Центристов бьют с обеих сторон



Проповедники — это одно, а их проповеди — совсем другое, говаривал еще в просвещенном XVI веке оригинал, философ и мэр французского города Бордо Мишель Монтень. Сегодня, в еще более просвещенном XXI веке, его слова до изумления адекватны и до содрогания правдивы. Потому что декларации и реальные дела по-прежнему расходятся до такой степени, что мэр города Бордо с его скромными масштабами XVI века был бы уязвлен до глубины души.





В сфере средств массовой информации это расхождение стало особенно заметно еще в те годы, когда в Беларуси только оформлялось деление на государственные и негосударственные СМИ. Причем те и другие были исключительно радикальны, умудряясь замечать и выносить на газетные полосы и в радиоэфир только то, что выгодно одной из противостоящих политических сил. И не замечать, естественно, того, что не выгодно.





Объяснялось такое положение многими причинами. С одной стороны, тем, что, как утверждал во время одного из круглых столов оппозиционный оратор Андрей Санников, "при существующем режиме невозможно быть объективным". И тем, что, как считает некоторая часть редакторов, в нынешних условиях имеют право на существование только два типа газет: типа "Советской Белоруссии" и типа "Народной воли". И тем, что каждый материал в них "должен быть ударом по режиму". А если пишешь, что деревья зеленеют и солнце светит, а девушки нынешней весной еще красивее, чем год назад, — какой уж тут удар.





Аргументы другой стороны изяществом и убедительностью тоже не блещут. Сплошь набившие оскомину еще в начале прошлого века протухшие постулаты о государственной идеологии, о недопустимости ее приватизации,о "чэсных" и "нячэсных" журналистах, о государственной прессе, которая единственно правильна...





Словом, действие развивалось одновременно по работам Ленина и по закону Либермана.





Из Ленина: "Нравственным мы считаем то, что служит делу строительства коммунизма".





Из Либермана: "Врут все, но это не имеет значения, потому что никто не слушает".





А если не врать?





Ситуация начала меняться сравнительно недавно. И перемены эти связаны в том числе с появлением в Беларуси более или менее приличной региональной негосударственной прессы с неплохими тиражами. Даже если сравнивать по дизайну, информационной насыщенности, качеству материалов и умению их подать, то даже самый предвзятый читатель увидит, что такие издания, как "Брестский курьер", "Витебский курьер", "Газета Слонімская", "Новая газета Сморгони", молодечненская "Рэгіянальная газета", бурно набирающий темпы барановичский "Интекс- пресс", горецкие "Региональные ведомости", и другие выгодно отличаются от изданий из тех же регионов, работающих для государственных чиновников. Об этом же свидетельствует и тот факт, что тиражи ряда негосударственных региональных газет больше, чем у соответствующих государственных. И это притом, что для создания негосударственной прессы Беларуси более или менее серьезной экономической основы не было. Не было, как в России, больших денег, не было своих березовских и гусинских. Вся негосударственная региональная пресса держалась и держится на очень больших усилиях и очень небольших деньгах энтузиастов.





И еще, безусловно, на крепнущем желании читателя знать правду о том, что происходит у него дома. Ту самую правду, которую государственная пресса вынуждена давать только с высочайшего разрешения и в дозах, проясняющих ситуацию не более чем утренние 50 грамм проясняют сознание алкоголика.





Надо сказать, регионалы одними из первых опровергли тезис о невозможности подачи объективной информации в наше время. Наверное, это получилось не совсем осознанно — среди них тоже было немало "р-революционеров", готовых в каждом номере ходить в штыковые атаки на режим, нехорошо отзываться о президенте и давать единственно правильные рецепты развития государства. Но если за радикальными столичными "Народной волей" или "Свободой" в конфликтах с властью стояло довольно мощное общественное мнение с потенциалом международных проблем, то регионалы в конфликте с местными исполкомами оставались один на один. И когда, к примеру, Ошмянский исполком в лице его председателя Витольда Кудырко дал местной "Союзпечати" простую команду не брать негосударственную газету "Ошмянский курьер" в продажу, а почтовикам — в распространение по подписке, помочь журналистам никто не смог.





Председатель местного исполкома, бывший в годы перестройки третьеразрядным чиновником, в нынешние времена вырос до уровня первого заместителя Иисуса Христа с соответствующими полномочиями. И бороться с ним (как и с тем, чей он заместитель) оказалось бессмысленным, неэффективным и очень дорогим удовольствием. Поэтому не защищенные от произвола властей регионалы вынуждены были в своих публикациях придерживаться исключительно фактов: быть предельно объективными. По сути, впервые в новейшей истории Беларуси содержание газет начало совпадать с декларациями их издателей.





Вынужденная объективность? Но чем она, собственно, хуже объективности невынужденной? И вообще, бывает ли объективность добровольная, без принуждения? Другое дело, что в приличных государствах необходимость объективности диктует закон. Или, на худой конец, близкое к закону по силе воздействия общественное мнение.





Центризм как преступление





Да, объективность. По сути, это понятие можно свести к словам Сирила Конноли: "Секрет журналистики: писать так, как говорят люди... не обязательно то, что говорят, но ничего такого, чего бы ни говорили". И региональные газеты Беларуси, поняв (вынужденно поняв) это одними из первых, начали быстро крепнуть.





Впрочем, все вполне соответствовало мировой тенденции, согласно которой региональные издания развиваются активнее столичных. Что тоже понятно: в более или менее устоявшемся, небогатом катаклизмами мире читатель хочет в первую очередь знать, что происходит дома. В нашем не вполне устоявшемся, но тоже вынужденно стабильном, выстроенном по многолетним традициям зависти и злобы обществе, где главный праздник на деревне — горящая хата соседа, такой интерес (а правда, хата горит? Не враки ли?) тоже, оказывается, есть.





Понимая и адекватно оценивая эту тенденцию, издатели (и автор как главный редактор) недавно вышедшей в свет и почти сразу же закрытой газеты "Местное время" ставили перед собой задачу распространять газету именно в регионах. Изначально приняв центризм и объективность в качестве главного принципа, была применена схема, которая широко используется в Европе: региональные сменные полосы. То есть в регионах, на которые первоначально ориентировалась газета (Гродно, Пинск, Полоцк и Новополоцк), были созданы корпункты. Они поставляли по три газетные страницы местной эксклюзивной информации. В Минске газета печаталась соответственно в четырех вариантах: выпуски для каждого из трех регионов и национальный. Таким образом, жители Пинска, Гродно и Полотчины покупали одновременно как бы две газеты: местную и национальную.





Получилась непростая в исполнении, но эффективная схема. Уже первые номера показали, что газета покупается. В нее пошла реклама. Мы уже начали просчитывать продвижение в Гомель и Могилев, где негосударственных изданий тоже, по сути, нет.





Тут-то нас и прихлопнули. Центризм как основной принцип газеты оказался то ли не нужен, то ли опасен. Нас и наших коллег, пришедших к профессиональным принципам работы в СМИ, всеми силами государственного аппарата сталкивают обратно, во времена радикализма.





Повод





Формальный повод для закрытия "Местного времени" — невнесение изменений в части юридического адреса. Газета изменила место размещения и должна была сообщить об этом властям. Но не успела: Минский облисполком, на территории которого зарегистрировано юридическое лицо, учредившее газету, принял беспрецедентное по юридическим понятиям решение об отмене собственного решения о ликвидации юридического лица.





Повод этот не выдерживает никакой критики. Во-первых, процесс внесения изменений к тому моменту уже начался и был бы закончен в установленный срок. Во-вторых, если бы даже этого не произошло, по белорусскому законодательству за такое нарушение полагается лишь штраф. Основанием для ликвидации компании согласно декретам президента это не является. В-третьих, если и расценивать это как нарушение, никому никакого ущерба не нанесено.





По недавно опубликованной информации, госконтроль обвинил колхозы и совхозы Минской области в приписках. В некоторых районах приписано до 10% посевных площадей. Это — очень серьезный ущерб государству. К тому же мы понимаем: 1—2 %, возможно, случайность. 10% — уже закономерность, порожденная попустительством властей. Почему бы на этом основании не ликвидировать Минский облисполком как юридическое лицо? А его председателя Н.Домашкевича не оштрафовать по максимуму — на сумму нанесенного государству ущерба? Как областная налоговая инспекция уже оштрафовала по максимуму не нанесшего никакого ущерба автора этих строк.





Причина





Повод и причина — вещи разные. За недели, прошедшие после закрытия газеты, мы получили большое количество информации о произошедшем из разных источников. Отбросив все самое невероятное и самое бестолковое, остальное можно свести к следующему.





Во-первых, приближаются выборы в местные органы власти, и уже сегодня начинается зачистка информационного пространства. Мне уже случалось писать, что под прицелом оказались все наиболее успешные региональные издания. То есть возникла новая тенденция: особое давление не на столичные газеты, а на те, которые имеют прямой доступ к электорату — последнему президентскому бастиону.





Во-вторых, на тот момент речь шла не только о выборах, но и о возможном референдуме по поводу третьего президентского срока Александра Лукашенко.





В-третьих, борьба шла не столько против редактора Анатолия Гуляева и его заместителя Александра Коктыша с их газетой, сколько против уважаемого нами Василия Леонова, который, как примитивно полагают чиновники, словно тень отца Гамлета, маячит за нашими спинами, коварно пытаясь вползти на информационный рынок и совершить в Беларуси революцию... По этому поводу можно было бы сказать много забавного. Отмечу только: если громадная государственная машина так боится одного человека, то грош ей, этой машине, цена.





Кстати, о "машине". Вот последний пример: мы обжаловали решение Минского облисполкома, и он по законодательству обязан был дать ответ в течение 10 дней. Его нет, хотя прошли все сроки.





Мне иногда думается, что эти люди страдают отсутствием перспективного мышления. Потому что если не сегодня, так завтра за все придется отвечать. В конце концов, есть собственные дети, которым тоже надо будет смотреть в глаза... Но это — уже проблема представителей "машины". Мы же пишем жалобы, подаем иски в суд. Все законные возможности для борьбы за справедливость мы используем.





И еще. Вскоре после закрытия "Местного времени" газета "Советская Белоруссия" начала публиковать региональные телепрограммы, т.е. делать то, что делали мы. А теперь там же внедряется опробованная и осуществленная нами схема сменных региональных полос. Как не вспомнить еще одного классика — Т.Бера: "Пока одни докапываются до корней, другие успевают дотянуться до плодов".





Впрочем, я никого ни в чем не обвиняю, я только сопоставляю факты.





Анатолий ГУЛЯЕВ, "Белорусская деловая газета"