Беларусь увеличит экспорт оружия

 

Потенциальным конкурентом России на рынке вооружений называют Беларусь некоторые российские СМИ. Затяжное пребывание нашей маленькой страны в десятке крупнейших мировых экспортеров оружия начинает раздражать многих как за пределами Беларуси, так и внутри нее. Непонятно, во-первых, что же такое драгоценное продает Беларусь. Во-вторых, почему этот дефицитный продукт у нашей страны никак не закончится. А в-третьих, куда уходят вырученные от торговли оружием миллиарды.

Впервые Беларусь угодила в десятку крупнейших поставщиков оружия в 1996 году "благодаря" Стокгольмскому институту изучения проблем мира (СИПРИ). Это солидное учреждение, названное официальными белорусскими СМИ "никому не известным", зафиксировало самые масштабные сделки. Именно в 1996 году наша страна продала 100 танков Т-72 Венгрии и 18 истребителей МиГ-29 Перу. В это же время в Судан было поставлено 9 танков Т-55 и 6 вертолетов Ми-24. Исследовательский центр Military Balance сообщил также о продаже Перу 16 штурмовиков Су-25 с пометкой, что данная информация была опровергнута российскими источниками.

В последующие годы количество продаваемой Беларусью военной техники пошло на убыль, однако это не помешало ей остаться на лидирующих позициях по итогам пятилетки. Как сообщил все тот же СИПРИ, в 1996–2000 гг. объем экспорта белорусской военной техники составил 1 млрд 246 млн долларов. За аналогичный период у Китая подобные объемы исчислялись суммой 1 млрд 506 млн долларов, а у законодателей оружейной моды США и России — 49 млрд и 15 млрд долларов соответственно.

Масштабы деятельности белорусских экспортеров вызывали недоумение, ведь Беларусь не производила вооружений в таком объеме. В одном из интервью генеральный директор Российского агентства по обычным вооружениям Александр Ноздрачев заметил, что Беларусь "активно работает на рынке модернизации вооружений. Значительная доля их контрактов — это модернизация. То есть они едут и модернизируют бронетанковую и ракетную технику. То, что находится в эксплуатации. В этом надо искать их успех в финансовом плане".

Определенную роль в резком взлете белорусской "оборонки" на международной арене, безусловно, сыграли запасы Краснознаменного Белорусского военного округа. К примеру, 100 танков Т-72, не будь они проданы Венгрии, были бы списаны в утиль по условиям Договора по обычным Вооруженным силам в Европе. Беларуси эти и другие арсеналы следовало либо сокращать, либо пытаться продать. Именно последнее она и пыталась сделать, ведь списанию подлежали более 2 тыс. танков, около 1 тыс. БМП и примерно 120 самолетов.

Когда склады истощились, ряд предприятий "оборонки", забыв про пресловутую конверсию, занялся тем, что умел делать лучше: ремонтировать, модернизировать и переоснащать военную технику. Тем самым мы наступили на мозоль россиянам: основная масса техники была произведена в России, и заводы-изготовители также стремились модернизировать свою продукцию. Но тендеры на усовершенствование ЗРК "Шилка", "Бук", БТР, БМП и другой военной техники частично удалось перехватить белорусам. Беларусь и сейчас не снижает темпов экспорта вооружений. В российских СМИ даже появляется информация о возможном объеме белорусских продаж на рынке вооружений в минувшем году на сумму 2 млрд долларов, тогда как российский экспорт оружия составляет 5 млрд. Прокомментировать ситуацию корреспондент "БДГ" попросил руководителя проекта "Военно-техническое сотрудничество и торговля оружием" российского Центра по изучению проблем разоружения Марата Кенжатаева:

— Астрономическая сумма 2 миллиарда долларов, приписываемая Беларуси, на мой взгляд, высосана из пальца. Реальный объем продаж вашей страны на рынке вооружений не превышает 150–300 млн долларов в год. Поставка десятка вертолетов в одну страну или партии прицелов в другую может исчисляться десятками миллионов долларов, но не сотнями. Самая крупная сделка Беларуси — продажа партии МиГ-29 в Перу. По нашим данным, белорусская сторона заработала тогда на этом порядка 150–200 млн долларов. Но после 1996 года таких крупных сделок не заключалось. Поэтому даже данные, приводимые экспертами СИПРИ, не всегда точны. Стокгольмский институт изучения проблем мира, как правило, делает свои выкладки, основываясь на реальной боевой мощи продаваемого вооружения и техники, а не на реальных финансовых объемах. Исходя из последних Беларусь вряд ли можно включить в десятку лидеров. По оценочной методике СИПРИ танк Т-72 стоит 1 млн 200 тыс. долларов, но его могут продать и за 100 тысяч, что не всегда учитывается. На мой взгляд, основные экспортные объемы Беларусью делаются за счет кооперации с российскими предприятиями ВПК, а также за счет усовершенствования техники. И то, что в вопросах модернизации ваша страна переходит дорогу России, — вполне нормальное явление. Почему, к примеру, Израиль, Чехия или Польша могут участвовать в тендерах на ремонт и модернизацию бывшей советской техники, а Беларусь нет?

— Беларусь часто оказывается вовлечена в различные скандалы, связанные с поставками оружия странам-изгоям...

— 90 процентов таких скандалов и таких поставок высосано из пальца. По прошествии времени, как правило, выясняется, что информация о нелегальных сделках взята из воздуха. Но даже если подобные сделки и совершаются, то государство не имеет к ним отношения. Нелегальным бизнесом занимаются посредники. Поэтому при исследованиях рынка вооружения такие экспортные операции какой-либо стране не приписываются и официально не учитываются.

— И кому такие скандалы выгодны? Конкурентам?

— Необязательно. Это непрямая дискредитация. Зачем, к примеру, американцам вытеснять какую-либо страну с рынка Ирака, объявляя о поставках ею оружия режиму Саддама Хусейна? Но с точки зрения политического имиджа авторитет такого государства подрывается, и с ним стараются не иметь дела.

— До последнего времени основным импортером белорусского вооружения являлись такие страны, как Алжир, Судан, Кот-д’Ивуар. Когда, к примеру, ООН объявила эмбарго на поставку оружия в Кот-д’Ивуар, российские чиновники сказали, что давно прекратили военные поставки в эту страну, не желая развития там напряженности. Белорусы же работали с этой страной до последнего момента. Чем это объясняется? Корыстолюбием?

— Политикой. России ничего не стоило сделать подобное заявление, так как в Кот-д’Ивуар она не поставляет оружия давно. В свое время Россия объявила, что желает получать расчет за оружие деньгами, а не бартером или иными зачетами. Кот-д’Ивуар обеспечить этого не смог, поэтому и был отдан таким поставщикам, как Беларусь.

— Каков, на ваш взгляд, прогноз ситуации на рынке вооружений для Беларуси?

— Думаю, что белорусский экспорт подвластен тем же тенденциям, что и российский, так как зависит от мировых тенденций на рынке вооружений. Если в 1988 году был пик объема продаж, а в 1994-м — наибольший спад, то сейчас вновь идет рост потребления вооружений, в частности, странами Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Поэтому в ближайшие годы и Беларуси, и России стоит ожидать, может, и незначительного, но все же роста оружейного экспорта.

Андрей АЛЕКСАНДРОВИЧ, "Белорусская деловая газета"