Врачи мира говорят «нет» ядерной опасности

Закрытость вопроса воздействия ядерных взрывов, испытаний, воздействия облучения на организм — одна из примет и белорусского...

Врачи мира говорят «нет» ядерной опасностиСегодня, 6 августа, в день бомбардировки Хиросимы, по решению исполкома Международного движения «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» на всей планете отмечается Международный день «Врачи мира за мир».

6 августа 1945 года американская авиация подвергла бомбардировке японский город Хиросима, впервые в истории человечества применив атомное оружие. Около 140 тысяч японцев погибли при бомбардировке, а от последствий применения атомного оружия скончалось более 230 тысяч человек.

В тот день в 8 часов 15 минут американский бомбардировщик Б-29, названный «Энола Гей» по имени матери командира экипажа, сбросил атомную бомбу «Малыш» с тротиловым эквивалентом 20 тысяч тонн на Хиросиму. Позже пилот, доставивший бомбу, сошел с ума.

При бомбардировке Хиросимы было уничтожено 67 процентов города. А уже 9 августа того же года атомная бомба с плутониевым зарядом мощностью 20 тысяч тонн была сброшена на другой японский город — Нагасаки.

Международный день «Врачи мира за мир» в некотором смысле символичен и служит для напоминания об этой человеческой трагедии, о роли врачей в борьбе за мир и в предотвращении войны в целом.

В современном мире террористические акты совершаются с пугающей регулярностью, в результате чего гибнут сотни ни в чем неповинных людей, многие остаются инвалидами на всю жизнь. При этом от врачей требуется не только умение оказать правильную медицинскую помощь, но и долготерпение, гуманность, любовь к пациенту. Ведь подчас доброе слово и понимание могут быть ценнее всякого лекарства.

Для Беларуси день 6 августа — повод вспомнить Чернобыльскую катастрофу, которая стала жизнеопределяющей для нашей страны в последние два десятка лет. Авария на ЧАЭС уже давно рассматривается мировой научной медицинской общественностью в одной цепи с уничтожением Хиросимы и Нагасаки, в первую очередь, по влиянию на здоровье людей.

Хотя влияние радиационного излучения не было до конца изучено после взрывов в Японии, именно опыт японских медиков стал основополагающим для белорусских, когда им пришлось сначала иметь дело с лучевой болезнью, а позже с разного рода долгосрочными последствиями радиоактивного излучения.

Сегодня медики во всем мире выступают не только против войн как таковых, но и против ядерных испытаний, за аккуратное обращение с мирным атомом и за открытость для общества информации в этой связи.

Мишель Ферне, почетный профессор факультета медицины университета города Базель, в прошлом сотрудник ВОЗ, в своей работе «Чернобыльская катастрофа и охрана здоровья» особо подчеркнул, что весь мир «в наш ядерный век должен осознать новую роль медицины в области реализации своих задач по предупреждению, лечению болезней и проведению исследовательской работы. Для этого необходимо предоставить независимость ВОЗ с тем, чтобы она могла снова действовать в столь деликатной области в соответствии со своей Конституцией. Эпидемиологические исследования должны быть возобновлены без всяких надуманных причин их прекращения».

Закрытость вопроса воздействия ядерных взрывов, испытаний, воздействия облучения на организм — одна из примет и белорусского общества, считает Мишель Ферне. В качестве примера он, в частности, приводит случившееся с профессором Юрием Бандажевским. В 2001 году бывший ректор Гомельского государственного медицинского института был признан виновным в получении взятки и осужден на 8 лет. Многочисленные международные эксперты, в том числе и из ОБСЕ, наблюдавшие за ходом процесса, пришли к выводу, что суд над профессором Бандажевским носил предвзятый характер.

Бандажевский стал 25-м человеком в мире, который получил «паспорт свободы», дающий право свободно передвигаться по Европе и выбирать в качестве места жительства любую страну континента. После освобождения в 2006 году (два года ему «скостили» по амнистии) Бандажевский уехал во Францию.

Про Беларусь же он говорил, что в течение 10 лет «был свидетелем того, как постепенно пострадавшее население лишалось прав на защиту своего здоровья, как различного рода действиями пытались ослабить общественный резонанс от чернобыльской катастрофы».

«Я всегда помню о том, что в зонах радиоактивного загрязнения на территории Беларуси и других республик бывшего Советского Союза проживает большое число людей, в том числе и детей,пишет Ю.Бандажевский. –– И это не дает мне спокойно существовать, заставляет искать пути для продолжения своей научной и медицинской деятельности».

Ему вторит и Мишель Ферне: «Кто будет заниматься изучением генетических изменений у детей пяти грядущих поколений? Кто будет заниматься реабилитацией жертв и их лечением и наиболее эффективной защитой детей и беременных женщин?»

«Проблемы воздействия радиоактивных элементов на организм человека и животных значительно более сложные, чем кажется на первый взгляд», — еще раз заявил Юрий Бандажевский 23 апреля в ходе онлайн-конференции на сайте газеты «Наша ніва».

Пока врачи предупреждают об опасностях радиационного излучения, в белорусском обществе, согласно социсследованию, проведенному в странах СНГ международным исследовательским агентством «Евразийский монитор», сложилось «достаточно ровное» отношение к атомной энергетике. «Нельзя сказать, что оно очень положительное или очень негативное. В данном случае это умеренный интерес, близкий к позитивному любопытству», — сказал исполнительный директор агентства Игорь Задорин.

Тем не менее, сказать, что белорусы не боятся радиации, было бы неверно. Пример тому — достаточно негативная реакция в обществе на строительство ядерного могильника при Игналинской АЭС в Литве, в 2,5 км от границы с Беларусью.

В декабре 2005 года миссия МАГАТЭ осмотрела все варианты размещения могильника. По оценке миссии, они являются удовлетворительными с точки зрения безопасности для Литвы, Беларуси и Латвии.

Между тем, специалисты Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» провели собственную оценку радиологического риска строительства ядерного могильника при Игналинской АЭС. Белорусских специалистов взволновало два принципиальных вопроса. Во-первых, это норматив на ограничение дозы по облучению населения, который касается обращения с радиоактивными отходами. В Литве этот норматив равен 0,2 миллизиверта в год, в Беларуси — 0,1 миллизиверта. Второе замечание связано с тем, что в ядерный могильник в Литве планируют направлять долгоживущие радионуклиды. По расчетам белорусских специалистов, эти элементы не утратят активности даже через 300 лет, тогда как могильник в это время будет уже снят с контроля.

Таким образом, нельзя утверждать, что ядерная угроза удаляется от нас. Радиологическая опасность, покинув рамки только медицины, все ближе к нам.