Национализм в Беларуси угас не родившись?



Сергей ПУЛЬША



Лозунги типа “Чемодан, вокзал, Россия!” в нашей стране — в отличие, например, от прибалтийских — в эпоху распада Советского Союза так и не прижились. Теперь — тем более. И вообще национализм, политический и идейный, стал выбором небольшой части белорусов. У многих он и вовсе ассоциируется с маргинальными тусовками радикально настроенной молодежи.





Журналист Алексей Панкратов достаточно давно занимается проблемами белорусских националистических организаций — вплоть до того, что “националисты” несколько раз выносили ему “предупреждения” по поводу, с их точки зрения, политически некорректных высказываний. Однако перспектив развития агрессивного национализма в белорусском обществе он не наблюдает:





— Сейчас политический национализм в нашей стране практически нереален, поскольку наше общество развивается в рамках постиндустриального, и мы впитываем все мировые архетипы этого общества. А там это непопулярно. Все, что у нас осталось от национализма, — это отголоски перестроечной ситуации, когда карта национализма разыгрывалась очень активно. Сейчас большинство наших граждан просто переболело национализмом, остались только маргинальные структуры, которые не дотянут до 5% общества. И эту карту сейчас разыгрывать просто никому не выгодно.





Предпосылок к возникновению национализма у нас не больше, чем везде, где существует социальная неустроенность. Это может быть плацдармом для белорусского национализма, но только в том случае, если его каким-то образом подогревать искусственно. Например, если придумать такой национализм, чтобы попугать Путина — повторяю, это только пример.





У белорусского национализма весьма узок спектр применения. Белорусский националист не может бороться против “черных”, “косых” и прочих "не наших" по ряду причин. Например, потому, что это долгое время делали его идейные противники из местного филиала Русского национального единства. К тому же именно от “не наших” защитники Куропат — места захоронения жертв сталинских репрессий — получали хорошую долю помощи, когда несли в лесу круглосуточную вахту, наблюдая за ходом работ на Минской кольцевой автодороге, которая должна была пройти именно по территории Куропат.





— Слабость белорусского национализма, — считает Алексей Панкратов — объясняется, во-первых, отсутствием широкой социальной базы для его возникновения и проявления. Во-вторых, и это самое главное, — дело в отсутствии базы идеологической. В конце концов, невозможно быть радикальным националистом в стране, где граждане терпимо относятся к людям иной национальности и иного вероисповедания. Поэтому базы для развития белорусского национализма я пока не вижу. Единственный его козырь — это противостояние таким же маргинальным тусовкам, только с другой идеологией. Например, белорусскому филиалу Русского национального единства.





Остается борьба с инакомыслящими в своей среде? Но тогда фактически надо воевать с собственными родителями, которые были воспитаны в Советском Союзе. Это тоже не годится. Так что — войны не будет. Любая организация, построенная по принципу войны, должна либо видоизмениться, либо умереть, либо остаться на задворках активной политической деятельности. Что, как правило, и происходит.





Наиболее радикально настроенные неформальные организации постепенно отходят от позиций крайнего национализма. Так, члены “Белага легіёна” себя националистами уже не считают. Они заявляют, что позиция организации просто патриотическая.





Еще одна неформальная структура — спортивно-патриотическое объединение “Край” тоже давно отошло от крайнего национализма и готово считать националистами всех, кто живет в Беларуси и при этом действует во благо Беларуси. То есть — тот же здоровый патриотизм.





Незарегистрированная Белорусская партия свободы пережила за последние три года как минимум два раскола (в узких кругах уже ходит шутка, что раскол — это ее нормальное состояние). По некоторым сведениям, количество членов этой партии после последнего раскола — порядка 10 человек. Также не зарегистрированная Партия свободы, образовавшаяся в результате раскола первой, за исключением одного выпуска откровенно ультраправого журнала "Нацыя", ничем себя не проявила. Впрочем, и этот журнал был изъят из точек распространения активистами молодежных демократических организаций.





Даже наиболее радикально настроенные люди из незарегистрированного "Молодого фронта" после ухода из этой организации предпочитают работать в более “легальной” нише и ушли, например, в движение “Зубр” (по нашему законодательству общественным движениям и инициативам регистрация не требуется).





Всех остальных, кто создает сайты националистического содержания в интернете и пишет аналогичные частные объявления, можно сосчитать на пальцах. Как правило, кроме громких лозунгов и названий, у них нет ничего. И, как правило, объяснить концепцию своего национализма они просто не могут. У них только два лозунга “Беларусь перадусім!” и “Беларусь для беларусаў!”. Вот и вся нехитрая идеология.



Оставьте комментарий (0)