После Риги белорусская дипломатия сделала реверанс перед Кремлем

Между тем на крымскую авантюру Москва пошла без всяких консультаций с «младшими братьями»…

Беларусь не собирается изменять Кремлю с Западом — так можно перевести на бытовой язык ключевые высказывания главы отечественной дипломатии Владимира Макея в Москве.

Министр говорил там и о других вещах — вроде намерения Минска стать наблюдателем в загадочной для большинства белорусов ШОС — Шанхайской организации сотрудничества. Но мотив союзнической верности выглядел особенно искусственным, навязчивым, попал в заголовки многих СМИ.

Зачем понадобились эти усиленные заверения?


Владимир Макей и Сергей Лавров. Фото пресс-службы МИД Беларуси

Дипломатический елей с прагматичным расчетом

Здесь самое время вспомнить, что тот же Макей возглавлял в прошлом месяце делегацию Беларуси на рижском саммите программы ЕС «Восточное партнерство». Московская дипломатия загодя объявила это мероприятие антироссийским.

Беларусь в Риге отказалась осудить аннексию Крыма, при этом параллельно Лукашенко даже из Минска, с трибуны съезда официальных профсоюзов, отмежевался от попыток участников саммита «клеймить позором Россию».

Теперь вот, как видим, Минск старается окончательно развеять подозрения, что ведет двойную игру.

Выглядит все это неуклюже — как вербальный отпор неким неназванным злопыхателям, пописывающим клеветнические статейки.

«В СМИ есть публикации, что кто-то меняет какие-то внешнеполитические векторы. Мы рассматриваем и будем рассматривать Россию как ближайшего союзника и партнера и всегда будем придерживаться наших согласованных подходов»,заявил Макей, встречаясь 8 июня в Москве с российским коллегой Сергеем Лавровым.

Усиленно потчуя восточную соседку заверениями в союзнической верности, белорусское начальство, видимо, полагает, что маслом каши не испортишь. Во-первых, Кремль нынче зол на весь мир, и лучше под горячую руку не попадать. Во-вторых…

«Давайте будем честными. Европа не может заменить для нас Россию, по крайней мере, в настоящий момент», — заявил Макей в конце мая в интервью американской The Washington Post.

Что ж, сказано действительно честно. Только благодаря милости российского руководства (дешевый газ, кредиты и пр.) наша экономика еще кое-как дышит. Евросоюз же сам покупает газ у России. Ну и сорить деньгами на подпитку реликтовой белорусской модели, естественно, не разгонится.

Ради сохранения московских субсидий и расточается без меры союзнический елей устами белорусской дипломатии.

Много ли Кремль консультировался насчет Крыма?

При этом высокопарные рассуждения Макея и Лаврова о согласованной внешней политике (два МИДа регулярно разрабатывают такие программы) меркнут на фоне присоединения Крыма и всех спровоцированных этим прелестей, в том числе и для Беларуси.

Было очевидно, что оккупация полуострова, раздувание сепаратизма на Донбассе, проект «Новороссии» стали шокирующими сюрпризами для Александра Лукашенко (равно как и для другого близкого союзника Кремля — Нурсултана Назарбаева).

На эти авантюры Москва пошла без всяких консультаций с «младшими братьями», а расхлебывать последствия приходится всем. Вот вам и атмосфера взаимного доверия, и равноправная интеграция, и согласованная внешняя политика — Крым разнес все эти риторические банальности в пух и прах.

Глупо говорить, что Лукашенко выгодна война на Украине. Миротворческие лавры (причем раздутые пропагандой) на хлеб не намажешь. А вот торговля с Украиной в первом квартале нынешнего года рухнула почти наполовину. В частности, наш товарный экспорт туда составил менее полумиллиарда долларов, или 54,9% к уровню первого квартала 2014 года.

Что вполне понятно: особо не наторгуешь с воюющей страной, экономика которой надолго села на мель.

Но для нас проблема усугубляется тем, что и другой торговый партнер, причем крупнейший — Россия — тоже ведь де-факто воюет. Пусть и отрицает присутствие своих войск на Донбассе.

Во всяком случае, войну санкций с Западом не отрицает никто. А санкции не только вгоняют российскую экономику все глубже в рецессию уже сегодня, но и роют ей могилу на завтра. Без западных технологий Москва не сможет, в частности, разрабатывать новые нефтяные месторождения.

Беларуси эта геополитическая заварушка грозит дальнейшим сужением российского рынка (а наш товарный экспорт туда в первом квартале и так составил лишь 59,2% к показателю за тот же прошлогодний период) и урезанием субсидий.

Минск и Москва: вместе в тупик

При этом, как заявил председатель Европейского совета Дональд Туск на пресс-конференции 7 июня перед открытием саммита G7 в баварском замке Эльмау, «сегодня реалистично только сохранение санкций против РФ в неизменном виде».

Таким образом, конфронтация между Москвой и Западом на почве украинского вопроса — это надолго.

Что бьет и по перспективе Евразийского экономического союза. Белорусское руководство надеялось снять сливки с этого проекта, но он сегодня анемичен, поскольку весь ресурс замыкается на попавшую в переплет Россию.

Мало того, что с евразийской интеграцией облом, так Москва еще может и втянуть Беларусь в новую холодную войну — через размещение у нас своей авиабазы, а в перспективе, возможно, и оружия типа «Искандеров» (я веду речь не о покупке этих комплексов для нашей армии, а о варианте выдвижения на «западный плацдарм» именно российского оружия).

На птичьем языке дипломатии антизападный курс называют «упрочением стратегического партнерства Беларуси и России перед лицом общих вызовов и угроз» (о важности такого упрочения говорили ныне, по сообщениям официальных источников, Лавров и Макей).

Не сказать, чтобы белорусское начальство совсем уж не чувствовало, что дело «братской интеграции» пахнет керосином. Но разговоры о диверсификации торговли, многовекторности внешней политики повисают в воздухе без реформирования экономической и политической модели.

Приходится честно признавать, что нынешнему белорусскому режиму Россию никто не заменит. Но тогда надо честно добавить, что Минск и Москва вместе идут в исторический тупик.