Лукашенко хочет укреплять стабильность вместе с Евросоюзом и Америкой

В желании сохранить режим Минск уповает на тех самых «проклятых империалистов», которых по инерции изображает подстрекателями цветных революций…

Белорусская внешняя политика — это сплошной когнитивный диссонанс. На минувшей неделе Александр Лукашенко при обсуждении новой военной доктрины упирал на такую угрозу, как «активное использование механизмов цветных революций для свержения законной власти». А вот он уже заявляет, принимая 25 января верительные грамоты послов, о готовности работать с ЕС и США во имя стабильности и безопасности в регионе.

Александр Лукашенко и новый посол Великобритании в Беларуси Фионна Гибб
Александр Лукашенко и новый посол Великобритании в Беларуси Фионна Гибб

Иначе говоря, в желании сохранить региональную стабильность (а соответственно и незыблемость режима) белорусская власть уповает на тех самых «западных империалистов», которых в пропагандистском ракурсе изображает подстрекателями цветных революций.

И уж, понятное дело, не говорится открытым текстом, отчего обострилась проблема стабильности в регионе, насколько здесь приложил руку (действиями в Крыму, на Донбассе) формально ближайший союзник Беларуси — Кремль. Это, кстати, к вопросу, с какой стороны на самом деле грозит постсоветским странам империализм.

Союзнический долг на хлеб не намажешь

Впрочем, при утверждении военной доктрины 22 января белорусский главнокомандующий выразился достаточно откровенно: «Усилились противоречия между Российской Федерацией и государствами — членами НАТО, если не сказать больше. И между ними оказались мы, как между молотом и наковальней».

«Между молотом и наковальней» — это, в общем-то, честная обрисовка того положения, в которое поставили Беларусь последствия операций Владимира Путина сначала на Украине (Запад встал на уши и влупил санкциями), а потом в Сирии, где Москва схлестнулась уже и с входящими в Североатлантический альянс турками.

Минск не хочет ссориться ни с Киевом, ни с Брюсселем, ни с Вашингтоном, ни с Анкарой. Беларусь, в отличие от России, не вышла на сегодня из режима свободной торговли с Украиной и тем более не собирается вводить против нее продовольственное эмбарго. Не поддержал Минск даже антитурецкую риторику Кремля, не говоря уж о санкциях в отместку за сбитый российский Су-24.

В общем, приходится лавировать, при том что Москва устами официозных комментаторов жучит белорусскую сторону за уклонение от союзнического долга.

Да, сейчас разгонимся, когда от вас плевого кредита не дождешься, саркастично думает кое-кто в Минске. Между тем лавирование уже помогло улучшить отношения с Западом, что дает надежду на займы, инвестиции.

Венесуэла с пустым карманом не очень интересна

Потребность улучшать отношения с Западом обостряется для Беларуси еще и потому, что ставка на «дальнюю дугу внешней политики» (или «третий мир») по большому счету не сработала.

«Развитие всесторонних отношений с Венесуэлой является одним из приоритетных направлений нашей внешней политики в Латинской Америке», — ритуально произнес Лукашенко, принимая 25 января верительные грамоты посла этой страны.

Ритуально — потому что экономические связи с Венесуэлой катастрофически рушатся и перспективы плачевны.

Были времена, когда белорусский президент и его тогдашний венесуэльский коллега Уго Чавес играли антиамериканской риторикой и строили эпохальные планы сотрудничества. Сегодня проблема не только в том, что умер харизматичный Чавес. При низких ценах на нефть умерла сама экономика Венесуэлы. По прогнозу МВФ, в нынешнем году ее ждет инфляция в 720%.

На этом фоне Беларусь, где предполагают инфляцию в районе 18%, — просто образец процветания. Если же без шуток, то будущее амбициозных совместных проектов — от добычи нефти до сборки техники, строительства социального жилья и создания агрогородков в Венесуэле — оказалось под ударом.

Добыча там обходится дорого и при сегодняшней цене барреля на рынке теряет смысл, а белорусскую продукцию и услуги Каракасу просто нечем оплачивать. Венесуэлу даже в ООН грозят лишить права голоса за неуплату взносов в 3 млн долларов. Так что плакали многомиллионные сделки с Беларусью (которой когда-то Чавес, например, заказал даже создание единой системы ПВО своей страны).

Есть и еще один неприятный для Минска момент: венесуэльская оппозиция на волне народного недовольства выиграла в декабре парламентские выборы. Теперь вопрос в том, надолго ли удержится на посту президента преемник Чавеса Николас Мадуро.

Вот так рассыпаются эпохальные альянсы, основанные на популизме, шальных нефтяных барышах да риторике святой борьбы против мирового империализма.

Сегодня Минску хорошо бы выпросить у проклятых западных империалистов кредит МВФ. А Мадуро если и прилетит в Минск (Лукашенко сегодня пригласил), то с пустым карманом.

Крепнут надежды на «проклятых западных империалистов»

В то же время товарооборот между Беларусью и Великобританией в январе — ноябре прошлого года превысил 3 млрд долларов, причем наш экспорт достиг 2,83 млрд. По доле во внешнеторговом обороте Беларуси британцы сейчас на втором месте после России.

Может, еще и поэтому Лукашенко призвал Лондон в лице нового посла Фионны Гибб «преодолеть некий психологический рубеж в наших отношениях и посмотреть, может быть, новыми глазами друг на друга».

К слову, нынешнее развитие отношений Минска с Лондоном — тоже как соль на раны Москве. Отношения между Соединенным Королевством и Кремлем грозят окончательно испортиться после того, как на днях сэр Роберт Оуэн, судья, возглавлявший общественное расследование по делу об убийстве в Британии бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко, обнародовал вывод, что та спецоперация с применением радиоактивного полония, вероятно, была санкционирована Путиным.

Комментаторы в Москве уже пророчат, что Британия станет для Кремля новым врагом № 1 после Украины, а затем Турции. Но для белорусских властей это будет очередная «не наша война».

Жизнь заставила правящую элиту синеокой республики приглушить риторику против «проклятых западных империалистов» и тихо налаживать с ними взаимовыгодные связи (тем более что Москва все скупее). Вон уже и на соглашение с ЕС нацелились. В свою очередь, Брюссель и Вашингтон потихоньку снимают санкции.

Так что риторика про цветные революции остается у белорусского начальства как страшилка для обывателя, а на деле именно с западным вектором все сильнее связываются надежды на сохранение стабильности в стране и вокруг.

В общем, когнитивный диссонанс у следящих за внешней политикой Лукашенко будет только усиливаться.