Белорусская оппозиция переформатируется или окончательно распадается?

Кто агент, а кто нет, доказать практически невозможно. Зато можно подловить, например, на сборе подписей за выдвижение…

Партия БНФ отказалась поддерживать на нынешних президентских выборах Татьяну Короткевич, активистку кампании «Говори правду». В итоге эта структура оказалась де-факто в изоляции внутри оппозиционного лагеря. Ее дружно выставляют ненастоящей, подставной оппозицией, а «проект Короткевич» трактуют как часть сценария властей.


Алексей Янукевич и Андрей Дмитриев — увидим ли мы их за одним столом вновь?

Но на этом единодушие и заканчивается. Остальная оппозиция, в свою очередь, тоже размежевывается — теперь уже по отношению к платформе Николая Статкевича. Недавно освобожденный политический узник выдвинул максималистский лозунг открутки, обнуления нынешних выборов — чтобы вместо априори сфальсифицированных были объявлены справедливые.

Разоблачителей тоже разоблачают

Дальше поддерживать Короткевич с ее обтекаемыми лозунгами — значит поставить под удар репутацию Партии БНФ, заявил на сойме организации 29 августа ее председатель Алексей Янукевич. Он спрогнозировал, что со временем будет все очевиднее несоответствие позиции этой претендентки на президентство ценностным позициям партии.

Но пикантность ситуации в том, что структуры, которые так или иначе отмежевались от поддержки Короткевич (скажем, движение «За Свободу» еще раньше предусмотрительно решило не поддерживать никого в этой президентской кампании), могут в свою очередь оказаться недостаточно радикальными (то есть тоже не вполне настоящими борцами против режима) по меркам провозглашенной в пятницу «коалиции Статкевича».

Главный политзаключенный по выходе на волю уже успел не только заклеймить лидера «Говори правду» Андрея Дмитриева, но и скептично оценить, в частности, ту же Партию БНФ. Янукевич ответил взаимностью: нам, мол, самим неинтересно тратить силы и энергию на инициативу Статкевича.

В итоге создаваемая последним коалиция может оказаться достаточно узкой. В нее вряд ли впишутся структуры «Народного референдума», объединившего некогда «Говори правду», Партию БНФ, «За Свободу» и Белорусскую социал-демократическую партию («Грамада»). В свою очередь, и «Народный референдум» на глазах распадается — прежде всего на почве недоверия к «проекту Короткевич».

С другой стороны, коалиция «Талака» тоже приговорена к смерти высказыванием Статкевича о том, что вчерашних коммунистов — нынешний «Справедливый мир» нельзя считать настоящими демократами. Ведь другая структура «Талаки» — Объединенная гражданская партия во главе с Анатолием Лебедько — явно уходит под знамя коалиции Статкевича.

Впрочем, «Справедливый мир», даже не прозвучи столь уничижительная реплика, и сам бы не кинулся под это знамя. Партия Сергея Калякина и в 2010 году не разделяла площадной радикализм, а теперь тем более не намерена.

Лично же для Калякина ирония судьбы в том, что ранее он отказал деятелям из «Говори правду» в принадлежности к демократическому лагерю, а теперь вот получил такую же оплеуху от Статкевича.

Так кто настоящий, а кто нет?

Таким образом, переформатирование оппозиции, которое аналитики прогнозировали по итогам этих выборов, развернулось раньше и протекает жестко, с кинжальным использованием моральных императивов, обвинений в сотрудничестве со спецслужбами.

Но кто агент, а кто нет, доказать практически невозможно. Зато можно подловить, например, на сборе подписей за выдвижение кандидатом. Точнее кандидаткой. Среди оппозиционеров сильно убеждение, что Короткевич не собрала ста тысяч подписей за свое выдвижение, хотя на проверку в избиркомы ее инициативная группа сдала 107 299. Выдвинуто требование их общественной проверки, создана специальная комиссия.

Однако если Короткевич зарегистрируют (а властям нужен в бюллетене кто-то в качестве хотя бы условной альтернативы Александру Лукашенко), то «Говори правду» сможет руководствоваться максимой «Победителей не судят».

Кроме того, есть сильные сомнения в кристальной честности иных критиков Короткевич по части сбора подписей в свою пользу, в том числе на выборах 2010 года. Что позволяет людям из «Говори правду» давать отповедь в духе «посмотрите на себя, моралисты».

Дмитриев и его соратники не скрывают, что смотрят за рамку нынешних выборов, рассчитывают пожать плоды нынешней своей мягкой оппозиционности по итогам парламентской кампании 2016 года.

Разоблачители, со своей стороны, полагают, что «проект Короткевич» и вероятное создание некой группы мягких оппонентов режима в новом составе Палаты представителей — это пункты плана властей по формированию «гибридной оппозиции» и уничтожению остатков сил настоящих противников режима.

Однако, как видим, по поводу «настоящести» тоже идет большая внутренняя разборка. На разоблачителей находятся другие разоблачители, еще более крутые.

Одним из факторов, сплотившим разные оппозиционные силы в атаке на «Говори правду», может быть борьба за ресурсы. А вдруг западники, которым нужен хоть какой-то успех в белорусском вопросе, ухватятся за поддержку «гибридной оппозиции», поставив крест на «радикалах-маргиналах»?

Доминирует внутривидовая борьба

Но эти бури в стакане неведомы массе электората. Для простых людей Короткевич, даже подвергнутая остракизму со стороны вчерашних партнеров, все равно будет выглядеть в избирательном бюллетене персоной из оппозиции. И, получив от Центризбиркома некий процент голосов, сможет свысока смотреть на тех своих критиков, чьи попытки баллотироваться на этих выборах потерпели фиаско. Да и на остальных, кто засел-де в параллельном мире умозрительных, нереалистичных схем красивого свержения режима.

Впрочем, звезда Короткевич рискует закатиться быстро. Не факт, что к парламентским выборам власти созреют для внедрения элементов управляемой демократии (которая и в России практически свернута). Стратегия «Говори правду» тоже рискует оказаться провальной: и с остальной оппозицией рассобачились, и системными не стали.

С другой стороны, и платформа Статкевича многим комментаторам представляется смесью максимализма с идеализмом. Власть выборы не отмотает, народ инертен, Запад не склонен ссориться с Лукашенко.

Часть же оппозиции (Партия БНФ, «Грамада», движение «За Свободу») пока провисает между теми, кого уже записали в спарринг-партнеры власти, и условными радикалами.

Так что на сегодня переформатирование оппозиции выглядит хоть и страстно, драматично (по крайней мере, журналистам есть про что писать), однако не слишком вдохновляюще.

Одни расколы сменяются другими, но едва ли не весь порох уходит на то, что циники называют внутривидовой борьбой.