Журавкову нашли под Минском

 


Вчера корреспондент "Народной воли" разыскал в Минске и побеседовал с экс-управляющей делами президента Беларуси Галиной ЖУРАВКОВОЙ.


8 февраля этого года экс-управляющая делами президента Беларуси Галина Журавкова была осуждена Верховным судом Беларуси на 4 года лишения свободы с конфискацией имущества и отбытием наказания в колонии общего режима. Но на оглашении приговора Галина Анисимовна не присутствовала — суду была предоставлена справка о том, что Галина Журавкова не может явиться туда по состоянию здоровья.


Далее происходили вещи туманные и непонятные. Вокруг Галины Журавковой создали какой-то ореол таинственности, где она находится — было неизвестно. Казалось, выведи в чистое поле в лютый февральский мороз всех тех представителей Департамента исполнения наказаний, МВД, КГБ, прокуратуры Беларуси, к которым обращались хоть за каким-то комментарием журналисты, они и под пытками не ответят на вопрос: где Галина Журавкова?


Естественно, пошли слухи, рождались версии... Одни утверждали, что экс-управляющая пошла проторенным путем экс-председателя Национального банка Тамары Винниковой, которая в аналогичной ситуации вдруг "всплыла" в Англии и здравствует в хорошем расположении духа и тела до сих пор. Другие строили догадки насчет того, что осужденная ждет амнистии к 60-летию Победы и сейчас прячется где-то в Украине. Третьи и вовсе чуть ли не шепотом раскрывали страшную "тайну": Журавкова, мол, слишком много знала...


И только недавно министр внутренних дел Владимир Наумов сообщил журналистам, что Галина Журавкова ни в каком розыске не состоит, и исполнение приговора просто откладывается из-за ее плохого состояния здоровья. Она под домашним арестом.


...Информацию о том, что возле одного из особняков в Минске видели "Мерседес" Галины Журавковой, я решил все-таки проверить. Чем черт не шутит!


Невзрачная улица, такие же частные домики. Среди них выделяются два особняка. Один, кажется, еще не заселен. На окнах — жалюзи, через щелку в заборе рассматриваю кучи мусора и кирпича. От наблюдательного пункта меня отгоняет дворник, и приходится переходить ко второму "объекту".


Второй особнячок явно обжит, но забор такой, что ничего не видно. На калитке - кодовый замок.


Приходится идти к соседям и "зондировать почву" там.


"Кого-кого разыскиваете? Галину Анисимовну? — любопытствует женщина. — Нет, такой не знаю. Вон в том дальнем особняке вроде никто не живет, хотя охранник там есть. Может, в этом?"


Женщина моментально подключает к делу вторую соседку и та после ее оценивающего взгляда и нескольких наводящих вопросов тут же обнадеживает: "Идите к калитке, Галина Анисимовна выйдет к вам".


Галину Журавкову вначале даже не узнаю. Уставшая, совсем не такая, как на фотографиях.


— Галина Анисимовна?


— Да.


— Журналист... Из "Народной воли"... Хотелось бы побеседовать.


— Как вас зовут?


— Алесь Сивый.


—  Вы тоже про меня плохо писали, — вздыхает Галина Журавкова. — Почему вы такие злые? Вашу газету все читают, я ее постоянно читаю. А вы такие злые. Ведь в такой ситуации, в какой оказалась я, может оказаться любой человек. Понимаете?


Насчет "такой ситуации" я незаметно три раза плюю через свое левое плечо и стараюсь, чтобы наш разговор возле калитки не угас.


— Галина Анисимовна, многие говорили и говорят, что Вас уже надо искать где-нибудь за границей, а не в Минске...


— Вы же видите, за какой я границей... У меня ничего нет, ни копейки денег, мои муж и сын находятся в тюрьме. Куда мне уезжать?


— А это чей особняк?


— Мне его на время снимают.


— И давно уже здесь?


— Постоянно. Я никуда не скрываюсь,  состояние здоровья на самом деле — хуже некуда. 7 февраля мне сделали операцию.


— Простите за навязчивость, что-нибудь серьезное?


После операции я практически не могу сидеть — мне нужно или ходить, или лежать.


— Вы до сих пор не согласны с решением суда?


— Нет. Меня подставили. Я 26 лет честно работала, никто обо мне слова плохого не скажет.


— Кто Вас подставил?


— Это очень долго рассказывать...


— Опять же, ходят слухи, что Вы просто дожидаетесь амнистии ко Дню Победы.


— Нет, под амнистию я, скорее всего, не подпадаю.


— Почему?


— Да-а, — задумчиво говорит моя собеседница. — Значит, вы ничего не знаете...


— Вы готовы к тому, что, как только Ваше здоровье поправится, Вас отправят в тюрьму?


— Готова, конечно, что еще остается делать?


На этом Галина Анисимовна сослалась на плохое самочувствие и сообщила, что уходит в дом. Фотографироваться она не согласилась, "щелкать" внаглую не хотелось. Мы договорились встретиться и побеседовать обстоятельно чуть позже. Галина Журавкова назначила дату и место встречи...


Алесь Сивый. "Народная воля"