Минск хочет понравиться Европе декорациями на выборах

Белорусские власти рассчитывают получить сносную оценку президентской кампании за счет мелочей: прозрачных урн, шрифта Брайля для слепых…

Присылайте наблюдать за выборами всех, кого хотите — такой вот широкий жест сделал Александр Лукашенко перед Европой. По мнению экспертов, власти рассчитывают добиться более-менее сносной оценки президентской кампании за счет декоративных изменений, без настоящей демократизации.



«Считайте, что мы пригласили всех ваших представителей, которых вы считаете нужным направить для наблюдения за выборным процессом», — заявил белорусский президент 16 июня, встречаясь в Минске с генеральным секретарем ОБСЕ Ламберто Заньером и директором БДИПЧ ОБСЕ Михаэлем Георгом Линком.

Гендер — наше всё

Господин Линк, выступая в тот же день в Белгосуниверситете на конференции по гендерному равенству, в свою очередь пролил бальзам на душу белорусского начальства: «В контексте ОБСЕ Беларусь показывает хороший пример представительства женщин в парламенте».

Каждая кухарка знает, что вопрос гендерной справедливости традиционно заботит и белорусского официального лидера. В свое время он даже давал разнарядку: женщин в Палате представителей должно быть не менее 30-40 процентов.

Возможно, господин Линк просто не подозревает, что президентские разнарядки в Беларуси нередко выполняются методами, не имеющими ничего общего с демократией.

Как бы то ни было, глава Центризбиркома Лидия Ермошина свою встречу с директором БДИПЧ 16 июня прокомментировала патетично: «У меня сложилось ощущение, что господин Линк собирается открыть, может быть, новую страницу в отношениях между Беларусью и БДИПЧ».

Оценочная миссия ОБСЕ, которая подготовит плацдарм для десанта наблюдателей за намеченными на 11 октября выборами президента, может прибыть в Беларусь уже во второй половине июля.

Центризбирком озаботился шрифтом Брайля

За счет чего же Минск надеется достичь прогресса в отношениях со столь важной институцией?

Отметим: именно на заключения миссии БДИПЧ по итогам наблюдения за избирательными кампаниями в нашей стране (а эти оценки доселе были плохими) во многом опирается Запад, формулируя политику по отношению к Беларуси.

Итак, следим за руками. Бросается в глаза, что Ермошина, ранее безо всякого энтузиазма реагировавшая на разговоры о прозрачных урнах (внедрить их — одно из предложений Европы и оппозиции, но далеко не принципиальное), в нынешнем году стала активно это дело продвигать.

«По рекомендации Центризбиркома крупные города уже все озаботились этой проблемой. И, по крайней мере, на городских участках будут по возможности повсеместно устанавливаться прозрачные урны для голосования»,сообщила Ермошина Tut.by в апреле.

И прозрачный пластик — не единственное новшество. На днях она же по телевидению сказала, что реализуется «проект, который предоставит незрячим гражданам возможность проголосовать без посторонней поддержки».

Ранее секретарь Центризбиркома Николай Лозовик пояснял, что для незрячих материалы о кандидатах в президенты напечатают шрифтом Брайля. Также изготовят специальные трафареты для бюллетеней, что позволит слепым проголосовать самостоятельно. Наконец, избирательные участки снабдят специальными лупами для слабовидящих.

У оппозиционеров плохой характер

Чиновники подчеркивают, что Беларусь таким образом откликается на мировой тренд — всячески содействовать гражданам с ограниченными физическими возможностями.

Все это замечательно. Но ведь главные претензии к белорусским выборам лежат совсем в другой плоскости.

Речь идет о том, что оппозицию отсекают от избирательных комиссий, а наблюдателям, как правило, невозможно видеть процедуру подсчета голосов. Если наблюдателя усаживают в угол и загораживают высыпанные для подсчета бюллетени спинами, то ни лупа, ни телескоп не поможет.

А вот в принципиальных вещах власти на уступки идти не намерены. Та же Ермошина в вопросе комплектования избиркомов переводит стрелки на местные исполнительные органы, которые-де «не стремятся выполнять заявки оппозиции».

«Но я их понимаю, потому что большая часть тех, кто претендует на эти места, — это, как правило, городская эпатажная среда, которая постоянно конфликтует с властью», — добавила глава Центризбиркома, выступая в программе ОНТ.

Чиновница высказалась достаточно откровенно: «Отдать на откуп работу избирательных комиссий людям, которые ни за что не отвечают и которым выгоден скандал и пожар, будет недальновидно, поскольку это поставит под угрозу организацию избирательной кампании».

Стоит лишь уточнить: это поставит под угрозу организацию кампании по сценарию властей.

Да, среди оппозиционеров, как во властной элите, разные по характеру люди. К слову, если двадцать лет бить оппонентов под ребра в прямом и переносном смысле, то стоит ли потом удивляться: чего вы такие нервные?

Но за откровенное хулиганство (и даже якобы хулиганство) у нас винтят только так, милиция на участках справится одной левой. А если член комиссии будет конфликтовать по делу, то это его право.

Так что списывать жесткую фильтрацию претендентов в избиркомы на скверный нрав противников режима несерьезно. Это продуманная многолетняя политика выключения оппонентов из политического процесса.

Заграничные дяди не принесут права на блюдечке

Глава Центризбиркома, видимо, «представляет себе избирательные комиссии как домашний междусобойчик, где все должно быть тихо и уютно», иронично отметил в комментарии для Naviny.by координатор гражданской кампании «За справедливые выборы» Виктор Корнеенко.

На самом деле избирком — это «по сути политический орган, обязательно плюралистичный», где вполне уместны и острые дискуссии, отмечает общественный активист.

Чтобы демократизировать избирательный процесс, не обязательно даже менять законодательство — достаточно доброй воли властей, уверен Корнеенко. Он считает ключевыми три вещи: обеспечить прозрачный подсчет голосов, гарантировать оппозиции представительство в комиссиях, навести порядок с досрочным голосованием, которое у нас бывает добровольно-принудительным.

Но власти, по прогнозу собеседника Naviny.by, попытаются пустить пыль в глаза Европе мелочами типа прозрачных урн, повышения на несколько промилле доли оппозиционеров в комиссиях.

Достигнуть здесь символического прогресса несложно: на местных выборах 2014 года из 67 069 членов участковых комиссий оппозиционеров было только 23, или 0,034 процента. Ну вот теперь сделают, например, 0,041.

Белорусское руководство рассчитывает улучшить оценку предстоящих выборов «за счет политической конъюнктуры», полагает Корнеенко: Беларусь стала переговорной площадкой по Украине (как раз 16 июня в Минске снова собралась контактная группа), для Запада сейчас наиболее опасный субъект — Россия.

Похожий прогноз у политолога Валерия Карбалевича. В комментарии для Naviny.by эксперт отметил, что Минску на руку общее потепление в двусторонних отношениях с Евросоюзом и США: «Не характер проведения выборов будет меняться, а угол зрения Запада на них».

Второй выгодный для властей момент — слабость оппозиции, отмечает Карбалевич. В итоге, возможно, не будет необходимости в ходе или после избирательной кампании запускать маховик репрессий.

При этом участие оппозиции в выборах пусть даже без шансов на победу толкает власти на привычные манипуляции, что, в свою очередь, позволяет наблюдателям зафиксировать нарушения, подчеркивает собеседник Naviny.by.

В целом же по итогам этих выборов «может произойти определенная легитимация» политического режима, прогнозирует Карбалевич. В отношениях с Минском «у Запада меняется порядок приоритетов», объясняет политолог: права человека начинают играть меньшую роль.

От себя добавлю: пространство свободы — и на бытовом уровне, и на политическом — можно расширить только если сам упираешься рогом и чем-то рискуешь. А когда сидишь как мышь под метлой, что характерно для массы белорусов, то никакие заграничные дяди на блюдечке права и свободы не принесут.