Путин дал Лукашенко отбой, но авиабазу будет продавливать

«Братская интеграция» с конфликтной, мыслящей в духе исторического реванша восточной соседкой ставит под удар национальные интересы Беларуси…

После того как турки сбили российский Су-24, Владимиру Путину, полагают эксперты, стало не до встречи с белорусским коллегой, которая была намечена на 26 ноября. Но когда Александр Лукашенко попадет-таки в Москву, давить на него по поводу размещения в Беларуси российской авиабазы будут, пожалуй, еще сильнее, чем прежде, прогнозируют аналитики.

Официальный визит Лукашенко в Россию перенесен «в связи с загруженностью рабочих графиков президентов» — такова официальная формулировка обеих сторон. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сообщил, что в ближайшее время будет объявлено о новых датах визита.


Фото пресс-службы президента РФ

Сначала — ответ туркам, потом — белорусский гость

Трудно себе представить, что это белорусский партнер сказал: извините, дел невпроворот, давайте как-нибудь потом. То есть наверняка Кремль отодвинул приезд Лукашенко. И главной причиной представляется комментаторам то, что Путину нужно реагировать на инцидент с российским бомбардировщиком из сирийской группировки, который был сбит 24 ноября после того, как, по версии Турции, нарушил ее воздушную границу.

Александр Алесин«У Путина сейчас, видимо, идут бесконечные совещания с экспертами, руководством Минобороны, вырабатываются ответные меры», — предположил в комментарии для Naviny.by белорусский военный эксперт Александр Алесин.

Нетрудно понять, что сейчас великодержавные амбиции российского руководства серьезно задеты.

«У Путина сложился имидж жесткого политика. Любое проявление слабости — это удар по его репутации. В плохой экономической ситуации выручает «маленькая победоносная война», но когда война принимает иной оборот — это политическое поражение», — так обрисовал эксперт этот турецкий вызов для российского президента.

Амбиции амбициями, но как рациональный политик он понимает, что чересчур портить отношения с НАТО, Западом тоже нельзя, полагает Алесин: «Нужны взвешенные и при этом быстрые решения».

Андрей Федоров«Кремлю надо разобраться, как жить дальше — спустить дело на тормозах или отомстить», — отметил, в свою очередь, в комментарии для Naviny.by минский аналитик-международник Андрей Федоров.

Короче, Путину нужно думать, как не уронить имидж крутого лидера, дать «наш ответ Чемберлену» (в данном случае — турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану и натовцам вообще), но при этом не перегнуть палку. А вот белорусский партнер, по логике Кремля, никуда не денется.

В конце концов, Лукашенко этот визит нужнее, чем Путину. Ведь это гость будет просить о благосклонности в ряде важных финансово-экономических вопросов.

Кремлю важно утереть нос НАТО

А вопросы такие. Во-первых, Минску нужно окончательно договориться, что Евразийский фонд стабилизации и развития, которым де-факто рулит Москва, выделит в декабре кредит в районе трех миллиардов долларов.

Далее, пришло время определить новые условия поставок нефти (срок прежних соглашений истекает). Надо ли разжевывать, сколь важен нефтяной вопрос для Беларуси, зарабатывающей на ножницах между ценой сырья и экспортируемых со своих НПЗ нефтепродуктов?

Да, и в плане вывозных пошлин с нефтепродуктов следует расставить точки над і. Минск уже заложил 20 трлн рублей поступлений от этих пошлин в республиканский бюджет следующего года, считая, что с Москвой договорились о таком механизме, еще когда вступали в ЕАЭС. Но те договоренности вилами по воде писаны, и кто знает, как поведет себя российская сторона сейчас.

Итак, с одной стороны, Лукашенко априори окажется в роли просителя. С другой — его прежние заявления, что российская авиабаза нам не нужна, обязывают как минимум сохранить лицо в этой коллизии. То есть попытаться перечить Путину, уже предписавшему в сентябре своему правительству решить вопрос базы.

Между тем сбитый турками Су-24 — лишний довод против базы с точки зрения интересов Беларуси. В последние месяцы российские самолеты не раз вторгались в небо других стран НАТО. Где гарантия, что истребитель восточного союзника, взлетевший с аэродрома в Бобруйске, не попробует на прочность (неважно, намеренно или нечаянно) воздушные рубежи Литвы или Польши?

К слову, российский бомбардировщик был сбит ракетой с турецкого F-16. Польша же в свое время закупила у американцев 48 истребителей F-16 и теперь их модернизирует, вооружает новыми ракетами. А небо стран Балтии вахтовым методом патрулируют истребители разных стран НАТО. Так что соседство у предполагаемой авиабазы зубастое. Понятно, что белорусам это не сулит никакой радости.

Однако Кремлю после инцидента с Су-24, вполне вероятно, еще сильнее захочется поставить здесь свою базу «в пику НАТО», предполагает Алесин. И у Путина есть все шансы дожать партнера, иначе белорусов «могут оставить без штанов», говорит собеседник Naviny.by.

У Федорова схожий прогноз: «Если конфронтация России с НАТО будет усиливаться, то дожмут и с базой в Беларуси».

Генерал Ляпкин vs. Лукашенко?

Между тем начальник оперативного управления главкомата Воздушно-космических сил России Александр Ляпкин на днях уже раскрыл карты, сообщив, что на аэродроме «Бобруйск» планируется содержать эскадрилью из 12 истребителей и вертолетное звено — четыре транспортно-боевых Ми-8. (К слову, при попытке спасти пилотов Су-24 Россия потеряла в Сирии еще и Ми-8.)

Трудно сказать, то ли генерал Ляпкин сам по себе говорлив, то ли его заявление — часть психологического давления на Минск. В пользу второго говорит призыв к белорусским коллегам «ускорить проведение всех необходимых процедур по подготовке указанного соглашения к подписанию». Причем Ляпкин уверяет, что документ о размещении авиабазы уже согласован с белорусской стороной.

Между тем белорусский руководитель перед октябрьскими президентскими выборами уверял электорат, что вообще не в курсе намерения России разместить у нас авиабазу, что все это лишь «вопли нашей оппозиции»: «Человек, который должен принимать это решение, я об этом ничего не знаю».

Надо думать, президенту суверенной Беларуси, который хочет, как и Путин, выглядеть «ненаклоняемым», не слишком нравится, что его, Лукашенко, заявления пытается дезавуировать некий Ляпкин.

Но и упираться трудно, когда, по данным нашего Минфина, в 2016 году Беларуси предстоит выплатить по долговым обязательствам правительства в иностранной валюте 3,3 млрд долларов. Без доброй воли Москвы белорусскому бюджету каюк.

В общем, на переговорах с Путиным о базе программа-минимум Лукашенко — хотя бы сохранить лицо. При этом есть надежда, что Кремль не захочет чересчур выкручивать руки, унижать союзника. Заметьте, Ляпкин говорит только об эскадрилье, хотя раньше собирались поставить целый авиаполк.

Алесин допускает, что это может быть уступкой со стороны Москвы и что российскому авиаплацдарму в Бобруйске не станут придавать статус полноценной базы. Вот как в Барановичах было дежурное звено российских истребителей, так в Бобруйске учредят какую-нибудь дежурную эскадрилью для совместной охраны воздушных рубежей союзного государства, обеспечения интересов Единой региональной системы ПВО, предполагает аналитик.

Впрочем, такой камуфляж мало что меняет для белорусов по сути. Усиление российского военного присутствия в нашей стране явно идет вразрез с позицией Минска по Украине, курсом на нормализацию отношений с Евросоюзом и США.

Беларусь — не империя, но, увы, оказывается заложницей неоимперских амбиций Кремля, упорно стремящегося доказать, что они там «круче всяких америкосов».

«Братская интеграция» с конфликтной, мыслящей в духе исторического реванша восточной соседкой раз за разом ставит под удар национальные интересы Беларуси.