Дефицит компьютеров восполнят законом Божьим?



Ирина ДЕРГАЧ



Окончание учебного года — хороший повод поразмыслить о промежуточных итогах реформы средней школы, что идет в стране с 1998 года и завершится лишь к 2010-му. Процесс настолько растянулся, что многие успели подзабыть, с какой целью были затеяны грандиозные преобразования.





С высоких трибун реформу оценивают как успешную, а вносимые по ходу коррективы — как разумные и своевременные. В ежегодном послании главы государства парламенту, которое прозвучало с трибуны Овального зала в прошлом месяце, обозначены три направления преобразований — они касаются сокращения учебной нагрузки, подготовки новых учебников, широкого овладения компьютерной грамотностью.





Самое заметное нововведение в части разгрузки учеников — то, что общеобразовательные школы в 2002—2003 учебном году перешли на пятидневку. Как отметил министр образования Петр Бригадин, учебная нагрузка благодаря этому снизилась примерно на 10 процентов. Впрочем, средние и старшие классы облегчения не почувствовали. За дополнительный выходной день им пришлось расплатиться лишними уроками в будни. Пять дней в неделю они занимаются 7-8 часов в школе плюс 2-4 дома, во время подготовки уроков.





Авторы идеи пятидневки рассчитывали, что свободную субботу ученики посвятят спортивно-оздоровительным мероприятиям в школьном спортзале. Но спортивный инвентарь учебного заведения часто ограничивается пучком скакалок да видавшими виды баскетбольными мячами. Государственная программа по созданию материальной базы для развития школьного спорта пока числится лишь в планах. А появись она на бумаге — местные бюджеты дополнительной статьи расходов могут и не осилить. Поэтому многие школы во внеурочное время просто сдают спортивные залы в аренду. Ведь к поиску внебюджетных источников денег учителей, завучей и директоров не раз призывал сам глава государства.





Подготовка новых учебников для реформируемой школы — процесс безостановочный. Ежегодно в школы страны поступают учебные книги более 300 наименований и свыше 1.200 авторов. Многие из ранее изданных пособий просуществовали всего год-два, а затем как несовершенные или недоработанные были изъяты из школьных библиотек. Педагоги со стажем сегодня с ностальгией вспоминают советское время, когда книги не менялись десятилетиями. По их мнению, качество обучения из-за смены учебников снижается, ведь любой переход к новому требует внутренней перестройки учителя, изменения стиля преподавания.





Практики говорят и о том, что к процессу создания учебников для старших классов необходимо привлекать вузовских преподавателей. Сегодня планка требований к абитуриентам со стороны университетских экзаменаторов гораздо выше, нежели уровень знаний, получаемых выпускниками общеобразовательной школы. В провинции катастрофически не хватает опытных учителей, а также гимназий, спецшкол и классов с углубленным изучением предметов. Ввиду большой разницы в подготовке городских и сельских абитуриентов приемные комиссии вузов вынуждены проводить для них раздельные конкурсы.





Нормативы предусматривают в каждой школе страны наличие одного, а то и двух учебных компьютерных классов. Необходимость информатизации учебного процесса стала одной из причин того, что в прошлом году были закрыты 184 малокомплектных сельских школы, а районные отделы образования приобрели 114 автобусов для подвоза учеников на занятия. Но похвастать современной техникой система образования по-прежнему не может: в большинстве школ компьютеры устаревших моделей, а работа в интернете учреждениям образования, считающим каждый рубль, кажется непозволительной роскошью. Не до серфинга по сайтам, если почти 35 процентов белорусских школ построено в 1950—1960-е годы — и сейчас надо проводить в них ремонт, менять мебель, улучшать освещение. Хотя в нынешнем году на нужды отрасли из консолидированного бюджета Беларуси выделено 2 триллиона 400 миллиардов рублей, решать материальные проблемы директорам приходится в основном за счет внебюджетных средств.





Больше всего путаницы и споров вызвала введенная в нынешнем учебном году десятибалльная система оценки знаний. Большинству детей она показалась более справедливой. У многих взрослых до сих пор нет ясности, кого считать круглым отличником и кто достоин золотой медали, если прежней "пятерке" сегодня так или иначе соответствуют три оценки — "8" (почти отлично), "9" (отлично), "10" (превосходно). Впрочем, десятибалльная система — мера косметическая, не затрагивающая сути преобразований в школе. И дешевая, что значительно упростило ее распространение на белорусской земле.





Недорогой — а значит, вполне осуществимой — выглядит и еще одна мера, на которой заострил внимание президент. "Квинтэссенцией реформы образования" он назвал не изменения в содержании, не переход на двухуровневое и обязательное 10-летнее образование, а перестройку воспитательного процесса. Что за этим последует, легко предсказать, припомнив, как потеплели в прошлом году взаимоотношения государства с православной церковью и как слились по приказу свыше в нерушимый молодежный союз две конфликтовавшие ранее организации — БПСМ и БСМ.





По логике, надо ждать возвращения в школы пионервожатых. Только на этот раз они могут прийти в компании с бородатыми воспитателями в рясах, наделенными правом возглавить добровольно-принудительное изучение закона Божьего.