Референдум-96 и далее. Белорусы отдали права государственной машине

Открестившись от реформ, власти начали заниматься откровенным крохоборством. И попробуй рыпнись!..

19 лет назад, проведя конституционный референдум, Александр Лукашенко сделал свои полномочия царскими в квадрате.

«В квадрате» — потому что вскоре после прихода к власти, в августе 1994 года, в интервью «Советской Белоруссии» триумфатор заявил: «Конечно, я не буду просить дополнительных полномочий у Верховного Совета, наша конституция и так предоставляет президенту царские полномочия».

И он действительно не стал просить, а просто переломил хребет окопавшейся в парламенте системной оппозиции. По итогам референдума, проведенного 24 ноября 1996 года, Верховный Совет был разогнан, система сдержек и противовесов в государстве — разрушена окончательно.

Сегодня Беларусь пожинает плоды той пирровой победы. Страна — в экономическом кризисе без перспектив быстрого выздоровления и развития.


Фото магазинах. Готовится решение включить с нового года НДС в тарифы на газ и электроэнергию для населения, что сразу утяжелит жировку.

При этом рост коммуналки, проезда в транспорте и прочую обдираловку власти, судя по сегодняшней риторике, спишут на злую волю внешних кредиторов, прежде всего МВФ. Тем самым идея структурных реформ будет дискредитирована.

За новые займы расплатятся дальнейшим обеднением рядовые белорусы, хотя кто, спрашивается, завел страну в долговую ловушку?

Впрочем, положа руку на сердце, значительная масса населения одобряла курс на ремейк советского застоя, пока белорусский режим удачно доил Москву. Теперь «няма таго, што раньш было», а попробуй рыпнись.

Почему не получилось «диктатуры развития»

Когда 19 лет назад президент ломал законодательную ветвь власти, массы в основном молчали в тряпочку. Многим было непонятно, зачем вообще тот крикливый парламент, если «батька» отлично решает все вопросы.

Сломав же хребет системной оппозиции, режим исподволь крепко взял за жабры и все население — нарастил силовой кулак, перевел работяг на суровые годовые контракты и т.д.

При этом у Лукашенко не получилось скопировать, например, китайский путь. Беларусь с ее нынешней системой власти не способна стать так называемой диктатурой развития на манер Китая, Вьетнама, прежней Южной Кореи. В частности потому, что у китайцев, вьетнамцев руководство меняется — и это развязывает правящей верхушке руки для экономических реформ (пост ведь временный и так и так). Законсервированный же персоналистский режим реформ боится как огня: а ну как пошатнут кресло, которое хочется держать пожизненно.

Многие белорусы хотели возврата в СССР — и, позволив заматереть самодержавию, теперь оказались бессильными перед наглой государственной машиной.