Александр Чадович: архитекторы могут, а экономика нет


Фото "КП в Белоруссии"

Встретиться с главным архитектором столицы — задача не для слабонервных, выражение "Летучий голландец" как нельзя лучше подходит для нашего собеседника. Большой начальник, во многом определяющий новый облик города, и "играющий тренер" — один из авторов перестройки площади Независимости, так что ни минуты свободной. Дипломат по природе, Александр Иванович на вопросы отвечал охотно, был любезен и демократичен, но, похоже, ни на секунду не забывал, что дай журналисту ухватиться за палец, руку оторвет.





ГОРОД ИЗМЕНИТСЯ, ВОПРОС — В КАКУЮ СТОРОНУ





— Александр Иванович, подавляющее большинство из нас живет в спальных районах, на дорогу каждый день тратим полтора часа в среднем, город все растекается, забирая все новые земли, а при этом в черте города полно свободной земли.





— Это заблуждение, что Минск растянут, это высокоплотный мегаполис. Ни один город-миллионер не сравниться по плотности с ним: ни Киев, ни Москва, ни Вильнюс. Наша уникальность в том, что при такой плотности мы имеем разреженные пространства, куда горожане могут выбраться в свободную минуту и которые создают здоровую экологию. Почему вынуждены выходить за городскую черту? Потому что сегодня на каждого минчанина приходится только 18,4 квадратных метра жилья. В то время, как в области уже по 23 метра, в Москве — по 26, в европейских городах — по 40-45 метров. К тому же почти 130 тысяч семей в Минске нуждаются в улучшении жилищных условий. Нам нужно строить очень много жилья. В генеральном плане развития столицы мы наметили, что на каждого человека будет приходиться 30 квадратных метров жилья и 25 метров зеленой зоны. Обязательны паркинги.





Теперь о транспорте. Да, у нас немало мест, откуда людям, чтобы добраться до работы, нужно не меньше часа. Но если мы реализуем все, что задумали, то положение изменится коренным образом. Будет создана транспортная схема — это метрополитен, скоростные трамваи, автобусы, троллейбусы, самый длинный маршрут будет занимать 30-35 минут .Это показатель очень комфортного города.





— В печати промелькнули сообщения, что вы настаиваете на строительстве в Куропатах жилых домов. Это так?





— Нет, неверно. Я нормальный человек и понимаю, что это за место. Куропаты сегодня разделены кольцевой дорогой на две части. Мы предлагаем их соединить и создать на месте массовых захоронений единый мемориальный комплекс. На эту зону никто не посягает. Споры идут по охранной зоне, мы считаем, что достаточно 100 метров.





— Не мало ли?





— Ну, хорошо, мы сделаем охранную зону два километра, будет поле, кто будет за ним ухаживать? Будем тратить на поле, не потратим эти деньги на здравоохранение и образование. Любое захоронение — это кладбище. В городе кладбищ много, и мы не отходим от них на два километра. Должно быть сохранено место, где покоятся жертвы репрессий, но вокруг должна быть жизнь.





— В чем главная особенность генерального плана столицы, рассчитанного до 2030 года?





— Предыдущие планы были основаны на проектировании. То есть были места, куда архитектор мог "посадить" школу, кинотеатр, больницу, дом. Сегодняшний план имеет политику, концепцию развития. К примеру, коренным образом изменятся "спальные" районы Минска. В каждом из них будет свой центр, где расположатся торговые центры, гостиницы, дискотеки, кинотеатры, соборы, магазины. Будут строиться высотки, в которых разместятся фирмы, малые предприятия и т.д. Десятки промышленных предприятий будут вынесены за черту города. К примеру, аэропорт-1. В ближайшее время генеральный план развития Минска будет опубликован, раньше такой документ был только для служебного пользования.





АРХИТЕКТОРЫ МОГУТ, ТОЛЬКО КТО ИМ ДЕНЬГИ ДАСТ





— Александр Иванович, власти у вас достаточно, чего не хватает?





— Сегодняшние строительные технологии дают совершенно новое качество, но они очень дорогие. Мы не можем позволить себе роскошь строить современные, в полном смысле этого слова, здания. Архитекторы могут, а экономика нет. Если сегодня квадратный метр обходится в 300-500 долларов, то при использовании современных технологий цена начинается с 1,5 тысячи долларов за тот же метр. Знаменитый небоскреб Нормана Фостера в Гонконге, полюбоваться на который привозят туристов, съел бы с потрохами бюджет не одного года. Для нас такое пока что только мечта. Хотя в каких-то отголосках она реализуется и у нас. Новое здание железнодорожного вокзала — это несомненная удача, это здание ХХІ века. Я убежден также, что мои коллеги создали в 1989 году архитектурный шедевр — проект Национальной библиотеки. Она и технологически решена очень мощно и архитектура необычна.





— Минску инвестиции не светят?





— Как раз светят. Вот сегодня встречаюсь со швейцарскими инвесторами, которые согласны вложить в наш город сто миллионов долларов. Крупнейший проект — реконструкция площади Независимости. Из строгой, чопорной, пустынной она должна превратиться в оживленнейшее место столицы, строительство должно закончиться к 2005 году.





— Изменения в центре Минска воспринимаются весьма неоднозначно.





— Мы хотим украсить старые кусочки города. Но чтобы построить в старом квартале что-то новое, нужно биться насмерть. Люди даже не хотят нас выслушать, представить будущее здание. В архитектуре, как и в медицине, разбираются все. Невозможно рассказать, чего стоило добиться строительства ратуши на площади Свободы. Я очень боюсь равнодушия. И в первую очередь равнодушия чиновников, которые не хотят лишних проблем, а любая стройка — это всегда проблемы и они не хотят ссориться с общественностью. А город не может быть законсервирован, он должен развиваться, все дело в чувстве меры.





— У вас есть любимые уголки?





— Конечно. В Минске очень люблю скверики на площади Победы. Все просто, без вычурности, там никто не хотел никого удивить, но в любое время года там что-то цветет. Вокруг прекрасная архитектура. В Москве, я там учился после политехнического, особенно люблю бывать в Донском монастыре, при любой возможности иду туда. Там мне удивительно хорошо. Кстати, мой дед до революции проектировал сельские церкви в России.





— Кстати о настроении. Вот реконструируется сквер на улице Ленина. Почему нужно было убрать оттуда липы, посаженные после войны. Пока прутики станут деревьями, еще лет десять не будет тени, не посидишь на скамеечке. И еще вопрос о деревьях. Зачем на сверхзагазованном проспекте Пушкина ежегодно обрезать деревья, делая их похожими на болонку, липа так царственно красива от природы. В Минске на улицах вообще нет больших деревьев…





— То, что деревья стригут каждый год — это экологическое благо. Несформированная крона не создает той необходимой массы, при которой происходит газообмен. И тогда деревья в городской среде гибнут. Посмотрите, в городских скверах у деревьев зелень только на верхушке. Так что это не только эстетика, но и забота о нашем здоровье.





Я ЖИВУ В ДОМЕ, КОТОРЫЙ СПРОЕКТИРОВАЛ САМ





— И где же он стоит?





— На улице Грибоедова.





— Неужели такой зелененький, с башенками?





— Он самый, у меня был частный заказ на его проектирование, и со мной рассчитались квартирой.





— Неслабый домик, от него за километр несет комфортом и престижем.





— Неслабый. Но до этого я 38 лет прожил в панельном доме на Каховской и очень люблю тот район, может, потому что лучшие годы там прошли. Кстати, такие районы после реконструкции могут стать идеальным городским жильем, были бы деньги.





— С кем живете в сказочном теремке?





— С любимой женой Надеждой и не менее любимыми детьми Иришей и Алешей.





— Архитекторы среди них есть?





— Будущие — и дочь и сын. Мы все отпуска проводим вместе, изучая старую архитектуру. Крым весь пешком исходили, в Турции много чего посмотрели, ну, Москву, конечно.





— А жена всю жизнь одна?





— Одна, отметили в этом году серебряную свадьбу. Умница, красавица, лучше не бывает. Когда увидел, сразу влюбился.





— Взятки предлагают?





— Иногда по мелочи, землю я не выделяю, я чиновник, который следит за выполнением и развитием плана застройки столицы.





Блиц-опрос:





— Брюнетки-блондинки?





— Без разницы, главное, чтобы была красивая.





— Коньяк, водка, виски, вино?





— Коньяк, коллекционирую его более 20 лет.





— Футбол, хоккей?





— Гребля, борьба, баскетбол.





— Американские, французские, советские фильмы?





— Для души — французские и еще комедии Гайдая.





— Спать, читать, копаться на даче?





— Ездить и смотреть, что нового у коллег в Вильнюсе, Варшаве, Риге, Киеве, Москве.





Анна ЛЯШКЕВИЧ, "Комсомольская правда в Белоруссии"