Лукашенко между российским молотом и западной наковальней

Беларусь в рамках российской картины мира или должна идти в фарватере Москвы, или рискует попасть под раздачу точно так же, как Украина…

Белорусское Минобороны сходу опровергло 14 января заявление секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Александра Турчинова, что в Бобруйске уже появилась-де российская авиация.

Но дело сделано, этот вброс обостряет болезненную для Минска и Москвы тему, заставляет прояснять позиции.

Если коротко, то ни авиабаза конкретно, ни конфронтация России с Западом в целом (в немалой степени — из-за Украины) белорусскому руководству ни к чему. Приходится крутиться как ужу на сковородке.

Александр Лукашенко

Вот и на совещании 14 января Александр Лукашенко Москва ощущает более серьезные угрозы), отмечает Алесин.

Короче, расклад не тот, чтобы так уж форсировать создание авиабазы в Беларуси. Тем более что союзник упирается рогом.

Формирование же трех российских дивизий на западном направлении, по мнению собеседника Naviny.by, может быть обусловлено, в числе прочего, и тем, что Москва допускает ослабление кондиций белорусской армии «в связи с экономическим недоеданием».

Действительно, белорусским вооруженным силам хронически недостает бюджетных денег на модернизацию, приходится действовать в духе «голь на выдумки хитра». А тут еще светит и секвестр бюджета, поскольку нефть дешевеет, нащупывает отметку в 30 долларов за баррель; сам же доллар, напротив, пробует на прочность потолок в 20 000 белорусских рублей, руша расклады правительства и Национального банка.

Беларусь не намерена закрываться от Украины

Совещание же, которое Лукашенко провел 14 января, в частности, высветило дилемму Минска в связи с войной санкций между Россией и Украиной, которая с 1 января имеет зону свободной торговли с Евросоюзом.

Москва принимает в ответ жесткие меры, объясняя это желанием защитить рынок от наплыва дешевых европейских товаров. Ну а заодно с пошлинами ввела и продовольственное эмбарго, просто чтобы отплатить Киеву за поддержку антироссийских санкций ЕС.

С одной стороны, отметил белорусский президент, «мы должны выполнить свои обязательства в рамках Евразийского экономического союза перед Российской Федерацией», с другой — Беларусь не намерена закрываться от Украины, поскольку это чревато потерей товарооборота в 5-6 млрд долларов.

Белорусам нет никакого резона враждовать с украинцами на торговом фронте (равно как и на других), это не наша война. А головная боль — в основном из-за того, что с Украиной и Западом по большому геополитическому счету выясняет отношения Кремль.

Но поскольку Беларусь привязана к России союзническими, интеграционными обязательствами, а главное — экономически, то приходится действовать в духе «и нашим и вашим».

Это довольно рискованно. Москва уже подвесила евразийский кредит, отказала в скидке на газ, понуждая к более примерному союзничеству.

Но белорусская дипломатия продолжает маневрирование, без шума и пыли работает и на украинском, и на западном направлении, чтобы обеспечить в той или иной степени реальную многовекторность в политике и финансово-экономических вопросах.

Дело идет туго, поскольку Лукашенко не охоч до Москва надеялась вписаться в сообщество развитых демократий, процессы глобализации, поставить экономику на инновационные рельсы и пр.

В теперешней стратегии доминирует психология осажденной крепости, борьбы с Западом по всем азимутам. Подчеркнуто намерение отстаивать интересы России и за ее пределами, применяя, если другое не помогло, и военную силу. Украина, в частности, трактуется как инспирированный Западом долгосрочный очаг нестабильности непосредственно у российских границ.

Нетрудно понять, что союзная Беларусь в рамках такой картины мира или должна идти в фарватере Москвы, или рискует попасть под раздачу точно так же, как Украина. И белорусское начальство чует это нутром, даже без штудирования документов Кремля.

Так что слова о положении между молотом и наковальней вырвались у Лукашенко вполне искренне.