Лукашенко уповает на стабильную автократию между «русским миром» и Западом

Идеология белорусского режима деградировала до формулы «Никто не хочет жить в воюющей стране»…

Никаких оригинальных, свежих мыслей из Александра Лукашенко представители трех негосударственных СМИ не вытянули. При том что корреспонденты «Еврорадио», TUT.by и радио «Свобода» общались с бессменным президентом Беларуси 4 августа в столичном Дворце независимости аж четыре с половиной часа.


Фото пресс-службы президента Беларуси

Заявление о вероятном скором освобождении Николая Статкевича, вынесенное в заголовки на многих сайтах, — скорее из разряда дежавю, очередная соль на раны его близким. При том что на сей раз вариант более реален, чем прежде: перед президентскими выборами 11 октября ставки вырастают.

Лукашенко так и сказал, по сути признав, что тут не гуманизм, а Москва, и Киев, и Брюссель с Вашингтоном, увязнув в конфликте вокруг Крыма и Донбасса, заценили вроде бы скучную, банальную стабильность, относительную предсказуемость белорусской автократии.

Всем Лукашенко предлагает себя и свою систему в варианте «как есть»: да, я такой и правлю вот так, но если условимся, то нож в спину не всажу. И сегодня этого для внешних игроков, оказывается, не так уж мало.

Лозунг процветания тихо убрали

А главное, под впечатлением украинских событий этой скучной авторитарной стабильности оказалось более чем достаточно изрядной доле отечественного электората.

Те, кто подписывался за выдвижение Лукашенко кандидатом на грядущих выборах, перед прессой бесхитростно высказывались в классическом духе «абы не было вайны». Причем похоже, что говорили в основном искренне. О некогда обещанной к 2015 году тысяче долларов среднего заработка простой народ и не заикается.

Тем не менее, в интервью 4 августа действующему президенту пришлось отвечать и на этот неприятный вопрос. Лукашенко оптимистично заявил: «Я уверен, что в течение года-двух мы вернемся на тот уровень зарплат, который был вчера. Даже если ситуация на наших традиционных рынках будет такой же, как сейчас».

Но это заявление просится в разряд банального предвыборного пиара. Ведь если продаваться на внешних рынках белорусская продукция будет так же скверно, а пустых денег печатать Лукашенко, как он сам подчеркнул ныне, не собирается, то откуда возьмутся большие зарплаты?

Однако сегодня наверху не особо переживают насчет ответственности за обещания. Там укрепились в выводе, что отечественный обыватель неприхотлив, пуглив — и потому мотив «абы не было вайны» можно еще долго эксплуатировать даже при явной пробуксовке «белорусской модели развития» (которая сегодня стала моделью экономического проседания).

Разве что во избежание когнитивного диссонанса президенту, видимо, посоветовали сменить привычный предвыборный лозунг «За процветающую Беларусь» (да уж, отцвели хризантемы в саду) на более абстрактный, заостряющий внимание не на материальном, а на духовном — «За будущее независимой Беларуси». Заодно и у политических оппонентов, любящих риторику на тему угроз суверенитету, выбивают почву из под ног.

Электорат прячет голову в песок

Все замечательно, только вот привлекательной картины будущего у руководства страны нет. Ну не выдавать же за сияющие высоты завтрашнего дня убогие параметры в духе «бедненько, но стабильненько».

Тем более что после выборов бедность усугубится, а обывательская стабильность пошатнется. Лукашенко фактически признался в этом интервью, что цены пока заморожены. Когда электорат исполнит 11 октября ритуал у избирательных урн, пружина будет отпущена. В частности, потому, что повышение цен и тарифов (коммуналка, транспорт) обещано кредиторам, это условие получения новых займов.

Независимые эксперты прогнозируют, что Лукашенко, пролонгировав полномочия на пять лет, будет вынужден пойти на некоторые структурные реформы. Даже если они будут половинчатыми, дискомфорта электорату не избежать. Наверняка вырастет безработица.

Но при этом революционных настроений руководство государства может еще долго не опасаться. Тут работают и особенности менталитета белорусов, и украинская прививка, и, как ни странно, сама запущенность экономических болезней.

Даже не искушенная в макроэкономике публика нутром чует, что практически любой новой власти придется, разбираясь с авгиевыми конюшнями нынешней «модели развития», идти на еще более болезненные реформы. И этот неприятный момент хочется подсознательно оттянуть: авось на наш век еще хватит бедноватой квазисоциалистической стабильности.

Не надейтесь, не хватит.