Белорусская модель воспроизводит «человека советского»

Власть эксплуатирует историю в пропагандистских целях…

Повышение уровня образования не повышает способности белорусов критически оценивать историю. Государству же выгодно консервировать ее советские трактовки.


«Мозг Homo Soveticus» — так назвал свою работу литовский фотохудожник Альгимантас Жижюнас.
Фото: www.kuncinas.com.

В ходе июньского опроса НИСЭПИ 55% респондентов ответило утвердительно на вопрос: «Как вы считаете, знает ли Александр Лукашенко, куда он ведет Беларусь?» Такому уровню осведомленности можно только позавидовать. Если бы с подобным вопросом обратились ко мне, то я бы затруднился с ответом, так как необходимой информацией не располагаю.

Автор белорусской модели экономического развития (таково ее официальное название) неоднократно заявлял, что «мы идем своим путем». Но если это так, то хотелось бы узнать, а в чем заключается стратегия развития?

Складывается впечатление, что на нынешнем этапе эта стратегия свелась к банальному выживанию. «Кризисы приходят и уходят» — таков лозунг дня. А потому следует затаиться и надеяться на авось.

Однако разрабатывать стратегию развития бессмысленно без образа будущего. Но его нет. Нет ни у власти, ни у общества. Отсюда постоянное обращение к прошлому, обращение, следует подчеркнуть, избирательное.

Тут требуется пояснение. Немецкий философ Фридрих Ницше выделял три типа истории: монументальную историю для человека, который гордится деяниями предков; антикварную историю, интересующуюся петличками на полковой форме; критическую историю, которая изучает поступки людей и их результаты.

Несложно догадаться, к какому типу истории отдается предпочтение в Беларуси.

«Человек советский» воспроизводится

В списке событий XX века, которыми гордятся белорусы, победа в Великой Отечественной войне не имеет конкурентов. В июне 2013 года ее рейтинг составил 78%. Обретение государственной независимости в 1991 году заняло вторую строку, отстав на 40 пунктов!

Две таблицы, позаимствованные из июньского опроса НИСЭПИ, позволяют нам оценить способность белорусов осваивать критический тип истории.

О секретных протоколах к подписанному в 1939 году пакту Молотова — Риббентропа (договору о ненападении между Германией и Советским Союзом), поделивших сферы влияния в Восточной Европе между гитлеровской Германией и сталинским СССР, ничего не знает 36% белорусов. Еще 15% думают, что эти протоколы являются фальшивками. Итого вместе с теми, кто затруднился с ответом, мы имеем 59% взрослого населения республики-партизанки, не разделяющего критический взгляд на роль СССР в развязывании Второй мировой войны. 

Таблица 1. Слышали ли вы о секретных протоколах к пакту о ненападении, подписанному в августе 1939 года между фашистской Германией и СССР («Пакт Молотова — Риббентропа»), предусматривавших раздел Польши и сфер влияния в Европе?

вариант ответа

%

слышал, и думаю, что они были на самом деле

41

слышал, но думаю, что это фальшивка

15

ничего не знаю об этом

36

затрудняюсь ответить

8

Приглядимся внимательнее к этому большинству. Его структура слабо зависит от возраста: от 18 до 29 лет — 61%, от 30 до 39 лет — 56%, от 40 до 49 лет — 57%, от 50 до 59 лет — 55% и 60 лет и старше — 63%. Тем не менее в «лидерах» оказываются представители крайних возрастных когорт, разница между которыми во взглядах на этот вопрос не превышает статистической погрешности.

Но младшую возрастную когорту составляет поколение, сформировавшееся в независимом белорусском государстве. Казалось бы, это поколение должно заметно отличаться от своих советских предшественников. Должно, но не отличается.

Лучшей иллюстрации воспроизводства «человека советского» белорусской моделью, пожалуй, и не подобрать.

Дата, которую у нас не переосмыслили

Но главная неожиданность ждет нас впереди: 39% белорусов поддерживают подписание пакта Молотова — Риббентропа, в то время как доля осуждающих составила только 16%. В 2,4 раза меньше! 

Таблица 2. Вы поддерживаете или осуждаете подписание пакта о ненападении между фашистской Германией и СССР?

вариант ответа

%

определенно поддерживаю / скорее поддерживаю

39

скорее осуждаю / определенно осуждаю

16

ничего не знаю об этом

29

затрудняюсь ответить

16

Обратимся к крайним возрастным когортам. В младшей пакт поддерживают 39%, в старшей — 42%. Разница минимальная.

Но идем дальше. Среди белорусов с начальным образованием (это главным образом пожилые женщины, проживающие в деревнях) этот показатель составил 21%. Он почти в два раза ниже среднего значения. Но в этой образовательной группе и доля респондентов, осуждающих пакт, минимальна — 7%. Такое возможно за счет чрезвычайно высокой доли тех, кто ничего не знает по сути вопроса или затруднился с ответом.

В остальных образовательных группах (неполное среднее, среднее, среднее специальное и высшее образование) принципиальной разницы в поддержке пакта нет. Следовательно, повышение уровня образования не повышает способность респондентов критически оценивать историю.

В 2009 году Европейский парламент провозгласил 23 августа, дату подписания пакта Молотова — Риббентропа, днем памяти жертв нацизма и сталинизма.

Но в Беларуси, потерявшей в войне каждого третьего, эту дату предпочитают не замечать.

Монополия на трактовку

По мнению американского политолога Николая Злобина, «историей больше всего гордятся те, кто ее совсем не знает». Июньский опрос подтверждает этот вывод.

Но для того чтобы получить зашкаливающий уровень незнания своей истории, зафиксированный в июньском опросе, необходимо приложить серьезные усилия. И в Беларуси есть кому их прикладывать. Несложно догадаться, что это власть. Она рассматривает прошлое в качестве ограниченного ресурса, на которое у нее оформлены монопольные права.

Как тут не вспомнить роман Джорджа Оруэлла «1984»: «Кто владеет настоящим, тот владеет прошлым. Кто владеет прошлым, тот владеет будущим». То есть обладатель монополии на власть получает возможность переписать прошлое в своих интересах. А затем, опираясь на переписанное прошлое, он пытается формировать под себя будущее.

При этом из прошлого извлекается героическая часть, и монополист объявляет себя ее единственным наследником («Это наша Победа. Мы ее никому не отдадим»). А чтобы другим было неповадно, вносится предложение закрепить на законодательном уровне ответственность за фальсификацию истории. С таким предложением, в частности, выступил в апреле заместитель председателя Мингорисполкома Игорь Карпенко.

До этого, возможно, и не дойдет, но факт то, что нынешняя белорусская власть намерена и впредь эксплуатировать историю в пропагандистских, идеологических целях. 

Об авторе

Сергей Николюк — аналитик, эксперт НИСЭПИ. В отличие от молодого поколения профессиональных политологов весьма скептически относится к западному гуманитарному наследию, будучи уверенным, что оно создано для описания иного типа общества. Отсюда склонность к цитированию российских авторов, в первую очередь социологов «Левада-центра».