сферу бессменный президент не собирается. Сегодня же в стране создан жесткий авторитарный режим персоналистского типа, который де-факто блокирует возможности соревновательной ротации властных элит.

Тот же парламент журналисты в свое время назвали стерильным, поскольку он укомплектован целиком лояльными персоналиями. Оппозицию в лучшем случае готовы принять в каком-то кабинете, выслушать и записать нечто в блокнотик без гарантий реализации.

Например, так и нет внятного отклика на инициативу «Народного референдума», хотя еще по осени в Палату представителей были переданы первые 50 тысяч подписей в его поддержку.

Ну а оппозиционная фракция в той же Палате — пока нечто из области ненаучной фантастики.

На выборах же ослабленная оппозиция, лишенная, в числе прочего, и возможности широко артикулировать свою позицию через СМИ, выполняет в основном роль фона.

Между тем глава Центральной комиссии по выборам Лидия Ермошина в телеэфире рекомендует будущим кандидатам в президенты: «Если ты собираешься пойти на выборы, то создай за пять лет до выборов блог в интернете, заводи себе френдов, веди обширную переписку (…) И ты так постепенно станешь узнаваемым…».

Вроде вполне продвинутый совет. Тот же Барак Обама стал президентом США во многом за счет умелой работы в социальных сетях.

Но в Штатах президентом нельзя быть более двух сроков, там партии реально борются за высший пост. В Беларуси же оппозиционеры, активисты гражданского общества и так в основном «переехали» в фейсбук, потому что в реальной политике, общественной жизни места для них практически не предусмотрено.

До блокирования фейсбука у отечественных идеологов пока — тьфу-тьфу — руки не дошли.