Выборы-2015. Анатолий Лебедько: вызываю огонь на себя

На сайте Naviny.by прошла онлайн-конференция с председателем Объединенной гражданской партии…

Naviny.by продолжают знакомить своих читателей с политиками, которые намерены в ноябре принять участие в президентских выборах. 3 июня гостем нашей редакции был председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько.

Анатолий Лебедько

Анатолий Лебедько. Родился 27 июня 1961 г. в Столбцовском районе. Окончил Минский педагогический институт (факультет истории и французского языка) и Белорусский государственный университет (юрфак). Был депутатом Верховного Совета 12-го и 13-го созывов. В 1992-1999 гг. возглавлял Белорусскую ассоциацию молодых политиков. На первых в Беларуси президентских выборах в 1994 г. работал в команде Александра Лукашенко. С апреля 2000 г. — председатель Объединенной гражданской партии. После президентских выборов 2010 года был арестован по обвинению в организации массовых беспорядков и провел в СИЗО КГБ 108 суток.

Партийная стратегия на президентские выборы-2015 была определена год назад на съезде ОГП — если демсилам не удается договориться о едином кандидате, то партия выставляет своего кандидата. Было решено, что в обоих вариантах интересы партии представляет ее лидер.

Как известно, переговоры о едином кандидате зашли в тупик — оппозиционные структуры так и не смогли договориться о процедуре, которая устраивала бы всех. Объединенная гражданская партия предлагала вариант праймериз.

Таким образом, Анатолий Лебедько будет выставлять свою кандидатуру на президентские выборы. Вместе с тем ОГП совместно с БХД инициировали выдвижение кандидатом в президенты политзаключенного Николая Статкевича, активисты ОГП готовы войти в состав его инициативной группы.

 

***

— Спадар Анатоль, абавязковае першае і простае пытанне да ўсіх прэтэндэнтаў на пасаду кіраўніка дзяржавы: чаму вы ідзяце ў прэзідэнты?
Naviny.by

— Я збіраюся ўдзельнічаць ў прэзідэнцкай выбарчай кампаніі, зыходзячы з двух галоўных чыннікаў. Першы звязана з надзеяй. Апошняе сацыялагічнае даследванне НІСЭПІ ў сакавіку паказала, што большасць беларусаў прагне эканамічнай альтэрнатывы. І такую альтэрнатыву можа прапанаваць прафесійная каманада Аб’яднанай грамадзянскай партыі. Сёньня тая канфігурацыя, якая склалася ў апазіцыі, недастатковая, каб мы былі сілай уплыву і ціску на ўлады. Але мы праз эканамічную альтэрнатыву, праз праграму “Мільён новых працоўных месцаў” можам атрымаць новых актыўных удзельнікаў палітычнага працэсу. Праз эканамічную альтэрнатыву мы можам матываваць людзей прыйходзіць у палітычныя партыі і грамадскія арганізацыі.

Другі чыннік звязаны з рызыкай і пагрозай, якая сёння ёсць для Беларусі як незалежнай краіны. Мы ідзем на выбары, каб не дапусціць легітымацыі вынікаў выбарчай кампаніі без свабодных сумленных выбараў. Частка міжднароднай супольнасці ўжо гатовая пайсці на легітымацыю рэжыма Лукашэнкі. Гэта значыць, што ўсе тыя дакументы, якія ён падпісваў, і новыя, якія могуць быць падпісаныя, будуць мець юрыдычную сілу, а гэта рэальная пагроза для незалежнасці і суверэнітэту Беларусі.

Такім чынам, пазітыўная эканамічная альтэрнатыва і свабодныя сумленныя выбары — гэта два асноўныя пункты нашай выбарчай стратэгіі. 

— Вы можете дать внятный, а главное — аргументированный ответ на вопрос: почему оппозиции опять не удалось договориться о выдвижении единого кандидата? Под нынешние выборы создавались кампания «Народный референдум», альянс «Талака», долго обсуждался вопрос о проведении конгресса демсил для выдвижения единого кандидата. Никакие схемы не срабатывают, всё рассыпается… Почему? Неужели причина только в личных амбициях?
Ирина, Минск

— Это звучит как упрек и абсолютно справедливый, я отношу его и лично к себе. Мы предлагали, чтобы единого кандидата избрали как можно больше граждан путем народного голосования, когда каждый гражданин, которому исполнилось 18 лет, может принять участие в выборах единого кандидата и предложить свою собственную кандидатуру.

Не получилось не только потому что есть проблема амбиций, но и потому, что у разных групп оппозиции есть разное видение взаимоотношений с властями. Одни считают, что в систему, созданную Лукашенко, можно встроиться, интегрироваться, другие — что эту систему надо менять. Одни считают, что с властями можно договориться в кулуарах, другие полагают, что власть может пойти на уступки только под воздействием большого количества людей, которые объединились.

Но поезд ушел, давайте перевернем уже эту страницу.

Сейчас надо говорить о едином возможном сценарии участия в выборах. Важно, чтобы была скоординированность действий различных оппозиционных организаций. Я бы считал хорошим результатом этих выборов реальную договоренность о едином сценарии действий, а также создание широкого движения за перемены, которое стало бы реальной силой давления на власть. 

— На пресс-конференции 28 апреля вы заявили, что формирование вашей инициативной группы будет проходить на волонтерских началах. Сказали, что намерены просить кредит политического доверия у людей, которые заинтересованы в переменах, и заметили, что в Беларуси «уже давно не проводились избирательные кампании не за деньги». Вы серьезно считаете, что можно провести эффективную избирательную кампанию без серьезных финансовых вложений? Особенно сейчас, когда интерес большинства избирателей к оппозиции и выборам низок как никогда?
И.Л., Минск

— Этот вопрос снимает упрек в том, что за моим участием стоят какие-то корыстные интересы. На этой кампании заработать нельзя, есть много рисков и угроз. Именно это и стало причиной, по которой многие политические тяжеловесы отказались от участия в президентской кампании. На нее собрать ресурсы действительно очень трудно. Такие деньги могут дать только люди — граждане Беларуси. Мы будем благодарны за любые пожертвования, в любом размере, и отчитаемся за каждый рубль. Хотите поддержать издаваемый нами бюллетень, рассказывающий, как мы будем создавать новые рабочие места, — инвестируйте в него. Хотите поддержать издание листовки о коррупции и Антикоррупционной платформе как средства минимизации этой проблемы — пожертвуйте несколько пачек бумаги для этого.

Мы ставим задачу создать инициативную группу из тысячи волонтеров. Этих людей не надо будет контролировать, и это будет гарантией, что собранные подписи — не переписанные справочники, а действительно голоса людей, которые поддержали нашу программу. И это будет новый для нас опыт. В 2010 году мы собрали 127 тысяч подписей, но при наличии финансирования. Мы просим от людей немногого — для того, чтобы собрать 100-120 подписей одному человеку, надо всего лишь отказаться от того, что ты три вечера пролежишь на диване, выпьешь пива или проболтаешь с друзьями. Я верю, что сторонники перемен готовы не только словом поддерживать тех, кто пытается добиться изменений в стране.

Анатолий Лебедько

— Как вы оцениваете популярность ОГП и себя самого как человека, который уже давно занимается политикой? Вас, например, узнают на улице?
Андрей

— Только свободные и честные выборы могут ответить, какая реальная известность у партии и ее лидеров. Согласно мартовского опроса НИСЭПИ, 8% избирателей готовы голосовать за меня, 9% — за Владимира Некляева. Это самые высокие показатели у оппозиционных политиков. В закрытом опросе рейтинг следующий: у меня 3%, у Статкевича — 4%, у Некляева — около 8%. Для старта это может быть и неплохо, а все остальное зависит от того, как мы отработаем эту кампанию.

Что касается узнаваемости на улицах, то последний поход на МТЗ подтверждает: несколько человек на проходной этого мероприятия за сорок минут подошли ко мне и пожали руку.


Анатолий Лебедько раздает рабочим оппозиционную прессу

— Анатоль, за кошт чаго вы жывяце? Колькі вы зарабляеце штомесяц? І чым? Колькі траціце? І на што? Дзе і чым займаюцца вашыя дзеці?
А.Г.Партыец, Горадня

— Мая сям’я не падпадае пад дзеянне сумнавядомага дэкрэта № 3, бо ў нас усе працуючыя. Свой першы працоўны рубель я зарабіў у чацвёртым класе — на той час каля тысячы даляраў, працуючы памочнікам камбайнера на ўборцы хлеба. І як толькі пачаў працоўную дзейнасць, у мяне не было ніводнага перапынку. Зараз мая працоўная кніжка ў офісе АГП, мой афіцыйны заробак як старшыні АГП каля пяцісот даляраў, я плачу падаткі.

Жонка працуе выкладчыцай ангельскай мовы ў школе. Сын, які доўгі час не мог знайсці працу з-за таго, што мае такое прозвішча, ужо год працуе ў недзяржаўнай структуры. Штогод мае выдаткі і даходы правяраюць і падаткавая інспекцыя, і КДБ.

— Вы же были в команде, которая привела Лукашенко к власти. Надеялись, что сами дорветесь до власти, а потом ототрете его и будете рулить страной… Почему у команды это не получилось? Наоборот, Лукашенко оттер вас от власти. Вы его недооценили.
Ти.Ти.нков

— Відаць, яго недаацаніў тады сам беларускі народ, які ў падаўляючай большасці аддаў свой голас за Аляксандра Лукашэнку на выбарах 1994 года.

Што датычыць улады, то ў мяне была сто і адна магчымасць не толькі дарвацца, але й заставацца ва ўладзе. Так што тут пытанне не ў амбіцыях, а ў каштоўнасцях. Мы з Лукашэнкам абсалютна па-рознаму бачым стратэгію развіцця Беларусі.

Тыя, хто хацеў застацца пры ўладзе і Лукашэнку, тыя і засталіся. Тыя, хто меў прынцыповыя разыходжанні, як Ганчар, Чыгір, Сасноў, — сышлі з улады.

 

— 1) Назавіце тры самыя вострыя праблемы, якія сёньня стаяць перад беларускім грамадзтвам. 2) Спадарыня Караткевiч прапанавала на пасаду прэм'ер-мiнiстра сп. Мацюшэўскага. А хто ваш прэтэндэнт на тое, каб узначалiць урад. Можа таксама хтосьцi з дзейных чыноўнiкаў?
Галіна, Менск

— 1. Занятасць і фінансавая нестабільнасць. Калі захаваецца сённяшняя эканамічная палітыка, то праз два-тры гады мы будзем мець каля мільёна беспрацоўных. 2. Узровень карупцыі. Карупцыйны складнік у нашай краіне — каля 30 мільярдаў даляраў штогод. 3. Рост дзяржаўнага доўга. Ён складае на 1 студзеня 2015 года 12,7 мільярда. Кожны працуючы грамадзянін краіны мае тым самым запазычанасць больш пяці тысяч даляраў.

Калі планаваць прэм’ерам чыноўніка, які і зараз адказвае за эканамічную плітыку ў Беларусі, то навошта табе ісці ў прэзідэнты? Ён і без цябе займае высокую пасаду, і з тваім прыходам нічога не памяняецца.

У маёй камандзе дастаткова людзей, досвед і ўзровень падрыхтоўкі якіх дазваляе заняць гэтую высокую пасаду. Гэта і Леанід Заіка, і Павел Данейка, і Леў Марголін, і Міхаіл Чыгір, і іншыя.

— Как вы восприняли заявление Владимира Некляева о выходе из оппозиционных структур? Не собираетесь ли вы лично или ОГП поддержать его новое движение «За государственность и независимость Беларуси»? Ответ, пожалуйста, аргументируйте.
А.Дмитриев

— Будем точными: Некляев вышел из кампании «Говори правду». Как констатируют некоторые острословы, «правда» ушла, «говори» осталась…

А если серьезно, я рад, что Владимир Некляев не ушел из политики. Своего слова в политике он еще до конца не сказал. У него есть узнаваемость, потенциал. И я вижу нас стратегическими партнерами в этой избирательной кампании. С создаваемым им движением Некляев сам справится, а вот координировать наши и их действия мы готовы и будем это делать.

Анатолий Лебедько

— Уважаемый Анатолий Владимирович! А вот как лично Вы собираетесь противостоять таким махинациям и профанациям гр. Ермошиной и ее начальника гр. Лукашенко?
«Если говорить о выборах, то президентские выборы я проводил по понятиям. По понятиям Европейского союза. Мы полностью ушли от нашего законодательства». Он напомнил, что накануне выборов Минск посещали европейские чиновники, которые озвучивали ряд требований по проведению выборов. «Главное было требование — всех зарегистрировать, а у нас надо 100 тыс. подписей собрать для регистрации. Ну ладно, прошел раунд сбора подписей. Один в Витебском районе взял телефонный справочник и всех переписал. Ну как его зарегистрировать? Этого не регистрировали, остальных зарегистрировали — 10 человек. Я им отдал 600 тыс. своих подписей. У меня где-то было 2 млн 700 тысяч, я им отдал, чтобы ЦИК их зарегистрировал. Зарегистрировали всех, под железным моим давлением», — сказал Лукашенко.
«Я им отдал 600 000 своих подписей, чтобы ЦИК их зарегистрировал».... Вот так прямо и сказал Лукашенко на той большой пресс-конференции 7 октября 2011 г. в присутствии гр. Ермошиной, гр. Лозовика и всех белорусских министров, в том числе и юристов, и всех т.н. «силовиков»...
Интересно бы узнать, как именно гр. Лукашенко «им отдал 600 000 своих подписей»? Кому именно «отдавал свои 600 000 подписей» гр. Лукашенко и когда происходила эта «отдача»? Как чисто технически была исполнена «отдача этих подписей» и кто персонально из ЦИК под руководством гр. Ермошиной всем этим занимался?
Ведь, по словам гр. Лукашенко, получается, что некие кандидаты вообще не набрали нужного числа подписей избирателей, но их «зарегистрировали» за счет подписей Лукашенко???!!
Но это же уголовное преступление, прямо подпадающее под статью 192 УК РБ и оно касается в первую очередь гр. Ермошиной и возглавляемого ей т.н. ЦИК, потому что, оказывается, «по жЭстачайшему указанию» кандидата гр. Лукашенко» зарегистрировали каких-то 10 других кандидатов, которые не собрали положенных по белорусской Конституции 100 000 подписей каждый....
Это же и есть противоправная, антиконституционная фальсификация, подтасовки, махинации с целью преступного нарушения белорусской Конституции...
Но эта «власть» сознательно и цинично пошла на преступное нарушение белорусской Конституции... Ведь это же и есть уголовное преступление против белорусского народа, против белорусской Конституции.
А вот Вы собрались с ними участвовать в очередной профанации и фальсификации этих т.н. «выборов»???
car-ton

— Этот пример действительно подтверждает факт фальсификации, что является уголовно наказуемым деянием. И это вопрос не столько мне, сколько Генеральному прокурору Республики Беларусь. Мы дважды направляли официальные обращения в Генпрокуратуру на предмет возбуждения уголовного дела по факту публичных заявлений Александра Лукашенко. Ответы, которые мы получили, дают основания говорить, что силовые структуры есть часть общей машины, которая искажает волеизъявление людей.

Мы идем в эту кампанию, что зафиксировать примеры новых фальсификаций. Без таких доказательств сложно будет требовать от международного сообщества, от граждан Беларуси, чтобы они не признавали итоги так называемых выборов.

— Добрый день! Анатолий Владимирович, с уважением отношусь к Вам и партии. Вопрос по платным дорогам: в 2013 г. запущена система электронного сбора средств за пользование платными дорогами. В первые месяцы работы системы зафиксировано большое количество нарушений пользования, нарушителям выставлены штрафы в сумме от 1000 до 80 000 евро, что приводит небольшие организации и ИП к губительному состоянию, банкротству. Сформированной иницгруппой было согласовано с Минтрансом и предложено Совмину как выход из сложившейся ситуации проведение «Штрафной амнистии» (проект предполагал в зависимости от типа нарушения уменьшение либо освобождение от штрафа), нам, перевозчикам, полтора года обещали и в последний момент, аргументируя нехваткой в бюджете денег, отказали во всей программе. Блокируют расчетные счета и требуют деньги. Скажите, в случае победы на выборах (с учетом развернутой работы среди минимум тех же перевозчиков по поддержке Вас на выборах) Вы могли бы подтвердить возможность проведения «Штрафной амнистии»? Спасибо.
Sergey Shtoda 

— Я не только наслышан о проблемах грузоперевозчиков, но и разбирался в них. Понятно, что если бы в Беларуси была независимая судебная система, то этот вопрос был бы решен в пользу перевозчиков. Правительство, как всегда, приняло постановление, но до конца не просчитала его практические последствия. Отсутствовал тестовый режим работы, некорректно работала в первые месяца электронная система, не была создана система своевременного предупреждения о нарушениях… В итоге правительство признало, что оно не право, но отказалось от своих обязательств. Такое возможно только в ситуации, когда люди реально не выбирают власть.

Я лично поддерживаю требование об амнистии, вы можете полностью рассчитывать на нашу поддержку и солидарность. Но я призываю грузоперевозчиков объединиться не только для решений этой болезненной проблемы, а и чтобы участвовать в создании новой экономической модели для Беларуси и вместе добиваться, чтобы в стране были честные свободные выборы.

Анатолий Лебедько

— Слышал, что вы предлагаете программу борьбы с коррупцией, но где гарантия, что, придя к власти, вы не станете такими же хапугами, как и нынешние чиновники?
Борис, Минск

— Большими хапугами, чем сегодняшние чиновники, стать тяжело. И ответ на ваш вопрос — в нашей Антикоррупционной платформе. Надо не просто менять Ивана Ивановича на Петра Петровича, а менять систему. Если государство выполняет пять тысяч функций, то всегда будет много соблазнов отщипнуть от бюджета. Когда нет парламентского, гражданского контроля за действиями чиновников, то всегда будет благоприятная почва для коррупции. Если Управление делами президента является крупнейшим бизнесменом страны, владельцем банков, свиноферм, организует лотереи, занимается нефтью, то совершенно очевидно, что сама власть является рассадником коррупции.

Антикоррупционная платформа — это не только констатация проблемы, но и конкретные механизмы, как минимизировать эту национальную трагедию.

— Если выборов в стране нет по определению, то какой смысл в них участвовать? Чтобы опозориться с результатом на уровне арифметической погрешности, который пропишет мадам Ермошина?
Alex, Vitebsk

— Повторюсь: мы участвуем для того, чтобы в условиях экономического и финансового кризиса, в ситуации огромного спроса на экономическую альтернативу предъявить людям программу «Миллион новых рабочих мест», а это значит — новую экономику, новые возможности, достойную зарплату. Если люди нас услышат, значит, будет надежда, что они нас поддержат в давлении на власть, чтобы наконец в стране прошли свободные честные выборы. И во-вторых: только навязывая свой сценарий участия в президентской кампании, мы можем собрать факты и доказательства, что людей обманывают, что их голоса не считают, и таким образом не допустить легитимации итогов президентской кампании без свободных и честных выборов.

Меня не волнует, сколько процентов мне напишет Ермошина. Мне важно, чтобы меня поддержали сотни тысяч, миллионы граждан Беларуси — в том, что надо менять стратегию развития страны, реализовывать программу «Миллион новых рабочих мест» и добиваться, чтобы в Беларуси президент, депутат, руководитель города избирались людьми. Альтернативы этому нет. Если мы все будем лежать на диванах, это будет самый хороший подарок для этой власти.

 

— День добрый, Анатолий. Два вопроса, хотя их гораздо больше. 1. Ваша программа «Лям новых рабочих мест» звучит вроде красиво и завлекательно. Но как Вы с соратниками планируете эту виртуальную конфету превратить в реальное бабло в карманах белорусов? 2. Раньше ОГП всегда шла амаль «шчыльными радами» с союзниками. А в эту кампанию в гордом одиночестве двигаетесь. Куда подевались союзники? Спасибо за будущие ответы :)
Артем, Минск

«Миллион новых рабочих мест» — это не набор добрых пожеланий, это программа конкретных действий. Нам по силам ее реализовать на протяжении пяти-семи лет. Она предусматривает привлечение прямых инвестиций в объеме 6-7 миллиардов долларов ежегодно, и это вполне реалистично. Хороший пример инвестиций — завод Stadler в Фаниполе. Это новые высокоэффективные рабочие места, хорошие налоговые поступления для бюджета, развитиве инфараструктуры небольшого населенного пункта, но это только один такой пример за 20 лет.

Мы гарантируем, что за год можно привлечь в Беларусь десятки, сотни таких инвесторов. Этому должно способствовать также снятие бюрократических преград для малого и среднего бизнеса, снижение налогов, передача в собственность арендуемых площадей, гарантия неприкосновенности собственности, а также доступные кредиты на создание нового бизнеса и прозрачный механизм приватизации.

 

— Стоит признать, что Ваша команда кажется наиболее подготовленной с профессиональной точки зрения. Да и программа действий, похоже, продумана до мелочей. Однако власти не нужна сильная альтернатива, поэтому, боюсь, Вы не сможете пройти этап регистрации… Что Вы будете делать, если перед вами «зажгут красный свет» и не позволят принять участие в кампании?
Борисовчанка, Борисов

— Спасибо за слова поддержки и симпатию. Я думаю, что власти не будут повторять сценарий 2010 года, то есть, регистрировать всех подряд. На этот раз будет точечная регистрация, власти, скорее всего, откажутся от регистрации жестких, последовательных принципиальных оппонентов, а зарегистрируют удобных безопасных спарринг-партнеров. Поэтому сто тысяч подписей еще не есть гарантия продолжения кампании.

Если меня не зарегистрируют, будем реализовывать сценарий активного бойкота выборов, как мы это делали в 2012 году на парламентской кампании.

Анатолий Лебедько

— 1) Вы опять идете в бой только со своей партией ОГП, или есть партии или организации, которые готовы поддержать Вашу кандидатуру? 2) Вот все сейчас критикуют Короткевич, что позор и т.д. А мне её жалко, подставили молодую девочку и потом выкинут. А Вам её не жалко?
Денис, Минск

— В этой избирательной кампании мы не создавали политических коалиций. В этом есть свои минусы и плюсы. Наше преимущество — не надо ни с кем согласовывать запятые в программе, выступления перед избирателями, и от этого наше послание людям четче и сильнее.

Избирательная кампания в Беларуси — это особый случай, не ровня комфортным выборам, которые проходят, например, в Польше. В 2010 году мы сами наступили на такие грабли. Поэтому теперь я не стал прятаться за чьи-то плечи, вызываю огонь на себя.

Мне жалко всех белорусских политиков, у которых не хватает опыта и еще не выработалась иммунная защитная система против беспредела сегодняшней власти.

 

— Анатолий, почему Вы идете в президенты? Даже оптимисты и идеалисты, желающие сменить президента, устали от Ваших оппозиционных заявлений-пшиков, ни на что не влияющих. Вы где-то в Брюсселях говорите, встречаетесь, вам оказывают поддержку. И ВСЕ! Только растянете голоса, что и второго тура не понадобится. У Вас уже есть имидж оппозиционера, который не может договориться. Как Вы намерены завоевать голоса? А может, поддержите Короткевич? Вряд ли Ваши программы отличаются по целям.
Сергей, Минск

— Почитайте наши программы. Они у нас реально есть. Но я пока не знаком с программами других претендентов.

Я не ставлю цели завоевать голоса активистов каких-то уже существующих политических организаций, для меня важнее голоса пассивных сторонников перемен. Кто в партиях, они и так в политическом процессе. А вот новых людей мы можем реально привлечь программой «Миллион новых рабочих мест».

Сергей, у вас выбор-то небольшой: либо Лукашенко и все как есть, либо Лебедько и шанс на перемены.

— Вопрос Анатолию Лебедько. Оппозиция часто жалуется, что из-за отсутствия доступа к СМИ она не может донести людям свою позицию по злободневным вопросам. Отсюда, дескать, и отсутствие популярности оппозиционных политиков среди простых людей. Как тогда объяснить такой факт. У меня лично есть доступ в 4 подъезда разных домов моего города — подъезд, где живу я + 3 подъезда, где живут мои ближайшие родственники. 4 подъезда — это примерно 140 квартир, т.е. доступ примерно к 250 избирателям. Если я увижу макет толковой листовки, я готов сам ее распечатать и распространить по этим 4 подъездам. Я понимаю потенциальный риск, но готов это делать при условии, что содержимое листовки будет того стоить. Казалось бы, чего проще — сделай толковый макет, выложи в интернет и предложи желающим распространять? Но ничего подобного не происходит. И тут меня начинают терзать сомнения. А может быть, дело не в отсутствии к доступу к СМИ, а в том, что нынешней оппозиции банально нечего сказать простому человеку? Если уважаемый г-н Лебедько считает, что это не так, то пусть он кратко, максимум в 2-3 абзаца сформулирует свой месседж простому белорусу. Если он не в состоянии это сделать, значит, на самом деле ему просто нечего сказать людям, а весь этот поток слов просто для того, чтобы скрыть этот печальный факт.
Наверняка г-н Лебедько ответит, что в период избирательной кампании такие листовки появятся. Но это же просто смешно. Если он считает, что с избирателем надо разговаривать раз в 5 лет, в период избирательной кампании, то пусть так и скажет. Если же он понимает, что разговаривать с людьми нужно постоянно, то пусть ответит, почему ничего подобного не делалось и не делается.

erne100

— Макеты информационного бюллетеня «Голос разума» легко найти на нашем сайте.  Берите, пользуйтесь. Если у вас есть новые идеи — приходите, обсудим, вместе реализуем.

Листовки. К сожалению, на деревьях не растут. Для того чтобы их издать, нужны усилия интеллектуальные и финансовые ресурсы. Если мы объединим свои усилия, то листовок станет больше — и во время избирательных кампаний, и между ними.

Вчера я раздавал информационные материалы на проходной МТЗ. Собираюсь на следующей неделе посетить БелАЗ и МАЗ. И это регулярная практика.

— Ну, если уж и выпала возможность задать вопросы, то будьте добры, ответьте:
1. Почему Вы идёте на эти «выборы», зная, что они будут изначально проиграны Вами и Вашими коллегами?
2. Почему Вы не соизволите пообщаться с людьми в режиме онлайн на любом оппозиционном форуме? Формат «у бочки» — разговор за кадром. Мы лишь слушаем, не имея возможности возразить.
3. Почему на протяжении долгих 20 лет ни Вы, ни другие лидеры партий и организаций не объединились в общее и мощное оппозиционное движение? У всех вас разные цели? Смею заметить, что даже форумчане в течение одного месяца могут консолидироваться и самоорганизоваться в едином мнении для достижения главного — смены режима Лукашенко. Более того, ваши невнятные «телодвижения» дробят народ на мелкие «секты по интересам», тем самым не сплачивая, а вводя в заблуждение и так не совсем многочисленную аудиторию.
4. Почему вы все именуете себя «титульной» оппозицией?
5. Не считаете ли Вы, что институт президентства в РБ преждевременен? На мой взгляд, это даже сегодня вредно. Поскольку все лидеры оппозиции начинают преследовать меркантильные интересы, что никак не способствует тому же объединению?
6. Почему титульная оппозиция стала столь непопулярна в народе?
7. Не считаете ли вы преступлением участие в «выборах» на условиях режима?
8. Почему последние акции, такие как День воли и «Чернобыльский шлях», были провальными и малочисленными? Где были Вы?
9. Почему политзаключенные остались без опеки оппозиции?
10.Почему оппозиция говорит от имени народа с таким стремительно падающим рейтингом?
Представляется, достаточно. Прошу Вас быть предельно конкретным. Оставляю за собой право Ваши ответы разместить во всех возможных оппозиционных ресурсах и соцсетях. Спасибо.
nomad

— 1. Ответ смотрите выше.

2. Мы и сейчас общаемся онлайн, и предлагаю оффлайн. 11 июня в 18:30 в офисе ОГП (Минск, ул. Хоружей, 22) — «Чай, кофе ОГП» — неформальное общение без галстуков, приходите, будем разговаривать.

3. Если вы в течение месяца в интерненте решите проблему смены режима, я стану рядовым бойцом этого движения. Мой опыт подсказывает, что в интернете подписываются на мероприятия сотни, тысячи, а приходят единицы.

4. Я никоглда не употреблял термин «титульная оппозиция». Предпочитаю называть себя, а позвольте и вас, «сторонник перемен».

5. Есть разные примеры успешного управлениям государством: с сильным президентом, с церемониальными функциями и вовсе без этого института. Но во всех случаях успешно работает принцип сдержек и противовесов. Есть парламент, независимый суд, местное самоуправление, свободная пресса, и всё это — прививки от диктатуры.

6. Я бы был более точным в выражении: не непопулярна, а неизвестна. На неизвестности популярность слабо растет.

7. На условиях режима участие в выборах аморально и проигрышно. А вот намерение провести кампанию по своему сценарию — это перспективно и эффективно. В пользу этого говорит опыт участия в парламентской кампании 2012 года.

8. Я был среди участников акции на Дне Воли. Что касается провальности или успешности таких акций, то это не вседа определяется количеством их участников. Надо привлекать новых людей к ним, на что и ориентировано наше участие в президентской кампании.

9. Голословное утверждение. Для Объединенной гражданской партии освобождение политзаключенных — одна из главных задач. Я сам знаю, что такое тюремные нары, что такое несвобода. Многие мои однопартийцы прошли через тюрьмы. Так что у нас сильная мотивация добиваться освобождения людей.

10. От имени народа у нас говорит только один человек. И меня это тоже раздражает. Я имею мандат говорить от имени Объединенной гражданской партии. Такое право мне предоставляет Устав. Я могу говорить от имени наших сторонников, что корректно и делаю.

Анатолий Лебедько

— Вы считаете себя успешным политиком? Что вы можете себе поставить как достижение, как результат, которым можно гордиться?
Анна, Минск

— Я считаю себя политиком с хорошей кредитной историей. Я — один из отцов белорусской государственности. Мне посчастливилось голосовать за документ, который сделал Беларусь независимым государством. Одного этого факта достаточно, чтобы считать себя успешным политиком.

Я достойно прошел через огонь, воду и медные трубы. Через соблазн получения высоких должностей и личного обогащения, через испытания «американкой». Никого не подставил, не подвел. Никому не должен. Дважды избирался в парламент.

На другой чаше весов, конечно, — мои политические ошибки и просчеты, но работу над ними я делаю постоянно.

 

— Уважаемый Анатолий. У вас есть конкретная программа выхода из кризиса? Последовательность, поэтапность, выверенность. Спасибо.
Валерий, Гродно

— Да, у нас есть такая программа. Ссылка на нее уже размещена выше. И наличием такой программы мы отличаемся от других участников избирательной кампании, включая Лукашенко.

В настоящее время мы дорабатываем программу «Миллион новых рабочих мест», первая презентация которой была в 2010 году. И приглашаем всех присылать свои замечания и предложения к ней.

— 1) Вы не баіцеся, што вас напаткае лёс кандыдатаў у прэзыдэнты 2010 году? Не баіцеся турмы, не баіцеся шантажу лёсам вашых блізкіх? 2) Якіх памылак папярэдняй выбарчай кампаніі вы маеце намер пазьбегнуць? І як?
Святлана, Смолевичи

— Адказ на гэтае пытанне — у маёй кнізе “108 дзён і начэй у засценках КДБ”. З усіх прэтэндэнтаў, бадай, я адзіны ведаю, чым смярдзіць “амерыканка”. Але гэта тая сітуацыя, калі словы “не я, дык хто?” гучаць не пафасна, а адэкватна сённяшняй сітуацыі.

Нашай памылкай падчас папярэдняй прэзідэнцкай кампаніі было тое, што мы не звязвалі праграму “Мільён новых працоўных месцаў” са свабоднымі і сумленнымі выбарамі. Вельмі важна сказаць людзям, што мы не толькі ведаем, як яе рэалізаваць, але й якія ўмовы абавязковыя для рэалізацыі гэтай праграмы.

— Вось Янукевiч завiнавацiў Уладзiмiра Някляева ў тым, што калi ён будзе ўдзельнiчаць у прэзідэнцкай кампанii, то на расейскiя грошы. А адкуль будзе браць рэсурс сп. Лябедзька? I дарэчы, як вы ставiцеся да Уладзiмiра Някляева? Што такое «Гавары праўду» без Някляева?
Алексей Кириенко 

— О! Цяпер я разумею, чаму ўчора на прыёме ў італьянскай амбасадзе Някляеў шукаў Янукевіча.

Грошы на кампанію: бярэм крэдыт у грамадзян Беларусі. Будзем удзячныя за любыя ахвяраванні: грашовыя, паперай, катрыджамі, бензінам. Мы робім агульную справу. Падчас гэтай кампаніі ўлада павінная адчуць моц нашых супольных дзеянняў. Інакш прайграе нават не Лябедзька, а ўсе мы, хто выступае за перамены. Прайграе Беларусь.

Не па ўсіх пытаннях я згодны з Някляевым, у некаторых ён застаецца больш паэтам, чым палітыкам. Але ён з той кагорты, з кім можна дамовіцца, паціснуць руку і быць упэўненым, што ўсе дамоўленасці будуць выконвацца. Сёння гэта дэфіцыт у беларускай палітыцы.

Хай не крыўдуюць на мяне чальцы кампаніі, але сёння “Гавары праўду” без Някляева — нібыта Мастацкі музей быз крыжа Еўфрасінні Полацкай.

 

— Як здаецца многім у Беларусі і па-за яе, галоўная слабасць апазіцыі не ў тым, што няма адзінага кандыдата, а ў тым, што няма ніякай ўпэўненасці ў большасці народа, што ад яе прыходу да ўлады сярэдняму абывацелю (скажам так “па-польску”) стане лепш. І справа нават не ў доступе да СМІ. Што з гэтым рабіць, як пераадолець гэтую праблему?
Леaнiд, Заславль

— Праблема вырашаецца праз сталыя камунікацыі з людзьмі. Людзям вас цяжка зразумець, калі вы не маеце магчымасці мець з імі зваротную сувязь штодзённа. Для гэтага й трэба выкарыстоўваць прэзідэнцкую кампанію. Улада вымушана здымаць бар’еры ў камунікацыях з людзьмі на гэты час. Мы ў траўні падалі 80 заявак на пікеты супраць дэкрэта № 3 і ў падтрымку праграмы новых рабочых месцаў. Атрымалі адмовы. За апошнія пяць гадоў не задаволеная ніводная з каля тысячы нашых заявак. Кампанія — гэта шанец паставіць такія пікеты ў людных месцах.

Шмат гаворыцца пра праблему палітычных вязняў. Але я ведаю, што калі мяне зарэгіструюць, я стану ў цэнтры Менска з партрэтам Статкевіча. Шанцаў будзе стаяць у Магілёве з партрэтам Аліневіча. Вуек у Бярэсці з партрэтам Дзядка. І гэта значна мацней, чым у сацыяльных сетках запэўніваць адзін аднаго, што мы не забываем пра палітычных вязняў.

Анатолий Лебедько

— Анатолий, к вам все наиболее коварные вопросы уже выданы. Я от себя — ещё несколько.
1. Гомельчанин Юрий Рубцов. Нормальный человек, гражданин своей страны. Хулиган немножко. Но в меру. Но посадили за решётку на два года...
2. Сейчас фактически уже четыре «пятилетки» нашего процветания. Если ещё состоится одна-две, в том же духе, то может резко вырасти смертность мужского населения... Это необязательно будет самосожжение на Октябрьской площади... Просто потеря интереса к жизни и жизненной мотивации. 10, 20, 30 лет — одно и то же, но на разные лады с неизменным финалом. Ваша оценка такого результата.
3.Чего бы вы ждали от вполне разумной женщины-кандидата, которая внезапно бы сменила АГЛ на ул. Маркса, 38...
Анатолий, я не разглашаю закулисных тайн, но наверняка ничего нового и не скажу... Журналисты и операторы всё засняли и отразили... Интервью АГЛ С. Доренко... Это было так с года три назад... АГЛ похвалился своим преимуществом перед западными политиками — тем, что те почти кастраты, а у него яйца куда больше... Вот и вопрос 4: Что вы думаете о яйцах президента, и думаете ли вообще.
Danis

— 1. Срок для Рубцова — это личная месть правителя. Лукашенко прибавляет килограммами, но мельчает как политик. Это запрещенные приемы в цивилизованной политике. Юрий Рубцов — политзаключенный.

2. Экономический и политический тупик — вот результат 20-летнего правления. И демографическая яма — это лишь одно из последствий такого тупика. Нужна новая стратегия развития страны. Стратегия кнута и халявы полностью себя исчерпала. Нужна стратегия мотивации и конкуренции.

3. Какая разница — мужчина-президент или женщина-президент? Я ожидаю, что новый президент реализует программу новых рабочих мест, и это будет новая экономика, новые возможности, достойная зарплата и работа в Беларуси, а не за ее пределами.

4. Если такая образность усилит наш разговор, то “яйца президента” — это несколько тысяч сотрудников его Службы безопасности, шестнадцать тысяч работников КГБ, тысячи пропагандистов государственных СМИ. Без них он — то, что он говорил о западных политиках.

— Извините, а что еще можно спрашивать и о чем говорить на конференции с «кандидатом», который не может вразумительно ответить на вопросы: зачем он идет на выборы, каким образом будет создавать 1 000 000 рабочих мест, став президентом, когда огласит документы и доказательства о похищении людей, или опубликует Доклад о Коррупции... Лебедько уже договорился в Facebook до того, что сказал: «у нас есть одно общее — свободная, правовая, самодостаточная Беларусь!». Кто-нибудь с этим может согласиться из присутствующих здесь? Поэтому у меня только один вопрос: Почему господин Лебедько отказался от предложения господина Лукашенко стать министром образования или председателем Таможенного комитета? ПОЛИТИК НЕ ХОЧЕТ ВЛАСТИ?
TVK

— Здравствуйте, Тамара из-под Лос-Анджелеса! В последнее время вы стали тем из моих «собеседников», которого вовсе не интересуют мои ответы. На все вопросы, которые вы озвучили, есть четкие и ясные ответы, за исключением последнего. Согласитесь, в Беларуси немного людей, которые способны отказаться от высокой должности. Их можно перечислить на пальцах двух рук. Это Михаил Чигирь, Станислав Богданкевич, Александр Соснов, Виктор Гончар… И я рад, что я один из них. Ибо это люди делают по принципиальным соображениям.

— Анатолий, как ваш французский? Как часто вам приходится общаться с коллегами за рубежом, используя иностранный язык? Если в предвыборной гонке объявится более сильный соперник для Лукашенко, чем вы, станете ли вы с ним сотрудничать? Спасибо!
Тамара Куеен

— Merci, Tamara! По мере необходимости.

Всегда открыт для сотрудничества и с сильными, и со слабыми, но в рамках общей стратегии, общего плана действий.

 

— 1) Почему процесс выбора единого кандидата не транслировался онлайн? Белорусский народ должен был видеть, кто на самом деле слил весь процесс.
2) Раз уж камера не была установлена, то расскажите нам, пожалуйста, кто же все-таки слил эти выборы. Желательно без шаблонных отмазок, а конкретно фамилии.
3) Сколько в ходе вашей программы (миллион НРМ) белорусов потеряют свои рабочие места?

alexey000

— 1. Единый кандидат — не панацея. Это инструмент. Рабочие встречи — это не ток-шоу.

2. Думаю, у каждого участника переговорного процесса своя версия, кто виноват. На мой взгляд, у нас оказались слишком разные стратегии президентской кампании и разное отношение к действующей власти.

3. Теряются рабочие места не при реализации НРМ, а по причине отсутствия подобной программы у правительства. К тому же мы говорим о высокоэффективных новых рабочих местах. Невозможно конкурировать на старых технологиях. Чтобы быть конкурентоспособными и успешными, нужны инвестиции, технологии, хорошее образование.

— Партийные активисты уже давно приучены собирать подписи только за деньги. Вы же заявляете, что будете опираться на волонтеров. Где их взять?!
Галина, Минск

— Надеюсь, что вы — одна из таких волонтеров.

Больше половины людей в нашей стране хотят перемен, реализации нашей программы НРМ. Это миллионы людей с желаниями. Значит, должны быть и тысячи добровольцев, волонтеров. Если мы не хотим помочь сами себе, то это не сделает ни один кудесник. Я обращаюсь напрямую ко всем нашим читателям: давайте покажем власти, что нас много. Это можно сделать, записавшись в мою инициативную группу, группу Николая Статкевича. Или заявив о желании стать наблюдателем во время избирательной кампании. Или пожертвовав деньги в избирательный фонд.

— Где вы возьмете деньги на кампанию? Ведь уже давно все делается за деньги: и подписи собирают, и листовки разносят. Чисто бизнес-проект. Так а вы на что рассчитываете?
Nicolaev

— Рассчитывают на кредит избирателей. Во-вторых, наше серьезное преимущество — ОГП это партия, в которой много людей, пришедших не за коврижками, а чтобы работать на свободную самодостаточную европейскую Беларусь. Я могу приехать ко многим нашим активистам и сказать только одно слово: надо! И этого будет достаточно, чтобы люди работали бесплатно, понимая всю ответственность. 

Анатолий Лебедько

— Дам вам совет: у белорусов уже выработалась патологическая ненависть к усам и их носителям. Сбрейте их!
alexey000

— Если Лукашенко завтра сбреет усы, вы что, проникнетесь к нему любовью и уважением?

 

— А вообще, вы считаете себя успешным политиком? Чего вы добились? Кстати, а сколько вам было, когда вас избрали в Верховный Совет первый раз? Да, и еще сразу: а вы служили в армии?
Nicolaev

— Об успехах и ошибках я уже говорил.

Депутатом парламента я был избран в 28 лет, набрав в первом туре 74% голосов. И этот пример опровергает заявления, что граждане не готовы голосовать за оппозицию.

Как консерватор-либерал, я придерживаюсь позиции, что мужчина должен быть способен защищать свой дом, свою семью, свою страну. Поэтому уже после окончания института, хотя наша молодая семья уже ожидала своего первенца, я сознательно пошел в армию.

— На адной з прэс-канферэнцыяў Аляксандр Лукашэнка заявіў, што прапаноўваў вам пасаду міністра адукацыі. Вы разлічвалі, як мінімум узначаліць Міністэрства фінансаў, таму пакрыўдзіліся і сталі ягоным апанентам. Пракаментуйце, калі ласка, гэту заяву. І адкажыце, як часта вам даводзіцца шкадаваць, што ў тым ліку і дзякуючы вам Лукашэнка затрымаўся ва ўладзе?
Якія прынцыповыя разыходжанні вы маеце з кандыдадам у кандыдаты Таццянай Караткевіч, што гэта не дазволіла вам аб’яднацца, зняць сваю кандыдатуру на карысць як адзінага кандыдата ў прэзідэнты?
Існуе меркаванне, што апазіцыя ідзе на выбары, бо ёсць заказ ад міжнародных структур, якія на працягу многіх год аказвалі партыям фінансавую падтрымку. Вы таксама не змаглі адмовіць?
Як вы ўспрынялі сыход Андрэя Дзмітрыева з партыі? І як зараз ацэньваеце ягоную дзейнасць?
Каго з прадстаўніком сённяшняй улады вы б пакінулі ва ўрадзе, калі ўявіць, што вы зможаце заняць крэсла прэзідэнта ці прэм’ер-міністра? Назавіце, калі ласка, канкрэтныя прозвішчы, і патлумачце свой выбар.
Па меркаванні Лукашэнкі, лепш быць дыктатарам, чым геем. А як лічыце вы?

— Сёння ясна адно: Лукашэнка мне прапаноўваў, а я адмовіўся. Гэта было асэнсаванае рашэнне. І я перакананы, што нават калі прыняў бы прапанову, доўга ва ўрадзе не затрымаўся б. Хаця, можа, досвед працы на міністэрскай пасадзе і не быў бы лішнім.

Падтрымка Лукашэнкі на прэзідэнцкіх выбарах 1994 года — мая палітычная памылка, якую я прызнаю і з якой зрабіў выснову: паміж каштоўнасцямі і прагматызмам трэба заставацца прынцыповым і паслядоўным.

Я не ведаю праграму Таццяны Караткевіч, таму пра прынцыповыя разыходжанні з ёю гаварыць заўчасна. Калі мэта ейнага ўдзелу — правесці рэферэндум, аб чым яна сказала падчас онлайн-канфрэнцыі ў Навінах, то я пад гэтым не магу падпісацца. Рэферэндум можна праводзіць толькі ва ўмовах свабодных сумленных выбараў. Пры аўтарытарным рэжыме гэта інстурмент утрымання ўлады і маніпуляцыі. З дапамогай “рэферэндума” Лукашэнка забяспечыў сваё знаходжанне ва ўладзе, праз рэферэндум мы адмовіліся ад беларускай мовы. Гэта тупік, і не трэба весці ў яго людзей… А ва ўсім астатнім мы можам размаўляць з Таццянай, дамаўляцца і супрацоўнічаць.

Будзьце паслядоўнымі і прынцыповымі. У 2012 годзе на парламенцкай кампаніі мы прад’явили людзям праграму НРМ, але патлумачылі, што рэалізаваць яе зможам толькі тады, калі будуць сумленныя свабодныя выбары. Заклікалі людзей не хадзіць галасаваць і знялі ўсіх сваіх кандыдатаў, хаця нашы міжнародныя партнёры гаварылі, што трэба ўдзельнічаць і ісці да канца. У нас свая стратэгія дзеянняў. Мы самадастатковая партыя, і наш галоўны фінансіст — нашы грамадзяне.

Тое, што пасля прэзідэнцкай кампаніі 2010 года шэраг людзей страцілі сяброўства ў партыі, нас не аслабіла, а ўзмацніла. Рашэнне аб выключэнні Дзмітрыева з АГП прымала Мінская гарадская арганізацыя. Зараз ён — кіраўнік кампаніі “Гавары праўду”. І там ёсць людзі, якія маюць больш правоў ацэньваць ягоную дзейнасць.

Новы ўрад будзе цалкам сфармаваны з новых людзей, за якімі няма груза адказнасці за эканамічны і палітычны тупік. Разам з тым. Усе прафесіяналы-чыноўнікі будуць мець мажлівасць рэалізоўваць праграму НРМ і новую эканамічную палітыку.

Што да меркавання Лукашэнкі пра геяў, то самае лепшае — быць сумленным адказным чалавекам, не хворым на ўладу.

***

Дзякую ўсім, хто прыняў удзел у онлайн-канферэнцыi. Калi нешта засталося па-за межамi маёй увагi, то мы можам працягнуць размову. Дзверы офiса АГП адкрытыя.

На этом онлайн-конференция завершена.
Благодарим наших читателей за вопросы, а Анатолия Лебедько — за ответы.
До новых встреч!

Другие претенденты ранее в Naviny.by
Татьяна Короткевич Татьяна Короткевич. Женщина против Лукашенко