Лукашенко на Всебелорусском собрании: без понятных обывателю обещаний и поиска врагов

Такие собрания нужны Лукашенко при существующей политической системе, которая состоит из двух частей: вождь-батька и народ.

Валерий КарбалевичВыступая на нынешнем Всебелорусском народном собрании, Александр Лукашенко не давал ясных и понятных обывателю обещаний, а также впервые за долгие годы не называл внешних и внутренних врагов. На эти особенности выступления главы государства обратил внимание политолог Валерий Карбалевич.

В комментарии БелаПАН он отметил, что традиционно всебелорусские народные собрания проводились перед президентскими выборами, но в этот раз было иначе — перед последними выборами президента (11 октября 2015 года) форум не проводился.

«Оппозиция и независимые СМИ сразу стали говорить и писать, что Лукашенко испугался ответа на вопросы, что сделано, как выполнена программа предыдущей пятилетки. Поэтому сейчас ему надо было доказать, что он не испугался, что он не слабый, что он не боится. Доказать частично обществу (хотя простой обыватель собрание наверняка и не заметил), доказать номенклатуре и, возможно, самому себе, что он сильный и готов продолжать ту же линию», — сказал Карбалевич в комментарии для БелаПАН.

Кроме того, считает политолог, такие собрания нужны Лукашенко при существующей политической системе, которая состоит из двух частей: вождь-батька и народ.

«Никакие лишние институты-посредники для общения вождя с народом не нужны. Парламенты, партии, профсоюзы — все это буржуазные выдумки, которые Лукашенко отверг с порога. Всенародно избранному президенту, как он себя представлял, ничего этого не надо. Для него существует прямая связь с народом, ее механизмом реализации и является Всебелорусское народное собрание, которое для него более важно, чем, условно говоря, парламентские выборы», — отметил политолог.

По словам Карбалевича, собрание было проведено, чтобы исполнить роль поддержания в рабочем состоянии идеологического конструкта о том, что весь белорусский народ его поддерживает.

«Другое дело, работает ли уже этот конструкт, — добавил аналитик. — Но Лукашенко изо всех сил хочет показать всем и себе, что он работает. Это лишний раз говорит о том, что он не меняется, что не меняется его представление об обществе. Поэтому ожидать от него каких-то серьезных реформ просто не приходится».

Карбалевич не думает, что Всебелорусское народное собрание как пиар-акция было успешным.

«Надо бы проверить это с помощью социологии, но не думаю, что такая пиар-акция была успешной, потому что была попытка совместить в одном лице несколько функций. С одной стороны, должно быть политическое шоу, которое привлекло бы внимание людей. С другой стороны, это должен быть некий бюрократический ритуал с голосованием и одобрением. Ритуал получился, что-то большее — вряд ли», — считает он.

Что касается непосредственно доклада Лукашенко, то, как отметил политолог, в нем не прозвучало обещаний, понятных обывателю.

«Например, зарплата в тысячу долларов — это обывателю понятно. В докладе же в этот раз ничего такого не прозвучало. Экспорт, занятость — это на лозунги, которые можно трансформировать и вывесить на улицы, не тянет совершенно. Думаю, если какой-то пиар-эффект и был, то краткосрочный», — полагает он.

Карбалевич также обратил внимание на то, что в своем докладе Лукашенко не называл «внутренних и внешних врагов». «Впервые за долгие годы Беларусь оказалась без «врагов», что очень странно, удивительно и даже неуютно для белорусов. Как это, всю жизнь были «враги», а тут их вдруг не стало».

Кроме того, отметил политолог, мало что было сказано про белорусско-российскую интеграцию. «Даже отношениям с Китаем было уделено больше внимания, чем отношениям с Россией. При этом была конструктивная демонстрация отношений с Западом», — сказал Карбалевич.